Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Сулейман Шадманов: одержимый профессией

Сулейман Шадманов: одержимый профессией

«Дирижер должен быть одержим своей профессией». Эти слова известного российского маэстро Геннадия Рождественского можно поставить эпиграфом к творческой биографии народного артиста Узбекистана, главного хормейстера Государственного Академического Большого театра оперы и балета имени А.Навои Сулеймана Шадманова.

Сулейман Шадманов: одержимый профессией

Сулейман Шадманов

Много лет прошло с тех пор, как он впервые выступил на концертной эстраде во главе хора. За это время изменилось лицо мира, преобразился лик искусства. Изменился и сам Сулейман Нуруллаевич. Из хормейстера, которого знали лишь немногие, он стал мэтром хорового искусства, которого характеризует неустанное совершенствование мастерства, неутомимые творческие поиски, необычайная увлеченность. Его жизнь до отказа заполнена репетициями, спектаклями, концертами, чтением партитур, словом, всем тем, чем живет театральный человек, проводящий все свое время в театре. Он пользуется здесь непререкаемым авторитетом и уважением. Артисты хора его ценят и любят, ведь творческое горение их хормейстера говорит о большем – активном сопереживании со всем, что его окружает.
Сулейман Шадманов: одержимый профессией

Перед концертом с любимым коллективом и коллегами -Ф.Сафаровым и Н.Куприяновой

Детство Сулеймана Нуруллаевича Шадманова прошло в Бухаре – одним из древнейших городов Узбекистана. Здесь сохранилось множество мечетей, усыпальниц, медресе. Сохранился и узбекский фольклор, яркие интонации, мелодии и ритмы которого мой герой впитывал с детства. На вопрос: «Кого Вы считаете своими учителями?» Сулейман Нуруллаевич ответил: «Моих педагогов и жизнь. В первую очередь, это руководитель ансамбля узбекских народных инструментов Бухарского Дворца пионеров Насретдинов, который обратил на меня внимание, когда я стоял, как вкопанный, слушая волшебные звуки его коллектива. Именно он дал мне в руки гиджак и начал учить игре на нем. Уже через два года я в составе ансамбля побывал с концертом в Ташкенте, а потом он отвел меня в Бухарское музыкальное училище, где я стал учиться вначале в классе гиджака, а через год на дирижерско-хоровом отделении. Что может быть привлекательнее людей, поющих в хоре? Мне кажется, они всегда выглядят счастливее, делая все с увлечением, они бодры, жизнерадостны. Я считаю певческий голос - одним из чудес природы. И кто им одарен, тот может считать себя счастливым человеком. Одним из них был и я. Никогда не забуду своих замечательных педагогов по специальности Наталью Константиновну Лукьяновскую и Лидию Юрьевну Боровик, которые призывали своих учеников тщательнейшим образом изучать музыкальный материал, заставляли считать такты, чертить схемы, анализировать гармонию, фактуру. Благодаря их школе, я успешно поступил в Ташкентскую консерваторию».

И в молодые годы, и в пору зрелости Шадманова всегда отличало одно из неизменных его качеств – неукротимая воля, которая так необходима каждому исполнителю, и тем более дирижеру. Тогда на его творческое горение обратил внимание ректор консерватории М.А.Ашрафи, присутствовавший на вступительных экзаменах. Это была яркая фигура в музыкальной культуре Узбекистана, чья многогранная деятельность отмечена многими высокими званиями. Его имя и сегодня называют в числе выдающихся деятелей ХХ столетия. Находясь на посту ректора, он не прерывал своей дирижерской, исполнительской, творческой, педагогической и общественной деятельности. Будучи родом из Бухары, Мухтар Ашрафович заинтересовался талантливым земляком и, пригласив его в свой кабинет, дал ему немало ценных советов, чувствуя свою ответственность за будущего профессионала. Впоследствии он примет непосредственное участие в устройстве его послевузовской судьбы. Однако это будет позже.
Сулейман Шадманов: одержимый профессией

С главным хормейстером Большого театра России А.Рыбновым

А в тот период в консерватории вели занятия замечательные педагоги, известные музыканты: С.А.Валенков - хоровой класс, Е.М.Кензер -хоровая литература, М.С.Ковбас - гармония, Е.М.Мацокина - сольфеджио. Знания, полученные у столь высоких профессионалов, послужили прочной основой для дальнейшей самостоятельной творческой деятельности. Кроме этого, само общение с выдающимися мастерами обогащало Шадманова - молодого музыканта, начинающего свой путь в искусстве.

Важнейшую роль в формировании и становлении Сулеймана Нуруллаевича как музыканта-хоровика сыграл профессор Валентин Иванович Князятов. Свет его уникальной личности озарил творческую жизнь Шадманова, наполнил ее глубочайшим смыслом. Впоследствии в своей педагогической деятельности он неизменно претворял творческие и методические принципы, характерные для искусства Валентина Ивановича. О его манере дирижирования Сулейман Нуруллаевич говорит: «Мне нравились его скупые, но очень точные и выразительные жесты, в них никогда не было дирижирования «на публику», наоборот, он дирижировал так, как будто хотел быть незаметным, стремился не отвлекать слушателей от музыки своим поведением. Его дирижерские движения всегда были очень точны и определенны». Именно этот принцип развивал Сулейман Нуруллаевич в своей исполнительской и педагогической деятельности: «Не следует отвлекать слушателей от восприятия музыки какой-то оригинальной жестикуляцией. Она всегда должна быть естественна, проста и содержательна».

С благодарностью вспоминает он и своих педагогов по общему фортепиано: в Бухарском музыкальном училище это была Лидия Георгиевна Иванова, а в консерватории Лия Борисовна Шварц. Обе они привили ему любовь не только к этому инструменту, но и свободное владение им, что немаловажно для профессии оперного хормейстера. В консерватории он принимал активное участие в концертах класса Лии Борисовны Шварц, играя Фантазию ре минор Моцарта, мазурки и вальсы Ф.Шопена, Фортепианный концерт А.Балачивадзе и другие.

Еще в студенческие годы Сулейман Нуруллаевич активно и энергично работал с самодеятельным хором Педагогического института, с которым подготовил несколько интересных программ. Часто на репетиции приходил и профессор Князятов. Пристально вглядываясь в работу своего студента, в его индивидуальность, он уже тогда был убежден в правильности выбранного пути его подопечного. Валентин Иванович доверял ему и верил в него. И жизнь показала, что профессор не ошибся в своем выборе. Не на словах, а на деле ученик свято верен памяти своего Учителя. Являясь ярким, самобытным и талантливым представителем знаменитой «князятовской школы», основанной на трудолюбии, постоянном самосовершенствовании и непоколебимой преданности высоким идеалам старых мастеров хорового искусства, Шадманов вот уже более полувека свято верен своей профессии, ставшей делом всей его жизни.

По окончании консерватории Сулейман Нуруллаевич был направлен на работу в Государственный Академический Большой театр оперы и балета имени А.Навои. Будучи студентом, он постоянно посещал спектакли этого коллектива и, глядя с балкона на оркестровую яму или сцену, он и не думал, что через какое-то время не просто будет здесь работать, но и стоять за дирижерским пультом. Однако спустя несколько лет получилось именно так. В этом коллективе с полной силой раскрылся его талант дирижера-хоровика. Он был счастлив, потому что попал в свою стезю. И, будучи человеком энергичным, деятельным, творческим, с головой окунулся в творческий процесс хорового коллектива. А в 1966 году его назначают главным хормейстером театра.
Сулейман Шадманов: одержимый профессией

После спектакля «Богема» Д.Пуччини

Хор под руководством Шадманова живет в жестком, но и очень плодотворном ритме репетиций, концертов, спектаклей. Трудиться им нелегко, но зато – какие отличные результаты приносит строгая дисциплина! И примечательно, что Сулейман Нуруллаевич первым подает пример, находясь на своем «боевом посту» буквально с утра до позднего вечера.

Что привлекает в звучании хора ГАБТа, которым руководит С. Н. Шадманов? Во-первых, свежие, молодые голоса, их живость, легкость, гибкость. Во-вторых, их крепкая, профессиональная подготовка, точный, красивый звук. В репертуаре хора есть и классика, и новые, современные оперы, которые требуют и понимания, и приспособления к новым приемам, краскам, средствам выразительности. Наверняка есть и трудности, и их приходится преодолевать. Но каковы, качества руководителя – таковы и результаты! Шадманов искренне любит хор, общение с которым доставляет ему много радости и удовольствия. Вместе с тем он требовательный и строгий дирижер, но чрезвычайно тактичный и доброжелательный.

«Хор, работающий в театре, говорит Сулейман Нуруллаевич, - это удивительно талантливый коллектив. Артисты не просто стоят на сцене, уткнувшись в ноты, они двигаются, танцуют и создают различные образы».

