Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

Танцующий снег

Наверное, надо сказать, что-то очень значимое в первых строчках к введению в авиценнологию. Но так не хочется «мудрствуя лукаво» подбирать «умные фразы» дабы читатель сразу понял, что его ждет еще одна скучная академическая статья. Я, наконец, достиг возраста, когда «глядя в зеркало, путают эстетику с метафизикой» и должен признаться, что нет для ученого времени лучше, чем осень жизни.
Только осенью по-настоящему остро чувствуешь солнечный ветер времени.
Только осенью не хочется писать «как надо», соблюдая некие кем-то заведенные правила для научной, научно-популярной и прочей литературы.
Только осенью понимаешь, как прав был поэт: «каждый пишет, как он дышит, не желая угодить».

Танцующий снег


I

Есть замечательная русская традиция присесть на дорогу и немного помолчать. Было бы правильно оставлять в книгах пустые страницы. Такие же многозначительные в своем молчании, как черный квадрат Малевича. Только страница без слов – это белое молчание. Это как снег или облако, или как чалма Абу Али Ибн Сины, известного в истории культуры под именем - Авиценна.
Введение – одна чистая страница. Без долгих рассуждений, почему на свет появилась еще одна научная парадигма – авиценнология. Я за белую страницу. Но, думаю, Авиценна - против.
Пришло «время собирать камни».
Эта наука о нем.
О медицине метаморфоз в «Каноне врачебной науки».
О Стреле Времени.
По сути три темы – личность, информация, время, рассматриваются как единый процесс: информационный поток по имени Авиценна.

II

Первая возможность углубиться в разработку большинства тех идей, подходов и методик, которые нашли отражение в этой парадигме, представилась мне в научной школе профессора Б.Д. Петрова, где вначале я проходил двухлетнюю стажировку, а затем работал в качестве старшего научного сотрудника. Без этого московского периода ученичества, который растянулся для меня на целые десять лет, я бы не писал сейчас это введение в авиценнологию. Десять лет, словно одна минута или, правильнее сказать, один академический час. Время бреющего полета, время моей молодости, надежд, любви.

Танцующий снег

Т.Н. Исхакова, В.И. Исхаков, Б.Д. Петров


«Час ученичества он в жизни каждой торжественно неотвратим»1. В моей жизни он был и эта системная выжимка научных исканий тех далеких счастливых лет моей молодости. Вспоминая их, невольно чувствуешь легкое дуновение ушедшего бытия, и приходят на память любимые строчки:

Как молоды мы были,
Как искренне любили,
Как верили в себя.


Большую часть научных исследований тех лет я посвящал наследию Авиценны, экспериментируя с применением в истории медицины метода сравнительного анализа. Но уже тогда я искал нечто, что лежит за пределами «нормальной науки»2.

В этой связи, надо сказать, что школа Б.Д. Петрова – уникальная в методологическом отношении, в то же время, представляла собой классический образец развития «нормальной науки», да еще в жестких рамках, очерченных колючей проволокой марксистско-ленинского историзма (а могло ли быть иначе в стране развитого социализма?). Я учился отделять «зерна от плевел», порой путался, спотыкался, но упорно искал в науке главное – Лик Господа.

III

Однажды в полупустом самолете Варна – Москва (я возвращался с конгресса по истории медицины3, 1989 г.) меня вывел из дремотного состояния некто плюхнувшийся на соседнее кресло. «Вам бы молодой человек почитать книгу Ильи Пригожина «Порядок из хаоса» - зашептал неизвестно откуда появившийся сосед (самолет уже летел более часа). «Запомните – «Порядок из хаоса» - повторил он уже достаточно громко и удалился также внезапно, как появился.
Я прилетел в Москву, буквально машинально выписал в библиотеке книгу Пригожина4 (я в то время выписывал обычно около 40-50 книг в день) и нет, скорее не понял, а почувствовал перспективы расширения науки. В мою жизнь и образ мышления вслед за Пригожиным навсегда вошли Эйнштейн, Гейзенберг, Лаплас и Максвелл со своими демонами, Больцман и Томас Кун, Бергсон и Поппер. Это был как бы узкий круг Пригожина в его размышлениях о перспективах расширения науки. Еще до конца не понимая, что со мной происходит, я начал все более отдалятся от «нормальной науки».

