25.1 C
Узбекистан
Воскресенье, 18 апреля, 2021

Об этом великом каракалпаке и не только о нём

Топ статей за 7 дней

Жители махалли Юнуса Раджабий написали открытое письмо президенту и попросили защитить их от противоправных действий застройщика

Жители махалли Юнус Раджабий в Яккасарайском районе столицы обратились к президенту Узбекистана с открытым письмом и попросили принять меры...

То, чего все долго ждали: в Ташкенте открыта дорога, объединяющая проспект Мустакиллик с улицей Паркент

Сдана в пользование дорога объединяющая проспект Мустакиллик с улицей Паркент в Мирзо Улугбекском районе (бывш. Пушкинский круг). Здесь создан...

Жители махалли Юнуса Раджабий ответили застройщику, планирующему возвести рядом с их домами многоэтажку

Время само все расставит все на свои места,  но вот только нет рецепта отмотать его назад и покаяться за...

Подпишитесь на нас

51,914участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,780участниковПодписаться

На этой неделе в Ташкенте произошло настолько яркое событие, что оно привлекло внимание не только местной  общественности, но и специалистов, проживающих далеко за  пределами столицы.

Об этом говорят до сих пор, обсуждают в соцсетях.  Речь идет о публичном представлении книги «Прыжок», выпущенной ташкентским издательством «Baktria press». (Ташкент, 2020, 488 стр.), состоявшемся в национальной  библиотеке  Узбекистана имени Алишера Навои. Этот неординарный труд посвящен многогранной жизни, научной, общественно-политической деятельности  выдающегося  ученого-каракалпака с мировым именем Марата Коптлеуича  Нурмухамедова.

Это была действительно яркая, неординарная личность. В шестнадцать лет окончил среднюю школу на русском языке, потом учеба в Каракалпакском педагогическом институте, параллельно экстерном получает диплом Ходжейлийского педагогического училища. И в двадцать лет – Москва, аспирантура  Института востоковедения АН СССР, а через три года защищает кандидатскую диссертацию на тогда вообще не  изученную тему «Влияние русской литературы на развитие каракалпакской советской литературы». Являясь продуктом оттепели, это был человек новой формации. Своими оригинальными идеями, мыслями, поступками, практическими делами постоянно вносил новое в научную, общественную жизнь  тогдашней большой страны.

На презентации, которую с большим знанием  и мастерством вел доктор педагогических наук, профессор Юсуф Абдуллаев,  неоднократно отмечалось, что научные изыскания  М.К.Нурмухамедова внесли большой вклад в развитие филологической науки, в частности тюркологии, что и принесло ему признанный авторитет среди мировой научной общественности. Это был первый каракалпакский академик, первый председатель  Каракалпакского филиала Академии наук, председатель Союза писателей Каракалпакстана, многолетний  вице-президент АН Узбекистана,  первый представитель Узбекистана, избранный на высокую должность заместителя председателя Тюркологического комитета СССР. За свою короткую жизнь он подготовил большое количество  национальных кадров высшей квалификации, был автором более 400 монографий, книг, учебников и других публикаций на каракалпакском, узбекском, русском языках, многие из которых тогда же были переведены на туркменский, казахский, украинский, английский, венгерский, турецкий и другие языки.

Книга, солидный том, прекрасно изданная, глава за главой, строка за строкой, рассказывает не только о Марате Коптлеуиче, но и о его отце Коптилеу–первом руководителе Каракалпакстана, ставшего невинной жертвой репрессий 1937 года, матери Пердегуль, одной воспитавшей осиротевших  пятерых детей, двое из которых умерли сразу же после ареста отца, бабушке по матери Давлет-опа, спутнице жизни Веронике Валентиновне, Даме, Рае, Марьям Нурмухамедовых. Книга не появилась бы на свет, если не было кропотливого труда дочерей –известной в нашей стране искусствоведа и общественного деятеля  Мариники Маратовны Бабаназаровой и Ирины Маратовны Нурмухамедовой – профессионального историка,  немало надышавшихся за эти годы архивной пыли, сына Артура Нурмухамедова, наблюдавшего за ходом презентации по видеосвязи из Москвы, а также известного в определенных кругах предпринимателя Армена Садгяна, финансировавшего данное издание.

В годы своей журналистской работы в Москве я буквально несколько раз виделся с М.Нурмухамедовым, когда работал собственным корреспондентом Узбекского телевидения и радио. И сейчас, по прошествии многих лет сокрушаюсь, что близко с ним не общался, никогда не брал интервью. Как-то не довелось, не пришлось. Но видел, какой это был активный, деятельный человек, постоянно в движении. Один раз я его видел в  московском  Доме ученых на Пречистенке на годичном собрании Академии наук СССР, другой – в Большом зале Центрального дома литераторов, тогда ещё на улице Воровского, где в 1981 году пленум Союза писателей СССР целый день обсуждал состояние дел в узбекской, в том числе, в каракалпакской литературе. К тому времени Марат  Коптлеуич уже не был председателем Союза писателей Каракалпакии (Союзом тогда руководил Ибрагим Юсупов), но был приглашен на пленум как крупный ученый, литературовед, хорошо разбирающий в проблемах национальной литературы.