Как грамотный музыкант, безупречно владеющий техникой дирижирования, Шадманов все объясняет движением рук, стремится к лаконичному, ясному и точному жесту. Его репетиции всегда отличаются динамичностью и логикой построения, продумыванием драматургии занятия. Про него говорят, что он может выучить любое сочинение с любым хором за любой срок. Этот человек не боится форс-мажоров, считая, что из инертного и пассивного человека дирижера никогда не получится.

За годы работы в театре Сулейман Шадманов участвовал в постановке свыше 60 спектаклей. Есть среди них и те, которые при нем ставились дважды и даже трижды. И, несмотря на то, что для него эти произведения – уже прочитанные книги, он, работая над чистотой интонации, требуя от хора музыкальной точности, каждый раз испытывает ощущения полета и воодушевления. А на вопрос, не обидно, что при огромном объеме работы, он все время остается в тени, ведь хор-то – на сцене, а хормейстера зритель не видит, Сулейман Нуруллаевич отвечает: «Да, мы с моей коллегой Натальей Куприяновой всегда за кулисами. Такова особенность нашей профессии: мы – «бойцы невидимого фронта». Но иногда я встаю за дирижерский пульт. За моими же плечами факультет оперно-симфонического дирижирования. Помню, как я с большим трепетом переступил порог класса профессора Ашрафи. Изучение партитур в своем классе в фортепианном звучании Мухтар Ашрафович почти не практиковал. Таким классом для его учеников был руководимый им симфонический оркестр нашего Большого театра, в котором я уже работал хормейстером. Постоянно присутствовать на репетициях своего руководителя, внимательно слушать, всегда быть готовым в любой момент к самостоятельной работе – таковы были наши задачи. Моим дипломным спектаклем была опера «Аида», которой я дирижировал в своем театре».
Сулейман Шадманов: одержимый профессией

За дирижерским пультом

Следующая страница жизни и деятельности Шадманова связана с Санкт-Петербургом. В северной столице России он проходил стажировку в Мариинском театре у выдающегося дирижера современности Юрия Темирканова, после которой был направлен дирижером-постановщиком в Ташкентский театр оперетты, где осуществил постановку оперетт: «Баядера» И.Кальмана, «Женитьбы гусара» Г.Гладкова, «Ласточка моей весны» А.Берлина и другие. Когда Сулейман Нуруллаевич принимался за работу над этими спектаклями, то строго следовал правилу: исполнитель должен быть зеркалом партитуры. Вместе с этим коллективом он побывал во многих городах бывшего Союза, выступил с разнообразными концертными программами.

В течение восьми лет работы в театре оперетты он был востребован, уважаем. Однако все эти годы его манил родной ГАБТ, без которого он не представлял себе своего существования. Наверное, потому, что хор – самое братское и самое спасительное из всех искусств. Он постоянно вспоминал своих хористов, как они на него смотрели, как пели. Ведь совместное пение и радовало, и лечило. Хор – это, прежде всего, работа с людьми, разного возраста и характера. Он считает, что лучший учитель - это постоянно практикующий хормейстер, который к тому же является и просветителем. И когда из любимого Большого театра пришло предложение вновь возглавить хоровой коллектив, он с радостью вернулся в родную обитель.
Сулейман Шадманов: одержимый профессией

С коллегами-дирижерами: Ф.Якубджановым, Д.Абдурахмановой и А.Эргашевым

Сегодня Сулейман Нуруллаевич Шадманов находится в великолепной творческой форме. Он сохранил юношескую непосредственность и увлеченность музыкой, поэтому артисты хора и последователи должны учиться у маэстро его оптимизму и творческой энергии. Он живет, не говоря высоких слов, чтобы музыке оставалось как можно больше времени, по принципу: меньше слов – больше дела. А на традиционный вопрос о творческих планах, решительно отвечает: «Работать, работать, работать...».

Инесса Гульзарова, музыковед.
Комментарии
Так держать, Сулейман!!!
Рад видеть дружную компанию коллег! Файзулхак, Анвар, большой привет!!!
Юра Булатов
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Хокимам запретили дарить машины и квартиры по своему усмотрению: стало известно, откуда они брали на это деньги

Метановые заправки массово воруют газ «особо продуманным» методом: ущерб дошел до 30 миллиардов сумов

Обращение к Министру здравоохранения Республики Узбекистан

Минздрав отреагировал на обращение Елены Царевской, потерявшей ребенка: начата проверка

expo
Похожие статьи
Теги
Инесса Гульзарова