Однако, случилась это преображение уже после выхода первого издания основ авиценнологии, в парадигме которой исторические цепочки Гиппократ – Гален - Авиценна, Асклепиад – Соран Эфесский - Авиценна, Аристотель – Фараби – Авиценна и т.д. выстроены и проанализированы в рамках «нормальной науки».
В то время эта работа заслужила положительную рецензию5 одного из выдающихся историков медицины П.Е. Заблудовского, что, поверьте дороже любых научных званий и степеней. Павел Ефимович был автором одного из лучших в ХХ веке учебников по «Истории медицины», но главное, он был для меня олицетворением истинного ученого. Жил на кафедре, отдавал свою зарплату профессора в детский дом. У него не было семьи. Была только история медицины, «которой он служил».


IV

После выхода первого издания этой книги произошло еще одно событие, о котором я не могу не сказать в предисловии. Ко мне приехала съемочная группа с «Узкинохроники» с просьбой принять участие в качестве ведущего в документальном фильме «Авиценна. Этюды о здоровье». Фильм снимался по мотивам первого издания моей книги. Я согласился и буквально заболел документальным кино. Это был 1987 г. В сущности, сегодня научная кинодокументалистика - это моя вторая профессия.

Танцующий снег

Каюмов М.К. и Исхаков В.И.

Я прошел школу выдающего режиссера документалиста, одного из первых операторов отечественного документального кино Малика Каюмова6. Снял около 50 фильмов. Получил Гран-при первого национального кинофестивали и стал победителем III Евразийского Телефорума. И все это потому, что когда-то вышло первое издание книги, ставшей неким эскизом авиценнологии.

V

Рисуя в своей научной парадигме образ будущего в духе Фреда Полака7, я опираюсь на материю духовных энергий, с которыми, как правило, работает искусство кино. То самое неподвластное никаким ограничениям искусство, которое, как известно, формирует будущее. Синтезируя расширенную науку и искусство кино, я надеюсь открыть для читателя, а возможно и будущего зрителя, коридор во времени, выбирая из множества вероятных реальностей ту, которая мне кажется наиболее соразмерной масштабам поставленной задачи. Ведь рассмотрение проблемы существования Авиценны в конструкции времени, подразумевает расширение не только научных рамок оценки его личности, но и позволяет увидеть весь процесс адаптации информационного потока по имени Авиценны в культурных ареалах различных эпох и цивилизаций вплоть до настоящего времени.

Владимир ИСХАКОВ.

Продолжение следует...

Примечания автора

1. Цитата из стихотворения Марины Ивановны Цветаевой.
2. Термин Томаса Куна. Подробнее см. в кн.: Кун Т. Структура научных революций. – М., 2003.
3. Имеется ввиду Дунайского симпозиума по истории медицины, проходивший 18 – 22 мая 1989 г. в Болгарии (Видин-Силистра), где я имел честь выступить докладом «Системное моделирование в истории медицины (теория и практика преподавания).
4. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. – М., 1986. Мне посчастливилось приобрести эту книгу в 1989 г., практически сразу после прилета в Москву и она до сих пор со мной.
5. Заблудовский П.Е. Рецензия на книгу: В. И. Исхаков. Этюды о здоровье. Ибн Сина и его античные предшественники// Мед. Журн. Узбекистана. – 1988, № 5, с. 93-94.

В рецензии П.Е. Заблудовский, в частности отмечал: «Если на основании сказанного в аннотации – «Книга содержит новую трактовку медицинских взглядов Ибн Сины» – читатель решит, что держит в руках медицинскую книгу, но он ошибётся. Издание выходит далеко за рамки просто медицины – в сферу общей истории культуры. Непосредственно медицинским является раздел «Законы детства». Содержащий обширные текстологические сравнения рекомендаций Ибн Сины по уходу за ребёнком, преимущественно новорожденным, с аналогичными рекомендациями великих врачей античности – Гиппократа, Галена, Сорана Эфесского (педиатр Рима). Эти выдержки – результат кропотливого сравнительного анализа рекомендаций великих медиков, проведённого автором, - очень важны для педиатра и акушера. Автор правильно поступил, внеся в свою книгу эти страницы. Однако главное значение книги не в них. Ибн Сина представлен читателю не только как врач, но в первую очередь как мыслитель, философ, гуманист, выдающийся представитель «восточного Ренессанса» IX - XI веков. «История идей о здоровье является важнейшей составной частью духовной культуры человечества», - таково исходное положение автора. Поэтому, совершенно закономерны многочисленные ссылки на Данте, Гёте, Саади, Н.К. Рериха, Фейербаха, Э. Ренана и других представителей мировой культуры. В связи с этим нельзя не отметить и особенности оформления издания: каждый из 7 разделов содержит краткое обобщение его содержания, сопровождается художественной гравюрой. Издание равно можно отнести к медицинской и к художественной литературе.

