Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать седьмая

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать седьмая

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать седьмая


Осенью 1901 г. едва переведя дух после успешно выполненного задания в Синьцзяне, Корнилов, по распоряжению Штаба ТуркВО, отправляется в очередную командировку. На это раз Лавру Георгиевичу предстояло выехать в Восточную Персию и «под именем члена Императорского географического общества, путешествующего с целью исследования некоторых научных интересов» провести рекогносцировку пограничной полосы Персии и Афганистана. Опыт разведчика, превосходное знание восточных языков и местных обычаев, энергия, настойчивость – все это делало кандидатуру Корнилова наиболее подходящей для этого задания. Причиной же посылки офицера Генштаба, послужил новый кризис в англо-русских отношениях. Кризис, возникший из-за борьбы двух империй за влияние в Персии и получивший название “Сеистанского”.

По образному выражению американского историка Ф. Карем-заде: “Злая судьба поместила Персию между русским молотом и английской наковальней”. Если густонаселённый север Ирана был легко доступен для русских армий с Кавказа, то юг, был во власти британского флота, который мог быстро доставить в Персидский залив индо-британскую армию.
В английских правительственных кругах давно вынашивалась идея о разделе Персии между Россией и Англией. Вопрос был только в том, кому какой кусок достанется.

Между Лондоном и Санкт-Петербургом шло жёсткое соперничество за контроль над Персией и в этой борьбе Россия пока одерживала верх. Русская «мирная интервенция» началась в 1889 году, когда для защиты своих экономических интересов Россия закрыла для иностранного экспорта территорию Кавказа. Английские товары, таким образом, доставлялись по длинной и плохо оборудованной караванной дороге от Трапезунда до Тавриза. Это привело к тому, что к 1893 году торговый оборот между Англией и Персией снизился с 75 до 50 миллионов франков, в то время как Россия довела стоимость своего товарооборота до 125 миллионов.

Кроме того, в обеспечение займов персидскому правительству, Россия получила в собственность землю в Персии для строительства Энзели-Тегеранской, Хамаданской, Тавризской железных дорог и портов – в Энзели на Каспии и Чахбаре, на берегу Аравийского моря, близ границы с Британской Индией.

Известный предприниматель и авантюрист Лазарь Поляков (предполагаемый отец балерины Анны Павловой) основал "Товарищество промышленности и торговли в Персии и Средней Азии". Оно имело филиалы в Тегеране, Реште, Мешхеде и других городах. В Тегеране, им же было основано "Персидское страховое и транспортное общество", построена спичечная фабрика.
Тогдашний министр финансов России Сергей Юльевич Витте, в 1894 году, поставил перед банкирами четкую цель: содействовать "развитию активной торговле русских в Персии, сбыту туда русских фабрикатов, распространению среди персидского населения российских кредитных билетов, а равно вытеснению из Персии английских произведений". Каспий по сути стал внутренним российским морем, судоходство там монопольно осуществляло пароходное Общество «Кавказ и Меркурий».

О полном торговом доминировании России в Персии можно судить по тому, что даже чай(!)там можно было купить только производства русских фирм, получавших его с о. Цейлон и доставлявшийся из России в красивых жестяных коробках через Решт на побережье Персидского залива.
Даже шахская армия была по сути русской, в 1879 году по просьбе шаха Насер эд-Диншаха была учреждена Персидская казачья бригада. Состоявшая из казаков и мухаджиров (мусульман, бежавших в своё время с Кавказа), она также стала проводником русских интересов в Тегеране.
Дети персидских вельмож учились в российских военных училищах. Некоторые из них оставались потом на русской службе. В частности, персидский принц Риза-Кули-Мирза служил в Собственном Его Величества Конвое.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать седьмая


Персидские принцы на русской службе. Слева направо полковник Риза-Кули Мирза Каджар, есаул Аманулла Мирза Каджар и штабс-ротмистр Фейзулла Мирза Каджар


Почти во всех более-менее крупных городах были открыты российские консульства.
С. Спринг-Райс, секретарь британской дипломатической миссии в Тегеране, писал в 1899 г. “Когда превосходство одной державы над другой настолько очевидно, как в данном случае превосходство России над Англией, лучше всего честно признать его. Это не придется по нраву газетам или, скажем, министерству иностранных дел, но безопаснее придерживаться фактов. Порядок в Тегеране поддерживают русский полковник и его по-русски выученное войско с помощью ружей, выданных царем, и советов, на которые не скупятся русские. Финансы на время приведены в порядок с помощью русского займа. Зерно привозят в голодающий город по русским дорогам”.

