Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Мятежный генерал. Часть 4

Мятежный генерал. Часть 4

Мятежный генерал. Часть 4

Начало двадцатого века Корнилов встречает в Кашгарии, в самом центре “Большой игры”, как называли противостояние между Великобританией и Россией за преобладание в Азии.

Кашгария, общее название шести городов в Восточном Туркестане, относилась в то время к Син-Цзянской провинции Китайской империи. На севере она граничила с Урумчийской и Илийской областями той же провинции и с российской Семиреченской областью. На западе - с Ферганой, «русскими Памирами» и афганским Ваханом. На юге - с подконтрольными англичанам Канджутом, Кашмиром и китайским Тибетом, а на востоке - с Ансийским и Кунятуффанским округами той же китайской Син-Цзянской провинции. Именно это важнейшее геостратегическое положение Кашгарии, лежавшей на пересечении древних караванных маршрутов Великого шелкового пути, и послужило причиной многолетнего англо-русского соперничества.

Должность, которую должен был занять Лавр Георгиевич, официально называлась офицер Генерального штаба при российском консульстве. Кроме негласных разведывательных задач Корнилову вменялись обязанности начальника консульского конвоя. В его подчинении находилась полусотня казаков Оренбургского казачьего полка.
Мятежный генерал. Часть 4

Российское консульство в Кашгаре

Российское консульство в Син-Цзянской провинции было открыто в 1882 году в соответствии с Санкт-Петербургским договором, заключенным между Россией и Китаем о границе и торговле в Западном Китае. Идея же об учреждении русского дипломатического представительства в Кашгаре принадлежит туркестанскому генерал-губернатору Константину Петровичу фон Кауфману, который дважды (в 1868 и 1875 году) посылал подполковника Павла Яковлевича Рейнталя в Кашгар с дипломатическими поручениями. Первым русским консулом там стал Николай Фёдорович Петровский, с которым и пришлось работать капитану Корнилову.
Мятежный генерал. Часть 4

Николай Фёдорович Петровский

Как я уже писал, в качестве помощников к Корнилову были прикомандированы: подпоручик 3-го Туркестанского стрелкового батальона Вячеслав Евгеньевич Кириллов, на которого возлагалось руководство почтовым сообщением между Кашгаром и Ферганской областью, и начальник Ташкурганского поста (учрежденного, кстати, Корниловым) поручик Бабаушкин – выпускник Ташкентской офицерской школы восточных языков.

Время прибытия группы Корнилова в Кашгар совпало с периодом активного изучения этой страны европейскими исследователями, в частности такими известными учёными как шведский географ Свен Гедин и британский археолог Марк Стайн. Следует отметить, что российский консул оказывал большое содействие не только российским, но и иностранным путешественникам.
Мятежный генерал. Часть 4

Экспедиция Свена Гедина у российского консульства в Кашгаре

Корнилов, сразу по прибытию, развивает активную деятельность - знакомится с китайскими чиновниками, торговцами и предпринимателями, налаживает агентурную сеть, много ездит по стране. Совершенно понятно, что деятельность русского офицера тотчас попадает в поле зрения, как китайских властей, так и английской разведки. Британский консул Джордж Маккартни, один из главных персонажей “Большой игры” (впоследствии именно он сопроводит миссию Бейли в Ташкент), регулярно информировал штаб своей армии о передвижениях Корнилова.

Первым результатом работы капитана Генштаба было составление схемы почтового сообщения между Ошем и Памиром. Кроме того, Лавр Георгиевич регулярно передавал важную информацию, содержащую сведения о положении дел в Кашгарии. Для этого не один раз под видом купца он проникал в самые отдаленные места области. Итогом стала монография «Кашгария, или Восточный Туркестан. Опыт военно-стратегического описания», которая была издана в Ташкенте в 1903 году. Это исследование до сих пор считается одним из наиболее полных описаний этой территории.

