Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Спасатель красоты. Часть 3

Спасатель красоты. Часть 3

Посвящается 100-летию И. В. Савицкого
Спасатель красоты. Часть 3

И.В. Савицкий на этюдах в Каракалпакии

Генетический код, помноженный на приобретенный опыт, формирует личность – к такому выводу прихожу в результате многолетних наблюдений и размышлений, причем, конечно же, в круг опыта включаются и образование (не диплом, а образованность), и деятельность в самом широком смысле слова, и круг общения. И что-то еще непостижимое – некая Божия искра или предназначение…

Нельзя не принять во внимание, с какими уникальными людьми сводила жизнь Савицкого по степени родства прямого и духовного. Чего стоят только его родовые корни и такие «крестные» как Сергей Павлович Толстов и Татьяна Александровна Жданко – самоотверженные исследователи древней культуры Хорезма, под началом которых он начинал свой путь к исследованию истории каракалпакского искусства.
Спасатель красоты. Часть 3
Спасатель красоты. Часть 3

И.В. Савицкий в экспедициях

О незаурядности Т. А. Жданко пишет в статье «Сестры Жданко: Ерминия, Ирина, Татьяна. Исторический триптих или деконструкция мифа», опубликованной в журнале «Звезда Востока», Валерий Германов - ее нетрудно найти в интернете, желающие могут прочитать. После окончания МГУ Татьяна Александровна, как оказалось, по распределению пять лет проработала в Центральном государственном музее Узбекистана в Самарканде и в трудные годы военного лихолетья вновь оказалась под звездным небом древнего города. Работала в том же музее, и командировки по сбору недостающих музею артефактов привели к решению посвятить себя изучению Каракалпакии. В 1942 году присутствовала на защите докторской диссертации С.П. Толстова, а после окончания войны ежегодно участвовала в организованных им этнографических и археологических экспедициях, солидно поддержанных сталинским правительством.
Спасатель красоты. Часть 3

Т.А. Жданко в экспедиции

Исследовательскую группу Жданко вместе с ее девушками-помощницами местные жители называли отряд «кызлар», не без аналогии с легендой о воительницах «Кырк Кыз» из каракалпакского героического эпоса. Первое знакомство Савицкого если не с Толстовым, то уж наверняка с Татьяной Александровной могло состояться в Самарканде, где с 1942 по 1944 год, как нам известно, он учился на графическом факультете эвакуированного МГАХИ имени Сурикова. И в музей, конечно же, заглядывал не раз. Жданко как раз и рекомендовала в 1950 году Толстову пригласить Игоря Савицкого в экспедицию.

В экспедиции в силу своего подвижнического характера Савицкий не мог не проникнуться исследовательским энтузиазмом ученых и, наряду с выполнением официальных обязанностей художника научной экспедиции, собирал в отдаленных районах Каракалпакии предметы народного промысла для коллекций московских музеев, все глубже проникая сердцем в историю и культуру каракалпакского народа, среди которого прожил уже несколько лет.
Спасатель красоты. Часть 3

Картина работы И.В. Савицкого

Он всерьез задумал навсегда поселиться в Нукусе. Заключив брак с дочерью приятельницы своей матери Марианной Михайловной Замаруевой, оставил в ее полное распоряжение свою комнату в коммуналке на Арбате. Надо сказать, супруги практически не жили вместе, но всегда поддерживали дружеские отношения. Со временем, продав квартиру, М.М. Замаруева переехала в Бутово; она посетила Нукус лишь в праздник, приправленный горечью недавней утраты - 60-летие со дня рождения Савицкого, которое отмечалось в 1985 году. Из родственников к тому времени никого, кроме двоюродной сестры Савицкого Марины Хмелевской и ее сыновей, проживавших в Херсоне, не оставалось, как сообщила мне М. Бабаназарова. Брат Виктор жил в Прибалтике, но скончался еще при жизни Савицкого. Так что Каракалпакия стала для Игоря Витальевича принявшей его навечно родной землей – скончавшись в московской больнице, по его пожеланию он был похоронен в Нукусе, а родственников ему заменили близкие по духу и делу люди.
Спасатель красоты. Часть 3

Картина работы И.В. Савицкого

Савицкий, прочно осев в Нукусе, сблизился с местной интеллигенцией, художниками. Кроме научных работ занимался живописью, реставрацией и пригласил в Нукус художницу из Туркмении Альвину Шпаде – она и сегодня верой и правдой служит музею, работая над восстановлением редчайших картин и оставаясь лучшим в республике реставратором и талантливым художником.
Спасатель красоты. Часть 3

А. Шпаде в реставрационной мастерской. Нукус, 2013 г.

