26.8 C
Узбекистан
Среда, 18 мая, 2022

Акрам Хашимов: настоящий во всем (памяти красивого и доброго человека)

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
4,090участниковПодписаться

На днях не стало Акрама Абдулазизовича Хашимова – замечательного композитора и музыканта, члена Союза композиторов и бастакоров Узбекистана, доцента кафедры композиции и инструментовки Государственной консерватории Узбекистана.

Известие о его уходе стало для его коллег и студентов невероятно тяжелым потрясением. Ведь многие из нас незадолго до этого печального известия виделись с ним, общались при личной встрече, по телефону, переписывались в интернете.

Он был человеком очень большой души – отзывчивым, чутким, неравнодушным к чужим проблемам, искренне любящим людей и музыку. Все эти качества ценны в любой ситуации и в любое время. Обычно все говорят о себе, а Акрам Абдулазизович  всегда говорил о других. Общение с ним приносило огромный заряд позитива и энергии. На него всегда можно было положиться.

Поразительно, как человек такой кристально чистой души, чье лицо светилось добротой, мог жить в наше жестокое время! Поэтому весть о его уходе не сразу стала возможной для ее осознания. Даже сейчас, когда прошло уже несколько дней, все равно нет понимания, что теперь мы никогда не увидим его, не сможем позвонить ему, узнать о его самочувствии,  о его новых композиторских опусах, книгах или статьях…

Акрам Хашимов принадлежал к поколению композиторов, которые уже вступили в пору творческой зрелости. Он работал в самых разных жанрах, среди которых симфония и вокально-симфонические произведения, инструментальный концерт, камерная кантата «Красная книга», «Уйгурская рапсодия» для оркестра узбекских народных инструментов, камерно-инструментальные опусы, музыкальная драма «Додагинам», песни, хоры, обработки и расшифровки уйгурского фольклора. Во всех этих опусах неизменно присутствует удивительная доброта и человечность, а музыка привлекает стилевой оригинальностью и разнообразием тематики. В своих произведениях Акрам Хашимов очень часто использовал элементы традиционной уйгурской музыки, и национальное начало стало неотъемлемой частью его творческого почерка, что и обусловило яркий национальный колорит большинства его сочинений.

Так, на национальную специфику опираются такие его опусы, как симфоническая поэма «Ғани Батур», «Уйгурская рапсодия», мукам-соната «Отзвук Чаббията» для альта-соло, мукам-соната для виолончели-соло, Вариации на тему уйгурской народной песни для гобоя и фортепиано, мукам-пьеса «Мукамбеши Ажам» и Фантазия на тему уйгурской песни «Лайлигул» для фортепиано и другие. Он творчески преобразует фольклорный материал, искусно соединяя композицию европейского типа с принципами традиционного уйгурского музицирования, воспроизводя в нотном тексте своих произведений стихию импровизационности, приближая звучание инструментов европейского симфонического оркестра к традиционным инструментам с помощью характерных штрихов и применения своеобразных национальных уйгурских интонационных и ритмических формул, специфической мелизматики.

Сочинения А.Хашимова интересны и познавательны, поэтому не случайно анализ многих из них стал объектом исследований узбекистанских музыковедов и исполнителей. Среди них очень красивый цикл «Времена года» для тромбона и фортепиано, написанный в 2007 году и посвященный известному ташкентскому музыканту Джуме Сабуровичу Сабурову, премьера которого состоялась в год его создания. 

Этот цикл представляет собой четыре зарисовки образов природы с программными подзаголовками: «Зима», «Весна пришла», «Летние прогулки», «Осенние пейзажи». Как верно отмечает в своем исследовании музыковед Ж.Мартиросова: «Образно-драматургическая концепция четырех составных пьес, представляет собой синтез национальных и европейских традиций. Избранный композитором тембр солирующего тромбона раскрывает тему каждой части цикла и ее нюансы. При этом тромбон выступает  в разных ипостасях: с одной стороны, композитор демонстрирует его технические возможности, виртуозность и широкий диапазон, а с другой – именно тембровое воплощение обогащает эмоциональную сферу и придает зарисовкам неповторимый колорит. Партия фортепиано – равноправный участник инструментального диалога, который отличает разнообразное использование фактурных приемов и темброво-красочных возможностей».

А вот в своем фортепианном цикле «24 прелюдии» А.Хашимов опирается на традиции, сложившиеся в этом жанре. Достаточно назвать известные в мировой фортепианной литературе имена Ф.Шопена, К.Дебюсси, А.Скрябина, С.Рахманинова, Д.Шостаковича, Д.Кабалевского, К.Караева, чьи циклы прелюдий имеют большое значение не только в концертном, но и в педагогическом репертуаре. А среди композиторов Узбекистана – это Б.Гиенко, Ю.Николаев, В.Сапаров и, конечно же, А.Хашимов, который переслушал практически все, что существовало в мировой фортепианной литературе в этом жанре. В итоге, по признанию Акрама Абдулазизовича, наиболее близкими ему оказались трактовки А.Скрябина и Д.Шостаковича. «К Скрябину, – говорил он, – восходит понимание прелюдии как миниатюры, отражающей космический, философский смысл бытия, а к Шостаковичу – опора на бытовые жанры (песня, танец), с обновлением ладового и гармонического мышления».

В каждой из 24 прелюдий, представляющей собой законченную тему, в контрастном чередовании проходят разнообразные образы – лирические, грациозные, жанрово-бытовые, пейзажные и другие, а фортепианная фактура их очень удобная и разнообразная, да и вкус – отточен, развит и стабилен.