В Кашгаре произошло событие, которое мистическим образом связало имя Корнилова с Наполеоном Бонапартом. Второго ноября 1899 года в Китае вспыхнуло восстание против иностранного вмешательства в экономику, внутреннюю политику и религиозную жизнь страны, известное в истории как “ Ихэтуаньское” или “Боксёрское”. Местное население под влиянием слухов о волнениях, докатившихся и до Кашгара, собиралось разгромить иностранные консульства. Корнилов, получив эту информацию от своей агентуры, написал рапорт окружному генерал-квартирмейстеру о необходимости ввести русские войска и подавить малейшие беспорядки. Сославшись на опыт подавления Наполеоном восстания роялистов в Париже в октябре 1795 года, он предложил подробный план войсковой операции. Однако российские власти не только отказались от этого, но и отправили в центр специальную докладную, в которой назвали Лавра Георгиевича «несостоятельным Буонапартом». В характере Корнилова была изрядная доля авантюризма. Вероятно, это и определило его жизненный путь от “Бонапарта несостоятельного” до “Бонапарта несостоявшегося”.
Мятежный генерал. Часть 4

Корнилов среди сотрудников консульства в Кашгаре

Китайский Туркестан был практически неизвестен русскому командованию. Чтобы стереть это бело пятно с военных карт Генерального штаба, капитан Корнилов во главе отряда из семи человек, “под именем члена Императорского географического общества, путешествующего с целью исследования некоторых научных вопросов”, совершает беспрецедентную по длительности экспедицию.

Полтора года смелый отряд скитался по неприступным районам Тянь-Шаня, горам, пустыням и оазисам, вдоль границ Ферганы, Семиречья, Индии и Тибета.

День за днём, в нестерпимый зной, под обжигающим ветром продвигался маленький караван, возглавляемый “сухощавым крепким человеком”. Инструкции, полученные капитаном, гласили: “сбор точных и обстоятельных сведений военно-политического характера о Кашгарии вообще и Сарыколе в частности, а равно сбор тех же сведений о всех сопредельных с Кашгарией странах, причем обратить особое внимание на деятельность везде там англичан и других”.
Мятежный генерал. Часть 4

Фотография из отчёта экспедиции

Для разведчиков мелочей не было, их интересовало буквально всё: глинобитные крепости и хорошо укрепленные города, комплектование и организация вооруженных сил, базары, магазины и санитарные части, дороги и тропы, фауна и флора. В общем, всё. В этой экспедиции Корнилов продолжает совершенствоваться в местных языках и наречиях.

В итоге, за восемнадцать месяцев странствий, были составлены карты перевалов Куень-Луньской горной системы, исследованы дороги, прилегающие к Тянь-Шаню и системы сообщений Восточного Туркестана с внутренним Китаем. Была обследована песчаная степь между Яркентом и Янги-Гассаром, почти лишенная воды и живности.

В середине 1901 года, завершив тяжелейшую экспедицию, разведывательная группа возвращается в Ташкент. Как я уже писал, главным итогом командировки Корнилова стала подготовленная и вышедшая в 1903 году книга “Кашгария или Восточный Туркестан”, принесшая автору заслуженный успех. Работа эта, напечатанная в типографии Туркестанского военного округа, кроме чисто военного значения, явилась существенным вкладом в географию и этнографию Восточного Туркестана.
Мятежный генерал. Часть 4

Книга Корнилова, что немаловажно, была высоко “оценена” и британскими специалистами. Крупнейший исследователь жизни Корнилова, Михаил Казбекович Басханов пишет, что, «работая в фондах лондонской библиотеке “India Office Library and Records”, удалось установить, что картографический материал к британскому изданию “Военный отчет по Кашгарии” (1907) представляет собой сопровождаемые английским текстом планы городов и укреплений Восточного Туркестана, снятые на местности капитаном Корниловым и подпоручиком Кирилловым и опубликованные в работе Л.Г. Корнилова”.

Назад в Кашгар, Корнилов не возвращается по причине случившегося конфликта между офицером разведки и консулом. Петровский обвинил Корнилова в нарушениях при составлении отчётности, а также о предоставлении им недостоверных сведений. Это, по сути, был упрёк в непрофессионализме, что особенно возмутило Лавра Георгиевича. Сегодня, судить о том, кто был прав, не представляется возможным. Консул имел солидный опыт разведывательной работы, но Корнилов упрямо доказывал правильность собственных методов. Тем не менее, в штабе округа встали на сторону Петровского, и Корнилову было указано «улучшить сбор и проверку сведений о Кашгарии и всеми сведениями политического характера обязательно делиться с консулом».