К 100-летию со дня рождения друга и наставника и своему 80-летию Альвина Андреевна подготовила персональную выставку, которая должна открыться незадолго до юбилейных торжеств – 21 августа.
Спасатель красоты. Часть 3

Хранитель музея Валентина Сычева. Нукус, 2013 г.

Если вы приедете в Нукус и пройдете по его залам вместе с хранителем музея Валентиной Сычевой, она вам непременно расскажет, что в первые годы Савицкий собирал произведения художников, непосредственно связанных со Средней Азией. Это были работы А. Исупова, Л. Крамаренко, Н. Ульянова, М. Волошина. Вошли в коллекцию и произведения мастеров, стоявших у истоков формирования среднеазиатской художественной школы, например, работы Р. Мазеля, который, пожалуй, еще в Москве зародил у юного Савицкого, бравшего у него уроки, интерес к нашим краям. Мазель прожил в Туркмении восемь лет, и в его творчестве ярко проступает колорит Востока. А насколько оно современно для восприятия, посмотрите на примере одной из картин, которую можно видеть в музее.
Спасатель красоты. Часть 3

Р. Мазель. Перекочёвка.

Достаточно прочитать вот эти строки, чтобы понять, как наставник рисовал в своих рассказах Азию: «Искусство туркмен - это ковер, вобравший в себя все, что было прекрасного в душе народа - природу, быт, историю, краски неба и земли. Туркмен поет о ковре, и в ковровый узор там слагается все живущее, и сквозь ковровый узор все смотрит на мир». Не так ли воспримет Савицкий позже каракалпакское и узбекское искусство – как все прекрасное, что есть в душе народа и что проявлено в прикладном творчестве?

В музее представлено также целое созвездие художников, заложивших неповторимые традиции узбекистанской школы живописи. В первую очередь хочется назвать Александра Николаевича Волкова - именно его картина числится в музее под первым инвентарным номером. Кроме бесценной коллекции картин Волкова – о нем необходимо поговорить в отдельной публикации - музей хранит шедевры Усто Мумина (А. Николаева), М. Курзина, Н. Карахана, ранние работы У. Тансыкбаева, картины В. Уфимцева и других мастеров. Невозможно перечислить в скромной газетной публикации весь круг художников в собрании музея имени Савицкого. Кроме картин можно долго говорить о скульптуре, фарфоре, керамике, слепках… Главное, есть ценители искусства, которые устремляются к этим шедеврам, едут за тридевять земель – и музей в Нукусе открывает им свои сокровища и легенды древнего края. Каждый берет из этого наследия ровно столько, сколько может унести – восприятие искусства требует подготовленности. И впечатлениями о музее посетители делятся с миром в меру своего таланта – кто видит шедевры и титанический подвиг, а кто – прорехи и огрехи.
Спасатель красоты. Часть 3

Казалось, само время призвало Савицкого, свидетеля перекосов в общественно-политической и культурной жизни, чья семья понесла трагические утраты в сталинские времена, стать истинным «спасателем» культурных ценностей. Он не мог закрыть глаза на возможную гибель шедевров современного ему искусства. Видя, как сотни, а то и тысячи картин могут быть выброшены в прямом смысле на свалку, Савицкий всеми правдами и неправдами собирает и вывозит в Нукус из столицы и других городов работы непризнанных художников - изгоев традиций социалистического реализма, на творчество которых было наложено вето советскими властями. Он умел убеждать чиновников, ему доверяли наследники безвестных в то время творцов, в него верили сами художники, передавая свои работы в руки Савицкому. Их вера имела основания. О самых невероятных историях, связанных с его приобретениями, рассказывают современники и работавшие с ним музейные работники. Директор нукусского музея, быстро завоевав своей образованностью и бескорыстием авторитет в самых разных кругах, случалось, шел на компромиссы – если не мог сразу выкупить работы, что бывало часто, давал обещания и расписки, принимал с благодарностью картины от дарителей, которые не знали, как спасти и сохранить их. И сберег для потомков невероятное собрание.
Спасатель красоты. Часть 3