Русский полковник, о котором упоминает британский дипломат, это видный участник “Большой Игры”, Владимир Андреевич Косаговский.
Участник русско-турецкой войны, выпускник Академии Генерального штаба он, в начале 1894 г. назначается командующим Персидской казачьей бригады, находящейся в то время в критическом положении. Под нажимом британцев, военный министр Ирана пытается расформировать пророссийское военное подразделение. Усугублялось это и ухудшившимся финансовым и материальным положением бригады. Косаговскому удалось выправить положение, сократить расходы и укрепить дисциплину.

В 1896 г. в результате покушения был убит шах Насреддин и на Косаговского ложится вся ответственность за порядок в Тегеране. Он обеспечивает мирное вступление на престол наследника Мозаффар-эд-Дина, за что получает от нового правителя благодарность и перстень, усыпанный бриллиантами. После этого Косаговский приобрёл необычайное влияние при шахском дворе, что позволяло ему участвовать во внутриполитической жизни государства, а возглавляемая им Персидская казачья бригада представляла собой самую организованную боевую единицу за всю историю существования персидской регулярной армии.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать седьмая


В. А. Косаговский во время службы в Персии


Девять лет прослужил Косаговский в Персии осуществляя не только командные, но и разведывательные функции. За этот период Генеральный штаб и штаб Кавказского военного округа получили от него огромное количество ценнейшей информации: стратегического, военно-статистического, политического, экономического характера. Доклады и отчёты Владимира Андреевича отличались высоким уровнем профессионализма.
Им в частности разработан такой стратегически важный вопрос, как движение войск русской армии в Индию через территорию Ирана. Косаговский описал маршруты переброски сил, наиболее удобные места переправ, использование средств при форсировании водных преград, районы для развертывания обозного хозяйства и многое другое. Впоследствии он, в чине генерал-майора, был участником русско-японской войны, где осуществлял общую организацию дальней разведки в штабе Маньчжурской армии. В 1905 году выходит в отставку и поселяется в своем имении в Новгородской губернии. Здесь, в 1918 г. он был расстрелян большевиками.

Но, вернёмся в Иран.
В начале XX в. в Персидском заливе стали появляться русские боевые корабли, что явилось еще одним неприятным сюрпризом для англичан в самый разгар неудачной для них англо-бурской войны. В феврале – марте 1900 г. канонерская лодка «Гиляк» обошла порты Персидского залива, а в середине ноября 1901 г. туда вошел новый русский крейсер«Варяг»,который посетил большинство портов залива и в том числе простоял три дня в персидском порту Бендер-Аббас. 4-х трубный красавец крейсер произвел крайне благоприятное впечатление на местных шейхов и шахских чиновников. В ноябре следующего 1902 г. порты Персидского залива по пути на Дальний Восток посетил крейсер «Аскольд». На нем было уже пять труб, что вызвало еще большее почтение у персов, поскольку у англичан таких кораблей не было.

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать седьмая


Крейсер 1-го ранга «Аскольд». Снимок известного русского фотографа В. К. Булла


Одновременно торговые компании России открыли коммерческие рейсы в залив, первым из которых стало плавание судна “Корнилов” в феврале 1901 г. с грузом товаров для арабских шейхов. Министр финансов С.Ю. Витте настойчиво убеждал царя в необходимости учреждения прямых пароходных линий между русскими и персидскими портами. Россия, таким образом, всё больше активизировалась на морских подступах к Индостану.

В 1897 г. в Индии и Афганистане вспыхнула эпидемия чумы, грозившая перекинуться в Иран, а оттуда в Русский Туркестан. Опасаясь такого развития событий Россия, через своего поверенного в делах в Тегеране Е. К. Бюцова,обратилась к правительству Ирана с просьбой об установлении кордона на ирано-афганской границе и вдоль шоссейных дорог, ведущих из Сеистана в Хорасан. Осознавая важность такого мероприятия шах даёт согласие и туда отправляются русские врачи и две сотни казаков. В середине 1897 г. казачьи отряды заняли посты в Зурабаде, Хатепе, Джамруде, Карузе, Хушаве и Нештефуне. Правда, вскоре, под давлением англичан шах изменил свою позицию и русский противочумный отряд сократился до 12 человек. В Турбат-и-Хейдери был основан медицинский пост, который следил за эпидемией на ирано-афганской границе. Совершенно понятно, что кроме своей основной функции пункт осуществлял и разведывательную деятельность, наблюдая за действиями англичан и сообщая сведения Генеральному консулу России в Мешхеде.