«Я одел её в совершенное одеяние и радовался её облачённой в мантию красоты», - писал Ибн Сина в предисловии к своей поэме «Поэма о медицине». Читая книгу В.И.Исхакова, мы ощущаем, что автор, воспринимая эстетическую сторону учения Ибн Сины наравне с научной, стремился, насколько мог, передать «красоту мантию красоты», в которую поэма XI века была одета. Характеризуя эпоху, когда жил Ибн Сина, автор опирается на видных востоковедов, каковы В.М. Алексеев, В.В. Бартольд, Е.Э. Бертельс, Н.И. Конрад и др. На ряду с отечественными, Исхаков использовал много иностранных источников, в том числе изданных в последние годы и в нашей литературе ещё не представленных. Тем самым книга получает облик научного исследования, проведённого знатоком. Наряду с детским возрастом Ибн Сина уделяет большое внимание старости (заключительные главы книги В.И.Исхакова – «Утешение старости» и «Похвала старости»). Самый термин «Старик» Ибн Сина заменяет термином «продвинутый в годах» и призывает относиться к этим людям с уважением как к носителям накопленной ими жизненной мудрости. Придавая большое значение правильному питанию, он связывал его географическими особенностями, традициями и обычаями народа. Подчёркивая особую роль воспитания, он объединяет в этом понятии воспитание физическое, нравственное и эстетическое; в последнем особое место занимает музыка, которой он посвятил специальные работы («Свод науки о музыке» и др.).

В целом «Философия здоровья» Ибн Сины представляет собой глубоко и широко понимаемый гигиенический подход. Это дало В.И. Исхакову полное право определить великого энциклопедиста Востока как «врачевателя здоровых».
Книга В.И. Исхакова об Ибн Сине - положительный вклад в нашу медицинскую и общую литературу. Следует пожелать ее широкого распространения – не только среди историков медицины, и студентов – медиков, как гласит аннотация, но и в самых широких кругах читателей.

Проф. П.Е.Заблудовский
6. В своей автобиографической книге «Жизнь моя – кинематограф», Малик Каюмов писал: «Александр Петрович Довженко сказал мне когда-то, чтобы я старался улучшать все, к чему прикоснуться мои руки. Он посадил на своей студии сад. Сам выбирал саженцы, сам сажал. Расцвел сад и на моей студии на бывшем высохшем от солнца пустыре. Каждый год он дает такой урожай, что ветки ломятся от тяжести плодов. Не знаю, вспомнят ли когда-нибудь люди мои фильмы. Но сад останется». Сад Малика Каюмова для меня сегодня больше философский образ, нежели сад, плоды которого и мне довелось отведать. Нет больше сада. Ландшафтный дизайн, камни, трава. Но есть в конструкции времени уголок, где мы с Маликом Каюмовым смачно откусываем мякоть зрелых плодов его студийного сада, строя планы на будущее. Ведь наш заветный фильм об Авиценне - «Вестник ноосферы» еще только ждет своего часа.
7. Исследования будущего включающие анализ образцов изменений в прошлом, определение трендов и возможных результатов изменений в настоящем, разработка ключевых представлений об «образах будущего».
Комментарии
Давно с интересом отношусь к теме «врачевания здоровых». Близки идеи автора, хотелось бы прочитать цельный труд и посмотреть фильмы.
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Ректор Университета журналистики оказался в центре скандала (видео)

В Ташкенте девушка пыталась броситься с моста над Анхором

Пластиковые карты перестали работать: Uzcard экстренно ликвидирует сбой

Хокимият Ташкента предложил горожанам выбор: 15 деревьев или широкая дорога

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
В. Исхаков, Авиценна