Главная > Колумнисты > Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава вторая

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава вторая


Из цикла “Туркестанские генерал-губернаторы”

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава вторая

В 1873 году Николай Иванович Гродеков принимает участие в тяжелейшем Хивинском походе. Что предшествовало этой весьма непростой операции русской армии.

После образования Туркестанского генерал-губернаторства, Константин Петрович фон Кауфман, -первый начальник края - попытался наладить мирные отношения со своими соседями.

“Худой мир лучше доброй ссоры” – руководствуясь в своей внешней политике этим принципом, Кауфман посылает ташкентского купца Хлудова с письмом к кокандскому хану. В письме уверив, что русские власти не намерены завоёвывать ханские владения, Кауфман предлагает заключить взаимовыгодный мирный договор. Худояр-хан, понимая, что противостоять России в военном отношении невозможно договор подписывает. Сложней дело обстояло с Бухарой. Сам эмир к войне с могущественным северным соседом не стремился, однако внутренние проблемы ханства вынудили его к этому решению. Как писал Н. Н. Каразин в романе “На далёких окраинах”: “Смутное время стояло над бухарским ханством. Музаффар не хотел этой войны: он знал заранее гибельные для него последствия её, но его втянули в нее фанатики-муллы, которые пылкими речами разожгли легко увлекавшийся народ, и народ потребовал битвы”.

Проблему пришлось решать силой. В результате бухарский эмир, сохранив свою власть ценой территориальных потерь, стал вассалом Российской империи. Но, главной головной болью туркестанской власти была Хива. Расположенная в труднодоступных пустынных районах, она продолжала заниматься систематическим грабежом торговых караванов и работорговлей, донимая соседей – Россию и Персию. Дипломатическим путём решить эту проблему не удавалось. А проблема была весьма давняя. Первую попытку мирно договориться с Хивинским ханством предпринял ещё Пётр Великий. В 1714 году, он поручил кабардинскому князю Бековичу-Черкасскому, пользовавшемуся особым доверием царя, сформировать отряд из 6000 человек и отправиться в Хиву чтобы ввести это азиатское ханство в орбиту русского влияния. К сожалению, первая попытка закончилась трагически: весь отряд погиб в хивинских песках, вследствие излишней доверчивости её начальника. Князь Черкасский, согласился на предложение хана Ширгази, уговорившего того разделить отряд на мелкие части, под предлогом более удобного содержания людей. Не подозревая коварства Бекович-Черкасский так и сделал. Ночью хивинцы напали на раздробленный отряд и часть перебили, а оставшихся увели в рабство. Сам же князь пред ханским шатром был обезглавлен, а его кожу натянули на барабан.

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава вторая

Фёдор Васильев. “Портрет князя Александра Бековича-Черкасского, составившего описание северного и восточного побережий Каспийского моря”. 1710 г.

В 1839 году, император Николай I повелел тогдашнему оренбургскому военному губернатору графу Перовскому взять Хиву, но и на этот раз попытка успеха не имела. Отряд численностью в 4000 человек при 12-ти орудиях выступив в октябре месяце из Оренбурга, вследствие сильнейших морозов и глубокого снега, усиленного падежа верблюдов и развившейся среди войск цынги, горячки и других болезней вынужден был вернуться обратно. Во время почти восьмимесячного похода умерло более тысячи человек и пало десять тысяч верблюдов и восемь тысяч лошадей. После этого Хива, уверенное в недосягаемости своих владений, окружённых со всех сторон непроходимыми песчаными и безводными пустынями, продолжало безнаказанно досаждать Российским владениям в Средней Азии: хищническими набегами на торговые караваны, угоном людей в рабство, собиранием подати с российских подданных-киргизов (казахов) и подстрекательством их к неповиновению русским властям. Как писал Н. И. Гродеков в своей работе “Хивинский поход 1873 года”: “Хивинское ханство употребляло все усилия для привлечения на свою сторону туркменских племен, расположенных на юге и юго-западе от него, а также киргиз оренбургской степи. Лаская всех, кто становился явным врагом русских, и высылая своих эмиссаров в оренбургскую степь, ханство в 1869 году стало в открыто враждебное отношение к русскому правительству”.