Начальником русской противочумной службы в Турбат-и-Хейдери на протяжении 11 лет был Александр Иванович Ияс, выполнявший задачи и негласного военного агента.
Образование, этот выдающийся военный востоковед, получил на офицерских курсах восточных языков при Азиатском департаменте МИД, где изучал арабский, персидский и турецкий языки. В 1901 г. находясь на службе в Туркестане принимал участие в рекогносцировке Памира. Донесения Ияса в штаб Туркестанского военного округа о политическом положении в Хорасане и в Западном Афганистане были, по отзывам современников, “в высокой мере содержательны, добросовестны до мелочей”. Он был “едва ли не единственным у нас знатоком афганского языка; ту же монополию он… приобрел и по отношению курдского языка”. Кроме того, прекрасно владел персидским, на котором он “не только отлично говорил, но и писал безукоризненно”.

Капитан X. Смит из Чеширского полка в докладе генеральному консулу Тренчу в Мешхеде, так характеризовал Ияса. «Это очень способный офицер, хорошо говорит по-французски, по-английски, по-персидски и немного на урду и пушту. Он держится властно и вмешивается в действия персидских чиновников. Он обеспечен прекрасными русскими картами, гораздо лучшими, чем наши, и ведет огромную разведывательную работу, поскольку может тщательно допрашивать людей, пришедших из разных мест».

Дуэль на Крыше мира. Эпизоды “Большой игры”. Часть тридцать седьмая


А. И. Ияс между двумя знатными персами. Турбат-и-Хайдери, 20 октября 1902 г. Фото из книги
Дж. Чаленко Конец Большой игры: Персия глазами русского фотографа, 1901-1914.L; 2006


Как видим к концу XIX в., в борьбе за влияние в Персии чаша весов явно склонялась в пользу России.
“Британский лев”, конечно, не мог оставаться равнодушным к такому развитию событий и предпринимал определённые шаги по противодействию российского влияния.
Местом где особенно жёстко вступили в противоборство две империи, стала Сеистанская провинция, разделённая между Афганистаном и Персией. Она была не только самой близкой территорией Ирана к британским владениям, но и стратегически важным районом на пути через Хоросан и Герат в Среднюю Азию. «Обладание им создало бы плацдарм для всеобъемлющего наступления на Индию или для вторжения в Афганистан». Поэтому идея захватить Сеистан, было давней мечтой индо-британской власти, и для получения как можно больших сведений об этом районе, англичане посылали туда опытнейших агентов. В конце 1880-х годов в Сеистане появляется один из таких разведчиков по имени Стюарт, в задачу которого входило: подкуп местных правителей, изучение пограничных районов и составление карт местности. Шпионские способности Стюарта высоко оценил, уже известный нам генерал Мак-Грегор. В своей книге “Оборона Индии” он предлагал поручить Стюарту подкупать провинциальных начальников, способствуя подчинению Ирана Англии. Кроме Стюарта, по Сеистану и Белуджистану, в это же время разъезжают десятки тайных и явных британских агентов. В 1892 году на сцене “Большой Игры” в Персии, появляется британский разведчик Нэпир. В сопровождении двух переводчиков, фотографа и конвоя из пяти всадников, он из Тегерана отправляется в Сеистан. Там он открыто ведёт рекогносцировку, нанося на карты местность, и занимается подрывной деятельностью.

Как уже было сказано выше, Сеистан был разделён между двумя государствами. Но неясность границ приводила к многочисленным афгано-иранским конфликтам. Этим и решили воспользоваться британские власти, определив себя в качестве арбитра в этом пограничном споре. В 1872 г. специальной комиссией под управлением Фредерика Голдсмита было осуществлено так называемое "сеистанское разграничение". Границей было признано русло реки Гильменд. В 1896 г. в результате большой воды, пограничная река изменила своё русло. Воспользовавшись новой ситуацией, англичане решили оторвать часть территории Персии в пользу Афганистана, для чего была создана новая разграничительная комиссия, получившая известность как “Миссия Мак-Магона в Сеистане”. Кроме того, под руководством капитана УэббУэра, параллельно границе с Афганистаном была проведена Нушки-Сеистанская дорога. Назначение этой транспортной артерии - иметь выход в Южную Персию, минуя владения эмира. По всей её трассе были вырыты колодцы и установлена телеграфная связь.

