-0.5 C
Узбекистан
Среда, 26 января, 2022

Гимн любви, или Поэт, мечтающий смыть пятна на луне

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,720участниковПодписаться

(штрихи к  поэзии Гайрата  Мажида)

В 1961 году в печати был опубликован мой рассказ под названием “Благословение матери”. В нём речь шла о любви зоотехника Алимджана и доярки Фазилатхон. В то время в печати часто говорилось об иницитиве самаркандского животновода Джуры Султанова, который занялся свиноводством, дающим большой доход. Беря пример с Д.Султанова, Алимджан также занялся свиноводством. Вскоре он послал сватов в дом к своей любимой, но её мать, узнав, что будущий зять занимается свиноводством, отправила сватов обратно. Через некоторое время мать Фазилатхон узнала, что Алимджан пользуется большим уважением среди односельчан, что свиноводство явилось большим подспорьем в подъёме экономики хозяйства, благословила брак молодых.

Я перевёл рассказ на русский язык и представил его в редакцию молодёжного альманаха нашего вуза. Альманах редактировал наш наставник –  известный литературовед, профессор Степан Иванович Лиходзиевский.  Он познакомившись с рассказом раскритиковал его. “Зачем такое прекрасное чувство, как любовь, ты ставишь в зависимость от свиноводства”, –  сказал он. Я сказал, что есть много произведений, где речь идёт о любви свинопасов и что один из героев произведений нашего великого поэта Алишера Навои – шейх, также стал свинопасом из любви к христианке. Степан Иванович махнул рукой: “Там совершенно другая история, связанная с суфизмом, с религиозными вопросами. Мы с тобой живём в двадцатом веке и перед нами стоят совсем другие задачи”. Таким образом мой рассказ не попал в альманах, но с тех пор я стараюсь внимательно следить за публикациями о любви, о верности, о преданности.

Тем более, в своё время, наш президент Шавкат Миромонович Мирзиёев выступая на торжестве, посвященном открытию памят­ника выдающемуся государственному и общественному деятелю, известному писателю и поэту, пламенному публицисту Шарафу Рашидову, говорил о поэзии, о любви и верности, о мудрости и скромности узбекской женщины. Этим самым он поднял вопросы любви и верности до государственного уровня.

Тема любви вечная для поэтов всех народов. О ней писали и Рудаки и Фирдавси, Навои и Бабур, Пушкин и Лермонтов, Нодира и Зульфия, Эркин Вахидов и Абдулла Арипов, Евгений Евтушенко, Халима Худойбердиева и многие другие.

Поцелуй любви желанный,  он с водой солёной схож:

Тем сильнее жаждешь влаги, чем неистовее пьёшь.

Эти строки написаны сотни лет тому назад  великим Рудаки, но до сих пор волнуют читателя… 

Недавно Ташкентский издательско-полиграфический творческий дом имени Гафура Гуляма выпустил в свет сборник стихотворений известного узбекского поэта Гайрата Мажида под названием “Нельзя, чтобы ты плакала” (Ғайрат Мажид. Мумкин эмас сенинг йиғлашиг. Шеърлар. Ғафур Ғулом номидаги нашриёт-матбаа ижодий уйи. Тошкент – 2020). Сборник, опубликованный в серии “Современная узбекская литература”, сразу привлёк моё внимание своим оригинальным оформлением, но ещё больше меня изумили стихи, вошедшие в него.

Даже в подстрочном переводе они не могут не трогать читателя, любящего настоящую поэзию. Так он пишет:

Чистейшими слезами моих глаз

Я смою пятна на тебе, луна.

***

Ищи хоть тысячу лет, ищи миллионы лет,

Другого как я, нигде не найдёшь.

***

Что за джигит, не знающий, что такое

 гордость, что такое стыд.

***

Любимая, смотри: жизнь как прекрасна!

Все тайны мирозданья можно разгадать,

Но тайну твоих глаз разгадать нельзя.

***

Пусть буду травой у твоих ног,

Нет, не травой, а пылью у твоих ног.

Пусть буду с тобой больше вечности.

Я последний в очереди за счастьем.

***

Я хочу так любить…

Я хочу так любить, я хочу так петь,

Чтобы восхитилась вся вселенная.

***

Я любовь свою спрятал глубоко в душе,

Но глаза мои выдали меня.

***

Не говори мне правду, что не любишь меня:

Лучше обмани. Обманывай меня, любимая…

***

Я весь мир вмещу в свои слова:

Я в этот мир пришёл не просто так.

***

О мир, достаточно обманывал меня ты,

Теперь найди другого, чтобы водить за нос.

***

Любимая, я вовсе не похож на Меджнуна,

И ты на Лейли не похожа.

Наша любовь прекраснейшая легенда,

Которую ещё никто не читал.

***

Ресницы как копья вонзила мне в душу,

Саблями бровей размельчила её.

***

Сорок верблюдов не смогут поднять,

Столько коварства в тебе.