Оренбургский генерал-губернатор Крыжановский в конце 1869 года отправил в Петербург подлинники обращений Мухамед Рахима к казахам Уральской области. В них хан призывал к вооружённым выступлениям против русских властей и в случае отказа грозил истребить казахские стойбища.

Необходимо было прекратить бесчинства, и в июне 1869 года туркестанский генерал-губернатор отправляет военному министру Милютину два письма с предложением основать в Красноводском заливе Каспийского моря русское укрепление, считая его плацдармом для наступления на Хиву.

Предложение было одобрено и в ноябре 1869 года четыре корабля пристали к каменистому полуострову в Красноводском заливе. С них высадился военный отряд в 1000 человек при 36 лошадях и 6 орудиях под командой полковника Николая Столетова. Кавалерийскую часть отряда возглавлял штабс-капитан, М. Д. Скобелев. На берегу залива на месте древнего колодца Шагадам и было основано укрепление Красноводск.

Высадка русских на каспийском побережье произвела на хивинского хана ошеломляющее впечатление. Причём пока это известие дошло до Хивы, оно обросло фантастическими преувеличениями. Небольшой Красноводский отряд вырос до огромной армии. И Мухамед Рахим начинает готовится к войне. В самой Хиве и её округе начались работы по строительству укреплений. В городе соорудили оборонительную башню с 20 пушками, чтобы не допустить прохода русских кораблей перегородили главный фарватер Аму-Дарьи и построили новые укрепления Джан-Кала и Кара-Томак. Всеми возможными средствами хан подстрекал племена степняков к нападению на русских. Пытаясь заручиться поддержкой сильных мира сего, он отправил эмиссаров к турецкому султану, правителю Йеттишара Якуб-беку, персидскому шаху и вице-королю Индии Томасу Берингу. Военный министр Милютин писал в своём дневнике: “И на этот раз хан отклонил наши требования и послал посольство в Калькутту с письмом на имя великобританской королевы и с просьбой о заступничестве за Хиву против России. Вице-король посоветовал хивинским посланникам вступить в дружественные сношения с русским пограничным начальством и выдать русским пленных. Однако же и затем хан Хивинский не смирился”.

Нейтральная позиция британцев, - извечных противников России, - и их отказ поддержать хана объяснялась просто: именно в это время Александр II заключил с Германией и Австро-Венгрией договор трех императоров, поставив Великобританию в изолированное положение. Франция же находилась в плачевном состоянии после поражения в войне с Пруссией.

Таким образом наступление на Хиву становилось неизбежным, причин для этого было более чем достаточно: во-первых, ханство оставалось последним барьером, который сохранялся на пути продвижения русских к устью Амударьи; во-вторых, Мухамед Рахим, был явным врагом, не скрывавшим своего отношения к России, и в-третьих, как уже было отмечено, русским властям стали известны попытки хана установить тесные связи с Якуб-беком Кашгарским и турецким султаном.

Военный историк М.А. Терентьев писал впоследствии: “Видя, […] что обаяние Красноводского отряда уже ослабло и что наша настойчивость и угрозы без поддержки их вооружённою рукой ничего не стоят в глазах хивинцев, генерал Кауфман представил военному министру свои соображения относительно совместных действий против Хивы со стороны Туркестана и Кавказа, чтобы решительным ударом низвести Хиву с того пьедестала, на котором она стоит, кичась своей недоступностью и нашими прежними неудачными попытками вразумить её”.

В начале декабря 1872 года, в Петербурге состоялось Особое совещание, в котором приняли участие руководители министерств, Оренбургский и Туркестанский генерал-губернаторы, наместник на Кавказе Великий князь Михаил Николаевич и Александр II. В результате план Хивинской экспедиции был Императором утверждён. Напутствуя Кауфмана, на которого было возложено общее командование, Александр II сказал:” Возьми мне Хиву, Константин Петрович”.