Обычно в те года всеобщего дефицита, во время мероприятий я неоднократно это наблюдал, что во время перерывов все стремились в буфет. А в Доме литераторов был прекрасный спецбуфет с невиданным для казенных учреждений ассортиментом, куда вход был только по членским билетам Союза писателей СССР. А  Марат Коптлеуич во время перерывов встречался со своими коллегами, иногда чиновниками, и решал производственные вопросы то академии, то Нукусского госуниверситета.

Помню я и страшные июньские дни 1986 года, когда в Москве была получена тягостная весть об автомобильной катастрофе на автотрассе Анкара-Измир, когда Марат  Коптлеуич ехал на III Международный конгресс по  тюркскому фольклору. По одним данным, это произошло 20 июня (в пятницу поздно ночью), по другим – в субботу 21 июня. Во всяком случае, мы в Москве узнали об этой страшной катастрофе вечером в воскресенье 22 июня 1986 года.

Подробности выяснились утром в понедельник в Постоянном представительстве Совета Министров Узбекской ССР при Совете Министров СССР, где в приемной уже лежала срочная правительственная телеграмма в два адреса от председателя Совета Министров Узбекской ССР Г.Х.Кадырова председателю Совета Министров СССР Н.И.Рыжкову с просьбой оказать содействие в транспортировке тела. Постпред Т.Ю.Юлдашев в тот день был в командировке, а его заместитель – в больнице. Так что мне пришлось вместе с одним из сотрудников постпредства по АТС-1 (Кремлевка) связываться с МИД СССР, поскольку автокатастрофа произошла за границей СССР. В МИДе нам разъяснили, что в автокатастрофе погибли трое, из них два советских гражданина, а также турчанка — представительница оргкомитета конгресса, встречавшая участников в аэропорту Анкары. Второй погибший – ученый из Уфы, так что МИД занимается вопросами с транспортировкой обоих тел.

Надо сказать, что тогда у власти в Турции были военные после очередного военного переворота. Президентом был генерал армии, бывший начальник Генштаба, ярый антисоветчик, приверженец укрепления тесных связей с военным блоком НАТО. Объясняя всё это, заместитель министра иностранных дел СССР нам тогда по телефону сказал, что при этих обстоятельствах о посылке специального грузового самолета не может быть и речи. Турки не дадут никакого разрешения на пролет грузового самолета и всё. Но  постараются как можно быстрее оформить все формальности и доставить тела пассажирским регулярным рейсовым самолетом в Шереметьево.

Во второй половине дня в МИД СССР был вызван посол Турецкой Республики  в СССР, и устно было высказано пожелание тщательно расследовать произошедшее, наказать виновных, оказать содействие в отправке тел погибших на родину. Параллельно тогдашнему послу СССР в Турции  В.С.Лаврову (карьерный дипломат, однофамилец нынешнего министра иностранных дел России) была отправлена шифровка об ускорении оформления консульских формальностей.

Бюрократия живуча везде, при любом строе. Несмотря на усилия дипломатов, регулярный пассажирский рейс «Аэрофлота» из Анкары с телами погибших сел в Шереметьево, по-моему, только в четверг. Оттуда сотрудники Узбекского постпредства с прибывшими из Нукуса представителями правительства Каракалпакии перевезли  тело в Домодедово. Мне кажется, если я ничего не путаю с другим подобным случаем, аэробус ИЛ-86 рейса Москва-Ташкент совершил незапланированную посадку в Нукусском аэропорту, для выгрузки спецгруза,  без объяснения причин пассажирам. Все эти дни в постпредство постоянно звонили первый секретарь Каракалпакского обкома партии К.С.Салыков, председатель Совета Министров Д.С.Ядгаров, интересовались ходом решения вопроса. По их же инициативе из Нукуса в Москву были откомандированы два представителя правительства Каракалпакии для сопровождения груза-200.

Спрашивается, с какой целью я подробно останавливаюсь на этом моменте нелепого трагического случая. Тогда, в Турции, в двух-трех местных газетах освещалась эта катастрофа. Но ни в каких советских газетах об этом не было ни одного слова, хотя набирала свои обороты горбачевская перестройка, и в стране была провозглашена гласность. Даже в некрологе, опубликованном тогда во всех республиканских газетах Узбекистана и Каракалпакстана от имени руководства республики и правительства, говорилось всего лишь «…трагически погиб…». Где, когда, при каких обстоятельствах, что, почему это произошло? Эти вопросы, на которых власти тогда не дали внятного ответа,  взбудораживали общественность, вызывали все новые и новые вопросы, особенно среди студентов Нукусского государственного университета, когда они в одночасье лишились своего замечательного, любимого всеми наставника.