Не обошла творчество А.Хашимова и «детская тема», получившая отражение в  песнях «Дайди бола», «Соат», «Устозга», «Дуст ва гул», «Тутай дейман гулдаста», а также в «Детском альбоме» для фортепиано. Их автор прекрасно чувствовал детский мир, исполненный фантазии, и умел «разговаривать» с ребенком «по душам», поэтому сочиняя музыку для этой аудитории, он заботился о том, чтобы ее сюжет был интересен и доступен для понимания маленького создания.

Сам будущий композитор ступил на путь творческих «искусов» в раннем детстве, начав самостоятельно подбирать на фортепиано полюбившиеся мелодии. И в этом не было ничего удивительного: в доме постоянно звучала музыка, которую слушал его отец, Хашимов Абдулазиз Саттарович – музыковед и композитор, доктор искусствоведения, автор энциклопедических статей, участник Международного совета по традиционной музыке, Республиканских и Международных симпозиумов и конференций. Он был одним из ярчайших пропагандистов уйгурской музыки, элементы которой использовал в своих произведениях. Поначалу Абдулазиз Саттарович не придавал особого значения увлечению своего сына.

Но когда мальчику исполнилось 13 лет, отец, убедившись, что любовь к музыке передалась ему по наследству, определил его в известную школу-интернат имени Р.М.Глиэра на дирижерско-хоровое отделение. Здесь пристрастием Акрама стало фортепиано, которым вскоре настолько овладел, что стал постоянным участником самых разнообразных школьных концертов. А в 14 лет он написал для любимого инструмента свой первый опус «Пассакалия». Однако тяготение к сочинительству пришлось выдержать испытанием музыкой Баха, Бетховена, Листа…

Далее последовало поступление в Ташкентскую консерваторию уже на композиторский факультет, где Акрам занимался в классе композиции у мэтра композиторской школы Узбекистана, заслуженного деятеля искусств республики, профессора Ф.М.Янов-Яновского, а затем у него же в ассистентуре-стажировке. За этот период пытливый студент под руководством Феликса Марковича испробовал свои силы во многих жанрах, вплоть до симфонии. В те времена он расширял кругозор доступными способами: прослушиванием музыки как с педагогом, так и в кругу однокурсников, обменом мнений по поводу новых сочинений, посещал концерты, театры. И уже в ранних произведениях Хашимов начал открывать себя, свою интонацию и свой ритм – в точном ощущении музыкального времени. Ему многое было интересно, но он безошибочно находил то, что оказывалось необходимым.

Необходимо отметить и педагогическую деятельность Акрама  Абдулазизовича. С 1985 года он в течение одиннадцати лет преподавал и был завучем Республиканской школы-интерната искусств, а с 1997 успешно совмещал заведование учебной частью с педагогикой на кафедре композиции и инструментовки Государственной консерватории Узбекистана, где вел специальность, инструментоведение, чтение партитур. Студенты его любили, ведь он всегда находил подход к каждому  из них. В пору его деканства (факультет «Композиция, оркестровое исполнительство, эстрадное искусство») они всегда знали, что он с пониманием выслушает и даст мудрый совет. Его поддержка в сложные моменты очень помогала им, а его вера в них давала невероятные силы. В его классе царила творческая, добрая, семейная атмосфера. Я всегда поражалась тому, с какой скрупулезностью, как детально он занимался со своими студентами. Он учил их преданности делу и честности по отношению к музыке, жить в ней, чувствовать ее всей душой, быть чутким к композиторской идее. Теперь, когда  его не стало его ученики, уверена, будут долго слышать голос своего учителя внутри себя. 

До последних дней Акрам Хашимов общался с педагогами и студентами, а также поддерживал связь с зарубежными коллегами. Будучи тяжело больным, ходил на работу, на репетиции своей Виолончельной сонаты, написанной специально для Фестиваля камерной музыки композиторов Узбекистана,  премьера которой состоялась уже без него незадолго до Нового   года. Помимо этого, он писал статьи, работал над учебником по специальности для студентов-композиторов  III курса, подготовил к изданию учебное пособие, в которое вошли хоровые произведения на основе уйгурского фольклора. Об этом и многом другом поделился со мной молодой и энергичный заведующий кафедрой композиции и инструментовки Нурали Эркаев: «Невозможно поверить и осознать… Акрам Абдулазизович сочетал в себе силу и уверенность, надежность и ответственность, колоссальную работоспособность, оставаясь при этом добрым, дипломатичным, по-отечески заботливым. Он всегда был человеком слова и дела, поэтому не случайно, а закономерно был назначен в свое время проректором по научной работе Национального института художеств и дизайна имени Камолиддина Бехзода».

Действительно, Акрам Хашимов был настоящим во всем: в профессии, в работе, в творчестве, в общении с коллегами и студентами, в отношении к семье и детям. С большой теплотой я буду хранить в душе самые добрые и светлые воспоминания о своих встречах и беседах с этим удивительно скромным, деликатным и интеллигентным человеком. И их у меня немало,  как у моих коллег и студентов Акрама Абдулазизовича. Он останется в нашей памяти и в истории музыкальной культуры Узбекистана как один из ярчайших примеров беззаветного служения искусству Музыки, отдавший много сил популяризации уйгурского музыкального наследия не только в нашей республике, но и далеко за ее пределами. И сегодня нам трудно сознавать, что этого красивого и доброго человека  уже нет среди нас.

Будем помнить…  

Инесса Гульзарова, музыковед.

Фото из архива кафедры композиции и инструментовки ГКУз.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В первый день выборов на новый срок было переизбрано 52% действующих председателей махаллей

Сегодня в АИМК состоялся брифинг с участием начальника информационной службы Министерства поддержки махалли и пожилых людей Саодат Боймирзаевой, которая...

Больше похожих статей

ЎЗ
×