Планом предусматривалось наступление силами четырёх отрядов из трёх округов: Кавказского с запада, Оренбургского с севера и Туркестанского с востока. К 1 мая 1873 года все они должны были подойти к стенам Хивы. Со стороны Каспийского моря к Хиве отправились два отряда: из Красноводска под командованием полковника Маркозова и из Мангышлака полковника Ломакина. Начальником штаба Мангышлакского отряда был назначен Николай Иванович Гродеков – “способный и серьёзный молодой человек”, как охарактеризовал его один из героев похода поручик Алиханов-Аварский.
Самым тяжёлым в этой компании были не военные схватки, а борьба с природой. Приходилось преодолевать сотни и тысячи километров безводной пустыни. Из двух кавказских отрядов до Хивы дошёл только один, именно тот, где куда был причислен подполковник Гродеков. Красноводский отряд Маркозова не смог преодолеть пески и вынужден был повернуть назад. А преодолев пустыню, хорошо вооружённые, дисциплинированные “белые рубахи”, - как называли туркестанских пехотинцев, - и казачьи сотни, ведомые талантливыми полководцами, легко справились с разрозненными хивинскими отрядами. Прусский офицер Штумм, участвующий в походе Мангышлакского отряда в качестве наблюдателя в своих письмах, напечатанных в “Северо-Германской Всеобщей Газете”, писал: “Переход, совершённый войсками в течении трёх дней по знойной песчаной пустыне, при совершенном отсутствии воды, представляет собою, быть может, один из замечательнейших подвигов, когда-либо совершённых пехотною колонною с тех пор, как существуют армии. Переход от Алана до Кунграда навсегда останется в военной истории России одним из славных эпизодов деятельности не только кавказских войск, но и вообще всей русской армиии, в особенности, беспримерной, мужественной, выносливой и хорошо дисциплинированной русской пехоты”.
Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава вторая

Фотография из книги Н. И. Дубининой “Приамурский генерал-губернатор Н. И. Гродеков”

Успех операции не в последнюю очередь можно объяснить тщательной предварительной рекогносцировкой территории будущей кампании, проведенной военными и гражданскими разведчиками. Также интересен факт, поддержки русской армии правителями Коканда и Бухары, которые снабжали царские войска провизией и обеспечили их свободный проход через свои владения.

Хива была взята в июне 1873 года, а 12 августа Кауфман и Мухамед Рахим подписали, так называемый Гендемианский мирный договор. В соответствии с ним вся правобережная часть отходила к России, навеки уничтожалось рабство, а Хива становилась российским протекторатом.

Британцы, слегка поворчали, но зубы показывать не стали. Обозреватель “Таймс” грустно комментируя эту новость писал: “Так исчез... последний реликт независимости в Центральной Азии”. Раздавались, конечно, слабые голоса протеста, однако в целом, Европа положительно встретила известие о покорении Россией Хивы, поскольку оно положило конец работорговле и набегам разбойников.

Николай Иванович, “за выказанную храбрость и недюжинные способности администратора” был награждён орденом С. Станислава 2-й степени, золотым оружием “За храбрость” и произведён в полковники. Для 30-летнего офицера это был довольно высокий чин. Следует отметить, что во время похода Гродеков занимался не только военными делами. По пути в Хиву, он собрал большую коллекцию растений, каталог которой был затем опубликован одним натуралистом под заглавием “Список растений, собранных в 1873 г. полковником Н. И. Гродековым при движении мангышлакского отряда от Киндерлинского залива в Хиву по Усть-Урту”. А через десять лет вышла превосходная книга Гродекова “Хивинский поход 1873 года. Действия Кавказских отрядов”. Получив благоприятные отзывы, она вызвала большое одобрение в военных кругах и вскоре была переведена на английский и французский языки.

После завершения похода Николай Иванович возвратился в Тифлис, а затем отправился в Петербург, где почти год проработал в Особой комиссии по составлению истории Хивинского похода. Сразу по окончании этой работы, Гродеков получает назначение в Туркестан, где вновь встречается со Скобелевым. Более того, становится его ближайшим помощником.

Продолжение следует

На заставке: Вхождение русских войск в Хиву. Рисунок из книги Гродекова “Хивинский поход 1873 года.”

В.ФЕТИСОВ
Вернуться назад