6.8 C
Узбекистан
Пятница, 28 января, 2022

Фонд по развитию культуры презентовал журналистам проект реставрации дворца Романова в Ташкенте Видеорепортаж

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,730участниковПодписаться

Пресс-конференция, которую вёл заместитель Премьер-министра, министр туризма и спорта Республики Узбекистан Азиз Абдухакимов, состоялась 2 октября в каминном зале резиденции Романовых.

Года через три, как известили журналистов, исполнится последняя воля Великого князя Николая Константиновича Романова (Искандера), который завещал свою резиденцию в дар городу и жителям Ташкента с условием открыть в здании музей на основе собранной им коллекции произведений изобразительного, прикладного и ювелирного искусства.

Завещание вступит в силу благодаря проводимой Президентом Республики Узбекистан Ш.М. Мирзиёевым политики сохранения уникального историко-культурного наследия республики и основополагающим решениям правительства, направленным на реформирование и дальнейшее развитие сферы культуры и искусства Узбекистана.

Одним из них явилось Постановление Кабинета Министров № 1019 от 19 декабря 2019 года, по которому Фонду развития культуры и искусства поручена реконструкция бывшей резиденции князя Романова в Ташкенте и возвращение ей первоначального архитектурного облика.

Проект осуществляется в партнерстве с Хокимиятом города и финансируется за счёт государства. К работе над ним привлечены отечественные и зарубежные эксперты, и практическое содействие готовы оказать постоянные партнёры и международные фонды поддержки культуры и искусства. Их участие возможно на разных этапах выполнения проекта.

В течение трёх лет велись работы по исследованию состояния дворца и разработке экспозиционного пространства будущего музея. Были составлены планы и чертежи здания в целом, отдельных помещений и всей дворцовой территории: парка, фонтанов и флигеля. Исследование приняло законченный вид и было оформлено в виде слайдовой презентации, рассчитанной минимум часа на четыре просмотра.

Пресс-конференцию предварила экскурсия по залам дворца, её провел известный знаток и историк края Борис Голендер. Не всё сохранилось таким, как при жизни князя Романова. Резиденция успела за столетие с лишним побывать и Дворцом пионеров, экспозиционной площадкой для демонстрации золота Кушанских царей и старинных ювелирных украшений, домом приёмов зарубежных делегаций. И вот уже года три как ташкентцы, не знавшие о принятом Постановлении, делились домыслами о её судьбе.

Задача вернуть зданию первозданный вид далеко не простая. Сделать из него музей, соответствующий международным требованиям, начиная от укрепления фундамента и реставрации до установки лифта — ещё более сложная. Тем не менее, к решению всех вопросов исполнители отнеслись с высочайшим чувством ответственности.

По крупицам собирали сведения, изучали архивные и другие свидетельства о внешнем виде и оригинальном внутреннем убранстве дворца.

В Государственном музее искусств Узбекистана шла и продолжается работа по отбору экспонатов, переданных в 30-е годы в музей искусств. Их не менее 500, и часть из них требует реставрации, как отметила на пресс-конференции директор ГМИ Василя Файзиева.

Можно понять, с каким волнением относятся старожилы столицы к известию о реставрации дворца. Но теперь можно не переживать за судьбу уникального арихитектурного памятника, десятилетиями украшавшего Ташкент.

Возвратить резиденции первоначальный облик и исполнить волю князя Искандера, немало сделавшего в своё время для развития края, — лучшего и представить невозможно. Думаю, общественность оценит решение правительства.

Представители СМИ задали на пресс-конференции немало вопросов, на которые ответили исполнители Постановления правительства. И в дальнейшем ход реставрации и подготовка к открытию филиала ГМИ в резиденции князя Романова будет регулярно освещаться в прессе и в интернет-пространстве.

Во время экскурсии по дворцу невольно всплыли в памяти воспоминания о жизни в Туркестане А. Н. Искандера (Романова). В них он подробно описал, каким был дворец в начале века.

«Дворец представлял собой длинное, двухэтажное здание из обожжённого серо-жёлтого кирпича, со специально оборудованным для жилья подвальным помещением, где даже в жару было прохладно. В подвале также находилась и обширная кухня. На флангах дворца были построены круглые башни, красиво сливающиеся со зданием.

На территории вокруг дворца известным ташкентским ботаником и фармацевтом И. И. Краузе был разбит сад. Близ входа стояла Иосифо-Георгиевская церковь.

К крыльцу, выходящему на Кауфманский проспект, шла от улицы кругообразная, широкая въездная аллея в виде крытого застекленного портика с колонками. От улицы этот участок был отгорожен красивой, высокой кованной решёткой с двумя воротами: въездными и выездными. Между решёткой и въездной аллеей был разбит круглый, огороженный подстриженными растениями в виде живой изгороди, — цветник».

При реставрации будет воссоздана въездная аллея — в виде пандуса. Она не будет крытой.

«По обеим сторонам входной лестницы, на мраморных цоколях лежали в натуральную величину бронзовые олени с громадными ветвистыми рогами», — вспоминал Александр Искандер (Романов). — В левом крыле дворца располагались апартаменты Великого князя, а в правом крыле апартаменты его жены».

Дворец предназначался не только для проживания княжеской семьи и для светской жизни. Кроме приближенных людей, три раза в неделю распахивались его двери для «чистой публики», желающей осмотреть коллекцию князя и декор залов, оформленных народными мастерами восточной росписи, резьбы по ганчу и дереву.

Дубовые резные двухстворчатые двери вели в круглый большой холл, «отделанный тёмным деревом, с опускающимся на чугунной цепи замысловатой формы фонарём».

Из холла во внутренние покои вело три двери. За левой была круглая винтовая узорчатая железная лестница, шедшая на второй этаж — в богатую, большую библиотеку и в бильярдную».

Библиотека насчитывала около 4 тысяч книг. Они были переданы в Публичную библиотеку (ныне Национальная библиотека Узбекистана) и сохранившиеся будут возвращены новому филиалу музея, заняв прежнее место.

За правой дверью открывался зимний сад — с пальмами, цитрусовыми и померанцевыми деревьями.

«С левой стороны от входа в зимний сад был устроен японский сад с карликовыми фруктовыми деревьями; в этом саду журчали ручейки, через которые были переброшены красивые мостики с перилами в виде заборчиков и туннелей, а также стояли крошечные домики и около них масса фигурок людей и животных в живописных позах. Также в саду были устроены беседки из тропических растений в цвету.»

Признаться, сейчас трудно представить, где и как размещался зимний сад. Он не будет восстановлен, так как излишняя влажность может повредить вековому зданию.

Из холла, посетитель попадал в три зала, следовавших один за другим. В этих залах располагались мраморные статуи и картины из коллекции Великого князя.

В одной из гостиных стояла статуя Венеры. Она выглядела розово-прозрачной, когда из французского окна богиню освещали солнечные лучи. В другом зале «в застеклённых шкафах и витринах находились многочисленные экспонаты из коллекции Николая Константиновича — статуэтки, игрушки из слоновой кости, ордена, медали, кольца, браслеты, серебряные и золотые украшения…»

Залы левого крыла были оформлены в восточном стиле и украшены «…бухарскими, афганскими, туркменскими и персидскими коврами, с драгоценным оружием — огнестрельным и холодным. Низкие тахты были покрыты коврами и материями, расшитыми шелками, серебром и золотом. Также в этом зале находились картины известных мастеров живописи со сценами из жизни Азии.»

Был также зал с экспонатами о Хивинском походе 1873 года. Кроме картин, в нем можно было видеть малую скульптуру из чугуна батальной тематики и макет хивинской Ичан-Кала, штурмуемой российскими солдатами: «они лезли по приставленным лестницам, падая ранеными и убитыми. Хивинцы, защищая крепость, стреляли в осаждавших из ружей, луков, бросали в осаждавших камни и лили горячую смолу. Стреляли медные пушки и внизу, и на крепости. Вот казак везёт раненого товарища. Казак увозит хивинку. Казак, джигитуя, поднимает фуражку. А вот лежит раненый казак, а около него верный ему конь его обнюхивает, не покидает».

На первом этаже размещалась и столовая, отделанная деревом. В ней стоял длинный обеденный стол с массивными стульями, обтянутыми кожей, «с богатыми резными ножками, спинками и подручниками». Шкафы были заполнены семейным серебром и блюдами, хрусталём и сервизами работы императорского фарфорового завода. Карнизы потолка расписаны «золотом, тушью, малиновыми и зелеными надписями: молитвами из Корана».

Диву даёшься, как коллекция помещалась, в общем-то, небольших залах. И после реставрации в них, помимо мраморных и бронзовых скульптур, некогда украшавших дворец, в музей вернутся более 120 произведений живописи и графики, 75 скульптур, 20 предметов мебели. Залы и комнаты в какой-то мере обретут первоначальный, но музейный вид.

Организаторы проекта надеются, что будущий музей станет одним из главных туристических объектов столицы.

Тамара Санаева.

Фото и видео автора.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Покупателя  на узбекский завод «Джизак пластмасса» пока не нашлось

Компания АО «UzAssets» при Агентстве по управлению государственными активами объявила о продлении срока подачи заявок на покупку 85,84%  пакета акций в уставном...

Больше похожих статей

ЎЗ
×