***

От моего стона звёзды упали с небес,

От моих мучений скалы все свалились.

***

Рука твоя касается моей руки, любимая.

Слова мои твоей души касаются, любимая.

Душа моя твоей души касается, любимая.

Неужели тебя любить грешно, моя любимая.

***

О звёзды, падающие с моих глаз,

О звёзды, катящиеся по моей груди,

О звёзды, срывающиеся как душа,

Скажите: я чьё счастье

и чьё счастье она?

***

Знай, ты лучше всех, но и запомни то, что

Не сыщешь лучше меня никого на свете.

***

О, где моя роза:

Без неё нет жизни мне.

Я, тоскуя ожидаю всех,

Но меня не ждёт никто…

Жизнь бьёт ключом в твоих глазах, любимая.

Что за мир кругом: не стоит твоих слёз.

Сколько нужно, столько буду плакать я сам:

Нельзя, чтобы ты плакала, любимая.

***

На душе от любви светло:

Любовь похожа на радугу.

***

Горько будешь сожалеть, любимая,

Что не смогла меня ты полюбить!

***

Пройдут миллионы лет, пройдёт и вечность,

И тогда я буду повторять твоё имя, о любимая.

***

Между «здравствуй» и «прощай»

Вся жизнь проходит.

То как ад, то как рай,

То легко, то тяжело, жизнь вся проходит.

***

Что мне дал этот мир

И чем я его дополню?

***

Ты меня не любишь, но я готов жизнь за тебя отдать,

А за меня готова жизнь отдать та, которую я не люблю.

Поэт Гайрат Мажид в своих стихах описывает неповторимую красоту Узбекистана. Через при­роду он отражает настроение народа, стремится показать органическое единство духовного мира людей с миром природы. Но главное место в его стихах занимает любовь. Любовь – это глубин­ный смысл и вечный огонь жизни, который не может погасить даже смерть.

Читая стихи Гайрата Мажида, я понял, что он почитатель творчества великой русской поэтессы Марины Цветаевой, 130-летие которой будет отмечаться в этом году. Нужно отметить, что поэтесса не приняла Октябрьскую революцию.

Поэзия Цветаевой была монументальной, мужественной и трагической. В поэзии Цветаевой нет и следа  покоя, умиротворённости, созерцательности. Она вся – в буре, в вихревом движении, в действии и поступке. Всякое чувство Цветаева понимала только как активное действие. Недаром же любовь у Цветаевой всегда «поединок роковой», всегда спор, конфликт и чаще  всего – разрыв. Её любовная лирика, как и вся её поэзия, громогласна, широко масштабна, гиперболична, неистова. Она писала:

Где бы ты ни был – тебя настигну,

Выстрадаю – и верну назад.

Ибо с гордыни своей, как с кедра,

Мир озираю: плывут суда,

Зарева рыщут… Морские недра

Выворочу  – и верну со дна!

Перестрадай  же меня! Я всюду:

Зори и руды  я, хлеб и вздох,

Есмь я и буду я, и добуду

Губы …

Писать стихи по Цветаевой – это всё равно что «вскрыть жилы», из которых неостановимо и невосстановимо хлещут и «жизнь» и «стих». Поэту запрещается повторять то, что уже было сказано, он должен изобретать своё, открывать  новые моря и материки на карте поэзии.  Марина Цветаева нередко писала и о смерти  – особенно в юношеских стихах. Писать о смерти было тогда своего рода признаком хорошего литературного тона, и юная Цветаева не составила в этом смысле исключения. Но «смертные» мотивы  уже тогда явно противоречили внутреннему  пафосу и общему мажорному тону её поэзии. Такие мотивы мы встречаем и в стихах Гайрата Мажида. И в связи с этим вслед за писателем Фазилом Искандаром можем сказать, что слово поэта  обладает таинственной, мистической властью над ним  и  его судьбой. Какая связь между поэтическим словом и жизнью поэта? Видимо,  огромная, но до  конца понять мы ее не  можем.  

Думается, лучше никогда поэтически не фиксировать желание смерти. Даже если такое желание возникает.

Если жизнь представляется невозможной, есть более мужественное решение. Человек должен сказать себе:  если  жизнь  действительно невозможна, то она остановится сама. А если она не останавливается,  значит,  надо перетерпеть боль. Так  суждено.  Каждый,  перетерпевший  большую  боль  знает,  с  какой изумительной свежестью после  этого ему  раскрывается  жизнь…

Я закрываю сборник стихов Гайрата Мажида, который показался мне гимном вечной любви, и хочется пожелать ему новых творческих успехов, а читателей поздравить с хорошей книгой.

Носир Таиров,

политолог.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Ситуация с электроснабжением в регионах страны в последние минуты уходящего дня

Пресс-служба Минэнерго распространило дополнительную информацию о ситуации с электроснабжением в регионах страны 25 января по состоянию на 22:30. 1. Республика...

Больше похожих статей

ЎЗ
×