Витрина с работами Усто Мумина (А. Николаева)

Парадоксально, что изрядную часть этих запрещенных к показу творений он оплачивал, как и положено было, за счет бюджетных средств, которых, конечно же, ему вечно недоставало. У Савицкого, как отмечают все, кто с ним соприкасался, было особое чутье на истинную ценность предметов искусства. Он непрестанно находил все новые шедевры на выставках в Москве и других городах, во всех доступных ему хранилищах и частных собраниях, в мастерских художников, которых он нередко спасал от безденежья, забирая порою все работы подряд. И в то же время, нехватка средств для пополнения коллекции и выплат по распискам была его непреходящей заботой – музей был в долгах, как в шелках, и далеко не все кредиторы бывали благородны, терпеливы и любезны, в особенности, когда Савицкий ушел из жизни, а цены на работы прежде безвестных авторов многократно выросли.

Если же вновь вернуться к истокам и задаться вопросом, как первому директору музея удалось развернуть такую масштабную работу по сбору коллекции, надо вспомнить, что в начале 60-х в Москве и Ташкенте проходили первые декады искусств, их участником был и Савицкий – об этом пишет М. Бабаназарова в упомянутой в предыдущей части статье. Там завязывались и необходимые контакты. А на Всемирном конгрессе востоковедов он разворачивает в здании МГУ выставку каракалпакского прикладного искусства, восхитившую публику самобытностью, и сам рассказывает зарубежным гостям на хорошем французском о мастерах-каракалпаках, вызвав большой интерес к искусству древнего народа и на родине, и у зарубежных знатоков.
Спасатель красоты. Часть 3

Мийригуль Ерекеева ведет экскурсию в зале народно-прикладного искусства

В Нукус дважды приезжает Симонов; идея открытия здесь музея искусств несколько лет обсуждается в правительственных кругах, и в 1966 году принимается решение о его учреждении. И с 1966 по 1984 год, то есть всего за 18 лет, музей стал обладателем 90 тысяч единиц хранения и второй по величине и ценности коллекции русского авангардного искусства. Для сравнения: один из старейших музеев Пензенской области, основанный в 1892 году по завещанию пензенского губернатора Николая Селиверстова (на его же частной коллекции), насчитывает сейчас около 13 тысяч единиц хранения - произведения западноевропейского, русского, советского искусства, работы художников Пензенской художественной школы.
Спасатель красоты. Часть 3

Чувствуете масштабы? Фонды нукусского музея всего за 18 лет превысили в пять с лишним раз фонды пензенского, история которого насчитывала 100 лет! Почему выбрала для сравнения этот российский музей? Он в некотором роде «тезка» нукусского - носит имя своего первого директора, тоже Савицкого, но Константина Аполлоновича, который вовсе не родственник нашего «советского Третьякова». Замечу, что фамилия «Савицкий» как-то особенно счастлива на связь с музеями: в 2012 году основан еще один музей Савицкого - в Минске. Это художественная галерея знаменитого белорусского художника Михаила Савицкого, размещенная в историческом здании с воссозданными фрагментами интерьера XIX века. В ней всего около 100 картин - о концлагерях, аварии на АЭС в Чернобыле и религиозного содержания. Все познается в сравнении – музей имени Савицкого в Нукусе, как видим, необычайно богат, и его создатель вместе со своими соратниками приложил немало усилий, чтобы это богатство принадлежало земле, которая его сохранила. И, думаю, не стоит муссировать, как делается порою, вопрос, где сегодня должны храниться сокровища, собранные Савицким. По всей справедливости – в Нукусе.
Спасатель красоты. Часть 3

Уголок у входа в зал памяти И.В. Савицкого

Кстати, Игоря Витальевича в Каракалпакии местные жители очень хорошо знали и уважали за фанатичную преданность делу и трудолюбие, скромность, просветительство, внимание к воспитанию школьников. Называли Савецкий - в такой форме фамилия перекликалась со словом «советский» и сразу запоминалась. Сам же Савицкий искренне верил в светлое будущее и идеалы коммунизма. На его жизнь, кроме испытаний выпали и время народно-хозяйственного подъема, и пора оттепели. Кристальная его душа при то и дело сдававшем здоровье черпала силы, как мне думается, в этой вере в прекрасное будущее, ради которого он сохранял десятки тысяч творений вдохновенных человеческих рук, мечтая, что в далекий Нукус будут когда-нибудь стремиться, как в Лувр.

Итак, музей создан, и спустя всего два года Савицкий дал старт своеобразному выставочному марафону, показывая картины из коллекции нукусского музея в Москве, Ташкенте, Львове, Таллине, Казани, Алма- Ате (Алматы)… Потом первый зарубежный показ – в Югославии, и с 70-х ни одна крупная выставка за пределами Союза не обходилась без потрясающих по своей ценности и значимости экспонатов из Нукуса.

О том, как именно составлялась эта коллекция и какие испытания, по словам очевидцев, выпадали на долю Савицкого и музея, читайте в следующих частях.

Продолжение следует.

Тамара САНАЕВА.
Фото автора.
Портреты Т.А. Жданко и фоторепродукция картины Р. Мазеля – из интернета.
Комментарии
Тамара, спасибо за труд! Очень сложно поначалу вчитаться в историю Савицкого и его удивительного музея, спрятанную в окружении других новостей, находясь в режиме в котором информацию хватаешь урывками. Но если это сделать - оно того стоит!
Это должна быть полноценная книга! Благодарю!
Полноценная книга о Савицком - «Игорь Савицкий. Художник, собиратель, основатель музея» - давно написана Мариникой Маратовной Бабаназаровой, ее можно приобрести, может, и заказать в Нукусе - средства от продаж идут на нужды музея. Правда, у меня ее нет, пользуюсь записью рассказов М.Бабаназаровой и других сотрудников, которые сделала два года назад, сообщениями знакомых мне людей и биографическими ведениями с документальных сайтов.
Начав серию очерков, даже не подозревала, какие пласты информации вскроются с помощью близко знавших Савицкого людей - занимаюсь сбором и обобщением этой информации. Но статьи, даже их серия, - не научный труд, о книге мыслей не было, может, надо и подумать. Моя цель - как можно больше узнать об Игоре Витальевиче, которого лично не знала, от современников. К счастью, такие люди есть и охотно делятся воспоминаниями, понимая, что любое слово о создателе этого музея важно, и нужно донести его до людей.
Спасибо огромное за статью! Действительно, Савицкий поразительный человек, вклад которого в сохранение произведений искусства, прежде всего авангарда, трудно переоценить. Я побывал в Нукусе в мае этого года и был поражен, как в таком совершенно нелогичном, казалось бы, месте мог возникнуть такой замечательный музей, своим собранием превосходящий многие музеи Москвы и Петербурга. Читал после этого много про Савицкого, жаль, что он не дожил до полного признания своих заслуг и до строительства огромного музейного комплекса в Нукусе.
Очень жаль еще, что пока открыт только один из трех корпусов- представляю, какие сокровища скрываются сейчас в запасниках музея. Ведь в Нукусе есть даже подлинные работы знаменитых авторов 18-19 века, того же Фальконе! Что касается авангарда, то хотя сам я и не особо люблю живопись того периода, но даже на меня картины произвели большое впечатление (особенно "бык" со своим магнетическим взглядом).
Хочется пожелать музею дальнейшего процветания, а Тамаре Санаевой большое спасибо за замечательный рассказ!
Благодарю, Андрей, но по себе скажу - с каждой встречей с полотнами авангардистов они вам будут все ближе, интереснее и понятнее. То же касается музея. Вдруг повезет увидеть еще раз - уже весь комплекс. То, что не все из хранилищ можно видеть в экспозиции - так это в любом большом музее - фонды всегда больше по объему.
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)