Корнилов, однако, был чрезвычайно упрям и не терпел попыток “учить” его там, где он сознавал себя профессионалом – ещё одна, не самая лучшая, черта характера Лавра Георгиевича. Обидевшись, он подаёт рапорт о невозможности совместной работы с консулом Петровским.

Несмотря на этот инцидент командующий Туркестанским округом, генерал Николай Александрович Иванов достойно оценил работу Корнилова.

Вернувшись в Ташкент, тот получает свой первый орден – Станислава 3-й степени, чин подполковника и должность штаб-офицера для поручений при штабе округа.
Мятежный генерал. Часть 4

Орден св. Владимира

Триумф Корнилова был полным, несколько портила этот праздник начавшаяся болезнь глаз. Сказалось длительное действие яркого горного солнца и лёссовой пыли.

Но ничто не могло остановить Корнилова в выбранном им поприще. В том же 1901 году он получает очередное задание, и вместе с двумя казаками и двумя туркменами отправляется в новую командировку.

На сей раз путь разведчика лежал в Восточную Персию, в малоизведанные провинции Хоросан и Сеистан.

Продолжение следует...

В. Фетисов.
Комментарии
Уважаемый г-н Фетисов!
Прежде всего, благодарю Вас за внимание к личности Лавра Георгиевича и увлекательный рассказ о его службе на Востоке. Поскольку материал Ваш заслуживает того, чтобы с ним ознакомилось как можно больше читателей, хочу указать на небольшие неточности в работе. Их немного. В период службы в Кашгаре Л.Г. Корнилов не участвовал в 1,5-годичной экспедиции, у него было две рекогносцировки по Сарыколу и Южной Кашгарии, каждая продолжительностью около месяца. Далее, Дж. Макартни не сопровождал полковника Бейли в Ташкент. Ко времени миссии Бейли Макартни уже покинул Кашгар. Мне известен рапорт Корнилова на имя генерал-квартирмейстера штаба Туркестанского военного округа о событиях в Кашгаре и о подготовительных мерах на случай обострения ситуации, но в нем нет никаких упоминаний о Наполеоне и его опыте подавления роялистов. Далее, не совсем точно атрибутированы фотографии. Иллюстрация под заголовком "Фотография из отчета экспедиции" не имеет никакого отношения к деятельности Лавра Георгиевича в Кашгаре. Это снимок ГШ подполковника В.Г. Ласточкина, опубликованный им в отчетной работе: Восточный Туркестан. Кашгария. Ташкент, изд. штаба Туркестанского военного округа, 1911. Это первый снимок в приложении к основному тексту работы. Затем, иллюстрация под заголовком "Корнилов среди сотрудников консульства в Кашгаре" также атрибутирована не верно. Она относится к периоду деятельности Л.Г. Корнилова на посту военного агента в Китае. Снимок сделан штабс-капитаном П. В. Шкуркиным ок. 1908 г. в русском консульстве в Гирине.
Надеюсь, эти небольшие замечания помогут улучшить материал.
Всего доброго и новых Вам творческих успехов,
Михаил Басханов
Уважаемый Михаил Казбекович!
Большое спасибо, за такую оценку моего материала. С благодарностью принимаю Ваши замечания. Не могли бы Вы дать мне свой электронный адрес? Хотелось бы написать побольше, а формат комментариев не очень подходит. Мой адрес wladf@mail.ru.
Спасибо ещё раз.
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Имя "волка одиночки" Сайфулло Саипова вновь на первых страницах американских газет

Стало известно, при каких обстоятельствах была сделана запись высказываний Джахонгира Артикходжаева

Актриса Гавхар Шарипова погибла в ДТП в Кашкадарьинской области, выпав из кабины грузовика

Трамп готовит масштабный депорт мигрантов. Граждане Узбекистана тоже в этом списке

expo
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов