Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

Старые журналы

Старые журналы


А было это..... ой, когда же это было? В старые-старые времена. Времена девушек "пин-ап", буги -вуги, американских мюзиклов, твердой убежденности, что СССР - лучшая в мире страна, ташкентского солнца, огромных помидоров и таких же огромных персиков, словом почти семьдесят лет назад. Целая вечность. Больше полувека.

И было мне тогда лет пять-шесть. Няни тогда уже не было, в детский сад я не ходила, почему - не знаю, а только во многом была предоставлена самой себе. Папа где-то на руднике. Приезжает раз в два месяца. Мама работает в газете. Через день. Утром уходит и приходит уже глубокой ночью. На следующий день отсыпается и только потом начинает готовить, убирать, стирать, идет на рынок..
Сестра учится в медицинском, Ей точно не до меня. У нее свои важные дела.

Поэтому я очень часто остаюсь одна. Всем известны совершенно неразумные и нерациональные страхи детей. Вот и я боялась. Что вполне естественно. Нет, меня никто не запугивал. Но вот боялась.
И чтобы обрести уверенность, как ни странно, ложилась в постель и клала рядом с собой огромную стопку журналов "Огонек". Почему именно "Огонек"? Да потому что читать не всегда было чего, а читала я уже в пять лет и читала взахлеб, и от этой привычки мне уже не избавиться. И потому что других журналов в доме не было. Мама и "Огонек" выписывала из-за приложений - в то время, да и потом, до самой перестройки, приложениями были собрания сочинений лучших писателей мировой литературы. Сколько у нас было огоньковских приложений... слава моей маме! Часть осталась у меня до сих пор, некоторые заменили на новые издательства. Только "Огонек" позже издал Джека Лондона в четырнадцати томах и Конан-Дойла! Брет-Гарта, Грина и Стивенсона! Ох, какие же там люди сидели. Благодетели истинные.

Что было в "Огоньках"? Политические статьи, которые я не читала, ибо непонятно было. Карикатуры Бор. Ефимова. Из-за этих карикатур я лет до двенадцати искренне считала, что американцы именно таковы в жизни - то-есть смешные тощие и жирные уродцы. А Дядя Сэм - худой носатый тип в звездно -полосатом цилиндре. А толпы людей, требующие непонятного "pax" и "peace"! Иностранных языков я тогда, естественно, не знала На развороте обязательно был двойной лист репродукций русских художников и я их вырывала и собирала в специальную папку. Которая у меня есть до сих пор, как ни странно. Очень познавательно: годам к восьми я уже хорошо знала творчество русских художников. Были карикатуры на бытовые темы или шутки. Были рассказы. Юмористические, или обличительные, я до сих пор помню рассказ о молодой хищнице, уведшей из семьи старого профессора, а он взял и умер. Хищница осталась без наследства!

А еще один рассказ, написал Борис Бедный. Вот никто из вас не помнит этого имени, а я помню. Потому что именно он написал роман "Девчата", по которому поставлен знаменитый фильм. Только в романе перековавшаяся Анфиса гордо уезжает из поселка в неизвестном направлении. Почему я знаю, что Бедный? Конечно, тогда я не обратила внимания на писателя, а потом встретила этот рассказ еще раз, в его сборнике. Рассказ о старом рабочем, который после бани пошел в парикмахерскую, и парикмахер молоденькая ему не понравилась, и он про себя назвал ее пигалицей, а потом в этом раскаялся.

Гвоздем каждого номера были снимки легендарного фотокорреспондента Дм. Бальтерманца ( это так и писалось в журнале - "Дм"). Многие явно были постановочными, но очень красочными, а кроме того, он освещал главные политические события страны. И конечно, обложки "Огонька" были шикарными. Многие вошли в историю. Да, собственно говоря, это и была история страны. Красивые, молодые и не очень лица. Знаете, они были другими. Я давно заметила, что лица, в зависимости от времени съемки, меняются, и каждой эпохе присущи свои "лиц необщие выражения".
В Ленинке наверняка хранится тот снимок, где маленькая девочка в красном платьице горошком стоит в море ветвистой пшеницы - последнего достижения Трофима Лысенко. И это было бы эпохальным изобретением - на стебле растет несколько колосков, - не презирай он так генетику. Семена ветвистой пшеницы вырождаются при посеве и получается самая обычная пшеница. А снимок потрясающий.

Девушка в военной форме сидит, опустив ноги в пруд, среди цветущих водяных лилий... Этот снимок точно обошел весь мир.

Снова малыши с лукошками грибов.
Герои и Героини труда.
Мудрые старики и старухи.
Целый мир.
Не сохранился Куда все это тащить? Хоть и эпоха.
Сейчас безумно жаль.
Эпоха!

ТАТЬЯНА ПЕРЦЕВА
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)