Для башкирских  братьев, место гибели двух советских ученых со временем  стало местом паломничества. Они нашли это место, обозначили, и когда бывают в Турции, или проезжают это место, обязательно останавливаются, читают суры Священного Корана. Говорят, есть башкирские паломники, которые добираются до этого места пешком, а некоторые и на велосипедах. А почему этого не делаем мы, узбеки, или каракалпаки? Что, мало кто из нас бывает в Турции? Порой, когда бываешь в этой стране, кажется, что половина Узбекистана перебралась  в Турцию. Было бы хорошо внедрить такую традицию, чтить память Марата  Коптлеуича и там.

Что касается увековечения памяти академика на Родине, то и здесь не всё гладко. В свое время одна из улиц в Нукусе был названа в его честь. Несколько лет тому назад люди с удивлением узнали, что эта улица теперь переименована в улицу Хуждан (совесть, виждон). Хорошее название. Но стоило ли ради этого слова с красивым смыслом переименовывать улицу, увековечившую память легендарного ученого?

Так что у людей вызывает непонимание тот факт, что на родине ученого нет ни одной улицы или какого-либо другого знака, увековечившего память об этом выдающемся научном деятеле. В начале 2020 года по инициативе Академии наук Узбекистана был подготовлен проект постановления Совета Министров  Республики Каракалпакстан  «Об увековечении памяти М.К.Нурмухамедова». Но этот документ до сих пор не принят.

В последние годы в нашей стране сложилась добрая традиция, ежегодно ко дню нашей Независимости, а мы в этом году будем отмечать 30-летие, награждать лучших сынов и дочерей нашего Отечества, в том числе ушедших из жизни. Поэтому, не случайно, что при обсуждении вышеуказанной книги, известный кинорежиссер, автор документального фильма «Страсть Игоря Савицкого» Али Хамраев внес предложение просить руководителя Каракалпакстана ходатайствовать перед президентом Узбекистана о посмертном награждении Марата Нурмухамедова орденом «Buyuk Xizmatlari Uchun».

Участники презентации считают, что было бы целесообразно рассмотреть возможность назвать одну из улиц в Нукусе именем этого достойного научного и общественно-политического деятеля, а также восстановить название школы, носившей имя академика Марата Нурмухамедова, которую в народе по-прежнему так и называют. Было также предложено  ежегодно, в день рождения М.К.Нурмухамедова, проводить «Нурмухамедовские чтения» с привлечением широкого круга ученых Узбекистана, Каракалпакстана, сопредельных стран, Турции.

Участники обсуждения убеждены, что реализация озвученных предложений, сформулированных в открытом письме на имя председателя Жокаргы Кенеса Республики Каракалпакстан М.К.Камалова, которое подписали свыше сорока деятелей культуры, образования, науки, журналисты, блогеры, а также два депутата Законодательной палаты Олий Мажлиса, станет большим событием в духовной и культурной жизни не только Каракалпакстана, но и всего Узбекистана.

Готовя данную презентацию, знакомясь с выступающими, её участниками, я с большим удовлетворением выяснил для себя, что в последнее время в Ташкенте так много представителей Каракалпакии появились в науке, высшем образовании, что вызывает восхищение и гордость за этот народ. Среди них ректор престижнейшего университета с особыми традициями, проректора, деканы факультетов, работают они и в международных организациях. Они управляют новообразованными филиалами ряда известных вузов, причем это непростые, а сферы телекоммуникационных технологий, атомной энергетики, машиностроения, другие. Может быть, это  те добрые всходы, семена которых были заложены в период деятельности М.К.Нурмухамедова?

На обложке книги «Прыжок» приведены слова Марата Нурмухамедова, найденные составителями книги в одном из дневников ученого: «Всё развивается очень быстро, очень быстро, слишком быстро, относительно быстро. И ты, человек ХХI века, не возгордись. У тебя не две головы, так же как не две головы у китайцев, составляющих одну четвертую часть всего человечества. Ты ничем не отличаешься от меня, только в том, что живёшь на век позже. И я не имею права возгордиться перед людьми ХIХ века. Каждый – творение своей эпохи».

Какие слова! Они более чем созвучны, актуальны и сейчас, хотя написаны свыше сорока лет тому назад. Я воспринимаю  эти слова ученого как завещание нам, ныне живущим, а также молодым, у которых всё впереди. И должны они идти по жизни, сверяя каждый свой шаг с этим чудесным, многозначительным  напутствием!

Рахимжан  Султанов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Статистика: заболевание COVID-19 в Узбекистане согласно возрастам

Возрастной анализ пациентов с коронавирусом, зарегистрированных в настоящее время в Узбекистане, выглядит следующим образом: Дети младше 14 лет: 13-15%;Подростки от...

Больше похожих статей

ЎЗ