Шах был чрезвычайно встревожен этими событиями и обратился к российским властям с просьбой о помощи. И Россия, прекрасно сознавая опасность поглощения Сеистана англичанами, немедленно откликнулась.
Для обеспечения русских и персидских интересов, летом 1897 г., в Сеистане было открыто российское вице-консульство, которое возглавил А. Я. Миллер. Там же при вице-консульстве была основана и военная агентура во главе с негласным военным агентом. В разное время эту должность исполняли Н.А. Данталь (1904-1907), В.И. Фляас (1908-1910), П.П. Цветков (после 1910).

Александр Яковлевич Миллер был убеждённым англофобом. Первое, что он сделал, вступив в должность, в сопровождении значительного и хорошо вооруженного эскорта демонстративно проехал вдоль персидско-белуджистанской границы на виду у англичан, бросая вызов их притязаниям на особое положение в Сеистане. В дальнейшем русский вице-консул, сделал всё, чтобы сорвать планы британцев. Дадим слово противной стороне. Вот, что пишет путешественник, корреспондент и фотограф газеты “Таймс” А. Гамильтон в своей книге “Афганистан”: “Россия не замедлила поддержать мнение шаха через своего консула в Нусретабаде, г. Миллера. Как только пограничный спор стал угрожать осложнениями между Персией и Афганистаном и политическими затруднениями для Великобритании с Тегераном — г. Миллер вмешался в Сеистанский вопрос. Он вопиял о надменности афганцев и предлагал персам силою воспротивиться, так называемым, агрессивным действиям афганцев”.

В “Сеистанском вопросе”, Россию поддержала и Германия. Читаем дальше у Гамильтона: ”Должно сожалеть, что самым значительным результатом миссии Мак-Магона был ясно выраженный антагонизм между интересами с одной стороны Германии и России и с другой — Англии. Г. Миллер, с заранее обдуманным умыслом, злостно извращал цели миссии, причем его остроумные махинации нашли отклик в германской печати. [...]Как бы ни были остроумны ложь и двуличие г. Миллера, трудно допустить, чтобы дипломатический чиновник стал распространять, не имея специальных инструкций, те издевательства и извращения фактов, которые циркулировали в Сеистане во время пребывания там миссии Мак-Магона. Какова бы ни была сущность полномочий, полученных г. Миллером от русского посланника в Тегеране, нужно предполагать, что он использовал данные ему инструкции до крайнего предела”. Что ж, если тебя ругают враги, значит ты всё делаешь правильно.

Такова была обстановка в восточной Персии, когда туда отправился Генерального штаба подполковник Корнилов. Точные инструкции он должен был получить в Мешхеде, в русском консульстве.

Продолжение следует

Источники:
1. Ананьич Б.В. Российское самодержавие и вывоз капиталов. 1895—1914. (По материалам Учётно-ссудного банка Персии). Л., 1975
2. Феруз Казем-Заде. “Борьба за влияние в Персии. Дипломатическое противостояние России и Англии”. Пер. с англ. Центрполиграф, 2004
3. Косаговский В. А. Персия в конце XIX века // Новый Восток. 1923. № 3
4. Ильяс Низамутдинов. “Сеистанский вопрос” из истории вмешательства Англии в Ирано-афганские дела. Ташкент, 1958
5. Гамильтон А. Афганистан. СПб. 1908
6. Широкорад А. Б. Россия - Англия: неизвестная война, 1857–1907 М; ACT, 2003

На заставке: Персидские казаки с русскими инструкторами на Мейдан-и-Машк (учебном плацу) в Тегеране. Крайний справа — В. А. Косаговский. Снимок придворного шахского фотографа А. В. Севрюгина. Конец XIX века

В. ФЕТИСОВ
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

В Ташкенте ушел из жизни Обид Асомов

Болгария открывает свои двери для трудовых мигрантов из Узбекистана

Сын Гульнары Каримовой рассказал, что его мать вложит все свои сбережения в развитие Узбекистана

В календаре узбекистанцев появятся два новых праздника

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов