18.2 C
Узбекистан
Вторник, 21 сентября, 2021

Почему Шарафа Рашидова не было на Ташкентской индо-пакистанской встрече в верхах в январе 1966 года

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,250участниковПодписаться

На прошедшей недавно в офлайн-онлайн формате в Ташкенте Международной научно-практической  конференции «Шараф Рашидов – Человек эпохи» с интересным докладом  выступил российский биограф Ш.Р.Рашидова, известный историк и писатель, старший аналитик Института системно-стратегического анализа (ИСАН) Федор Раззаков.

Мы уже рассказывали об уникальном таланте Ш.Р.Рашидова как дипломата высокого уровня, а также о  его деятельности в Индийском направлении и на Кубе.

В прилагаемых  заметках рассказывается, почему же Шарафа Рашидова не было на  встрече лидеров СССР, Индии и Пакистана в начале января 1966 года, где была подписана знаменитая Ташкентская декларация.

Поскольку ещё с первой половины 50-х годов Узбекистан активно развивал дружеские связи с Индией, Шараф Рашидов всегда находился в эпицентре этих отношений сначала в качестве Председателя Президиума Верховного Совета Узбекской ССР (1950-1959), а затем и как 1-й секретарь ЦК КП Узбекистана (1959-1983). Поэтому, когда в середине 60-х у Индии опять возник серьёзный конфликт с её соседом Пакистаном, улаживать этот конфликт пришлось и Ш.Рашидову. Опять был востребован его дипломатический опыт. Хотя все лавры от этого достались тогда другим людям. Об этом стоит рассказать более подробно.

Индия и Пакистан давно враждовали друг с другом из-за территориальных претензий — из-за района Кашмир. В итоге в начале августа 1965 года обе страны вступили в вооруженный конфликт. Он начался с того, что 5 августа пакистанские солдаты в количестве примерно 30 тысяч человек перешли так называемую «линию контроля» в районе Кашмира. С этого момента и начались боевые столкновения, которые переросли в полномасштабную войну. В итоге более подготовленные тактически, вооруженные новыми танками и имевшие в активе фактор внезапности, войска Пакистана 1-2 сентября одержали значительные победы. 3 сентября наступление возобновилось, но Индия, подтянувшая силы, сдержала его, продолжая концентрировать людей и средства для эффективного контрнаступления. Именно в это время в Москву и был вызван Шараф Рашидов, что видно по рабочему дневнику Генерального секретаря ЦК КПСС Л. Брежнева. Из него следует, что 3 сентября генсек встретился с Рашидовым в своём кабинете и дал ему указание подключиться к переговорам с Индией и Пакистаном с тем, чтобы урегулировать этот конфликт.

В следующий раз Брежнев и Рашидов встретились в Москве 20-21 сентября во время совещания Первых секретарей республиканских ЦК накануне очередного Пленума ЦК КПСС. Однако новая встреча генсека и Рашидова была посвящена не только внутренним проблемам, но и внешним – всё тому же индо-пакистанскому противостоянию. Рашидов отчитался перед генсеком о том, что сделано по его линии в урегулировании этого конфликта. А сделано было, судя по всему, немало, поскольку уже 23 сентября (то есть, на следующий день после встречи Рашидова с Брежневым) между Индией и Пакистаном было заключено долгожданное перемирие. Более того – обе стороны приняли предложение СССР вступить в переговоры друг с другом и попытаться урегулировать конфликт. А местом для этих переговоров не случайно была выбрана столица Узбекистана город Ташкент, который давно стараниями Ш.Рашидова был превращён в «столицу дружбы». Правда, самому Рашидову не суждено было присутствовать при подписании знаменитой Ташкентской декларации. Почему?

Дело в том, что после отстранения от власти Н. Хрущёва в октябре 1964 года в высшем советском руководстве сложился дуумвират – система управления государственным аппаратом двумя лицами. Ими были Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев (он отвечал за внутренние связи с компартиями республик и международные связи с руководством социалистических стран) и Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин (он представлял Советский Союз за рубежом в отношениях с капиталистическими и развивающимися странами). Именно Косыгин и должен был стать главным лицом на Ташкентских переговорах. Для этого Ш.Рашидова отправили подальше от Узбекистана — в Алжир во главе партийно-правительственной делегации. Об этом ему сообщил сам Брежнев 15 декабря во время личной беседы в Кремле в те самые дни, когда в Москве с официальным визитом находился алжирский лидер Х.Бумедьен.

29 декабря Рашидов вновь прибыл в Москву, чтобы снова встретиться с Брежневым и выслушать очередные его рекомендации перед отлётом в Алжир. И пока узбекистанский лидер находился вдали от Родины, в Ташкенте состоялись переговоры между А. Косыгиным и двумя премьер-министрами – Лалом Бахадур Шастри (Индия) и Аюб Ханом (Пакистан). 10 января 1966 года была подписана Ташкентская декларация, все лавры от которой с советской стороны достались Москве и лично А. Косыгину.

Эта история наглядно продемонстрировала, что Москва, отдавая должное профессиональному таланту Рашидова-дипломата (иначе не привлекла бы его к разрешению индо-пакистанского конфликта), в то же время опасалась его чрезмерного влияния в международной политике. Как верно написал американский исследователь Грегори Глисон о Ш. Рашидове: «Возможно, его самое важное влияние было не на внутренней арене, а на внешней, в качестве «второго лица» советской внешней политики».

Однако эта отправка Рашидова в Алжир дорого обошлась одному из участников индо-пакистанских переговоров. Спустя несколько часов после подписания декларации, ещё находясь в Ташкенте, внезапно скончался Лал Бахадур Шастри – у него случился инфаркт. Индийский лидер умер от чрезмерных переживаний по поводу того, что ему по возвращении на родину предстояли трудные разборки в парламенте с оппозицией. Видимо, эта мысль стала неотступно преследовать Шастри сразу после того, как он поставил свою подпись под Ташкентской декларацией. Причём, сделал он это под давлением советской стороны, которая была крайне заинтересована в подобном перемирии для укрепления своего международного авторитета. Шастри взял всю ответственность на себя, поскольку в индийской делегации опереться на кого-то он не мог – все его коллеги избрали отстранённую позицию, переложив всю ответственность на Шастри. Вот если бы в Ташкенте он нашёл кого-то, кому мог бы «поплакаться в жилетку» — снять психологическое напряжение, глядишь, трагедии бы и не произошло. Но такого человека рядом не нашлось. Вернее, он был, но его специально спровадили  подальше от Ташкента – в Алжир.

Этим человеком был Шараф Рашидов, с которым у Шастри были очень теплые отношения – почти дружеские. Причем тянулись они еще с начала 50-х, когда Шастри возглавлял нижнюю палату индийского парламента (Лок Сабха), а Рашидов был главой Верховного Совета Узбекистана и они периодически встречались по парламентской линии. При этом их сблизили не только межпарламентские дела, но и житейские. Дело в том, что Шастри был вегетарианцем и тщательно следил за своим здоровьем. То же самое делал и Рашидов, которому в начале 50-х сделали операцию, после которой он вынужден был соблюдать диету. И когда они порой встречались, то обсуждали между собой и эти вопросы тоже. Поэтому, если бы в январе 1966 года Рашидов оказался рядом с Шастри, можно с большой долей вероятности предположить, что у индийского премьера не случился бы тот злополучный инфаркт.

Раззаков Мухаммад Аюб Хан, Лал Бахадур Шастри, Алексей Косыгин у входа в здание Совета Министров Узбекской ССР, где проходили переговоры

Отметим, что спустя несколько лет после трагедии Рашидов отдаст дань уважения своему индийскому коллеге и другу — добьётся от Москвы разрешения открыть в Ташкенте памятник Шастри работы известного скульптора Якова Шапиро. Правда, в первоначальных планах было установить величественную 5-метровую скульптуру, но Москва запретит воздвигнуть столь величественный монумент. В итоге будет открыт только бюст на улице, названной в честь Лала Бахадура Шастри. Впоследствии, памятник у школы №24 в старогородской части Ташкента, где ученикам преподают,  в том числе язык хинди.

Как мы помним, особое отношение к Индии сложилось у Рашидова ещё в 50-е годы. Это нашло отражение даже в его литературном творчестве – им была написана повесть «Кашмирская песня» (1956), где поднимается вечная тема любви и верности. По этой повести чуть позже будет снят мультфильм «Наргис» (студия «Союзмультфильм», 1965 год). Эта любовь к Индии со стороны Рашидова предопределила и его позицию в отношении войны в Афганистане, в ходе которой Индия поддержала СССР (единственная из стран в Южной Азии), поскольку не хотела усиления своего извечного соперника Пакистана в этом регионе, который ориентировался на США. Но в то же время Индия опасалась и того, что война в Афганистане может дестабилизировать ситуацию возле её границ, поэтому выступала за локализацию конфликта и перевода его в вялотекущую стадию, когда советское военное присутствие носило бы сугубо контролирующую и сдерживающую функцию, как это было в Восточной Европе. Эта позиция отвечала и чаяниям Рашидова как руководителя Узбекистана, который граничил с Афганистаном. Но у части советского руководства эта позиция вызывала отторжение в силу милитаристских устремлений, поэтому рано или поздно афганский конфликт должен был обострить и взаимоотношения Рашидова с «милитаристами» в советском руководстве.

Подготовил Рахимжон Султанов.

8 КОММЕНТАРИИ

  1. Написали бы еще, что, мол, вообще Рашидов лично уговорил руководства Индии и Пакистана встретиться и подписать Декларацию! Через 55 лет после событий, когда практически все, кто участвовал в работе умерли, безопасно расписывать историю и роль действующих лиц по-своему, искажая реальность ради возвеличивания представителей своей национальности — возразить некому. Всему миру известно, что от начала до конца благополучное завершение индо-пакистанского конфликта было делом лично Косыгина! А тут его выставили этаким пожинателем чужих лавров. Ни стыда ни совести …

    • Ни стыда,ни совести у вас Петр Сергиенко. Поскольку, еще есть живы кое-кто из очевидцев тех событий и даже участников. А лавры пожинать всегда было много желающих!

      • Пожайлуста ,несочтите за наглость и безтактность мой вопрос- Вы небыли омбудсманом?

  2. Отличная статья по линии увековечения многогранной и радикально полезной деятельности Великого Сына Узбекского народа Шарафа Рашидова.

  3. Ни стыда,ни совести,похоже нет у Петра Сергиенко так категорически заявляющего о событиях,которым не был сам свидетелем.(Полагаю, и в Т-те не жил в то время?). Я родилась и всю жизнь прожила в Т-те, вот уже далеко за 80 лет. и я знаю,что не все умерли. и я точно знаю, что его не надо «возвеличивать» — он таким был и в памяти народной остался как Великий представитель своей национальности.

  4. Я поддерживаю пост sayara так как Ш.Рашидов действительно был великим дипломатом советского времени, Он лично присутствовал в решении множество конфликтных ситуаций в ближневосточном и индийском бассейне.

  5. Автар тоже был в числе делегации на переговорах двух сторон? Если ему была поставлена задача еще раз возвеличить Ш.Р.Рашидова, то он этого НЕ добился — Шараф Рашидович НЕ нуждается в излишней похвальбе. Если же автар решил выделиться самостоятельно — то сделал это зря — он далеко не полностью владеет информацией о тех событиях. Вот это — «если бы, то» — история не любит сослагательного наклонения. Если Шастри суждено было умереть в нашем городе — стало быть, судьба у него была такая, и он не нуждался «в жилетке», а Шараф Рашидович не мог ею быть.
    С уважением отношусь к ЛИЧНОСТИ Шарафа Рашидовича, но не понимаю «членов редакционной коллегии», если таковая имеется — зачем выпустили такой слабый материал, написанный явно не свидетелем событий… И зачем эти отсылки к роли Москвы в переговорах — к а к а я она злая — отправила, не позволила — это что за выкрутасы? Подготовивший статью в партархиве побывал, или в архиве МИД РУ или РФ?

    • Совершенно верно. Зачем выдумывать глупости, когда можно описать реальные дела Рашидова — метро, жилмассивы, детсады, школы, заводы и фабрики.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Шавкат Мирзиёев посетил детскую клинику при Каракалпакском медицинском институте

Во время своей поездки в Нукус Шавкат Мирзиёев посетил детскую клинику при Каракалпакском медицинском институте. Как сообщает пресс-служба президента, глава...

Больше похожих статей

ЎЗ
×