Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Как я стал студентом

Как я стал студентом

Сотрудничать в печати я начал еще в школьные годы. Публиковался в газетах «Комсомолец Узбекистана » и «Пионер Востока». Писал о нашем вокально-инструментальном ансамбле «Ритм» и аллее каштанов, посаженной во время субботника. У меня и сейчас сохранились эти наивные публикации.

Как я стал студентом

В ташкентской школе № 54 у нас была замечательная учительница русского языка и литературы Клавдия Васильевна Дмитриева. Читая мои сочинения, она не раз повторяла, что мне надо писать.
А вот вне уроков литературы я был отъявленным хулиганом. Однажды за мои выходки отца вызвали в школу. Я уже думал, что дома мне не миновать порки. Но в коридоре папу остановила Клавдия Васильевна:

- Вы отец Рустама?
Она крепко обняла отца и поцеловала:
- У Вас такой сын!..
Он опешил. А когда дома я показал ему газеты с публикациями, где стояла его фамилия, но с моим именем, сердце его растаяло.
Он стал смотреть на меня другими глазами.

После школы я решил поступать на журфак ТашГУ. А в 1970 году было условие принимать документы только у тех, кто проработал в СМИ два года. Когда председатель приемной комиссии увидел солидную подборку публикаций и рекомендацию от «Комсомольца», то без лишних слов принял мои документы.

Как я стал студентом

Со мной вместе поступала ныне всем известная Эльвира Тухватуллина, приехавшая из Самарканда. Тема вступительного сочинения была «Мой город». С начала до конца она его написала в стихах. Думаю, даже Саша Файнберг позавидовал бы такой плодовитости.

Я не читал её сочинение, но представляю, какие это были стихи. Это ладно, вчерашние школьники.
Но когда Тухватуллина работала у нас в агентстве в отделе культуры, кто-то в шутку прислал информацию, о том, что весь коллектив областного цирка в клоунских костюмах вышел на хлопковое поле в битву за большой урожай. И она на полном серьезе дает эту информацию на выпуск.
Весь УзТАГ хохотал три дня!

Служила в агентстве заведующей общественно-политической редакции и легендарная Анна Иванова. Мы ее звали «Анька-пулеметчица».
Анна Витальевна строчила статьи такими длинными очередями, что прочитав конец предложения, я забывал о его начале. Я никогда не мог взять в толк, о чем и зачем она пишет?
Но зато гонорары были оглушительно звонкими, ведь платили по количеству строк!

…Первые три экзамена я сдал на «4». Оставался последний – немецкий язык, а это для меня – сущий ад. А по конкурсу уже недобор, получи «три» — и я студент!

Об этом рассказал старшей сестре Кларе. Она дала три рубля и сказала:
- Купи на всё цветы.

Утром я поехал на Алайский базар. Был август - месяц изобилия, и на три рубля, красивые деньги тогда, я купил огромный букет роз. Он был таким шикарным, что неловко было садиться в набитый абитуриентами трамвай.
Я обвернул букет газетами.

А когда объявили о начале экзамена, разорвал обертку, и все ахнули. Я зашел в аудиторию и осмотрелся.
Справа сидела женщина с каменным лицом. Я почувствовал неладное, потом уже узнал, что ее фамилия Крупяк. Когда она говорила, на лице не двигался ни один мускул, только поднималась и опускалась нижняя челюсть. Чувство не подвело, дальше она сыграет в моей студенческой жизни роковую роль.

А слева – две молоденькие девушки, студентки романо-германского факультета. Я не знал, кому из них вручить цветы и положил букет между ними. Они улыбнулись:
- Бери билет.
А сами ушли за поиском вазы. Ведь жалко, если цветы пропадут!

Первым вопросом был перевод текста. Попался отрывок из рассказа Алексея Толстого «Сын артиллериста». Тогда память была совсем свежей, хорошо помнились уроки Клавдии Васильевны.

На перевод полагалось десять минут, а они вернулись через полчаса. Спешно вызвали меня. И я с вдохновением стал рассказывать об экваторе и жарком солнце, мальчишках, нырнувших за борт корабля, о залпе пушки и желтом брюхе акулы.
Я хотел, во что бы то ни стало поступить, вошел в раж и рассказывал с исключительным упоением. Я смотрел на них, как удав на кролика.

А они с такой умилением внимали счастливой развязке, что казалось - еще минута и расплачутся. Но в какой-то момент опомнились: ведь я пересказал не маленький отрывок, а весь рассказ.
- Тяни билет.
Вторым вопросом было изложение. Я открыл билет, но даже не смог перевести название темы.
Не в ладу я с дойче. Так, из всей школьной программы в моем тупом котелке сохранилось только двустишье:
«Тинте, финте унд папир // хадер едер пионир!»
Так же и с инглиш: «Квикли мани-мани, фифти доллар!»

А незадолго до экзамена мой брат Мансур свел меня со своим другом, немцем по национальности, Сергеем Эггертом. Неделю он учил меня двум фразам на дойче: «Извините, я это забыл» и «Поставьте, пожалуйста, три. Я Вас очень прошу!».
Я долго мучился, но выучил их, как эшон молитву. Разбуди меня тогда среди ночи, я бы выпалил их не хуже исконного фрица!
Так вот я и выдал девчонкам первую фразу.

Они расхохотались:
- Давай расскажи майн фамилия.
- О-о, гут! Майн фатер арбайтен ин цэка.
Они переглянулись.
- Майн мутер арбайтен ин органенен.
Я запнулся и спросил:
- Как будет на немецком «органы»?
Они поправили меня. Я повторил и спросил: «А как будет «Мой брат работает ученым секретарем у академика Туракулова?»
Они еще раз переглянулись. Перед ними сидел застенчивый паренек в галстуке и белоснежной рубашке из модного тогда нейлона и невинно хлопал ресницами.

Они не знали, что я безбожно врал про ЦК и органы, а учёным секретарём на самом деле был мой дядя Тулкун Бабаев. Я подумал, что дальше не стоит перегибать палку и тихо, но страстно, как мулла молитву, произнёс свою «коронную» просьбу:
- Поставьте, пожалуйста, три. Я Вас очень прошу!
Это была моя козырная карта. Они опять расхохотались, и поставили «4».
Так я стал студентом!

Группа у нас была разношерстная. Кто-то уже отслужил в армии, были и такие, кто уже имел опыт работы в газете.
Старостой группы избрали Рустама Марданова, у него был зычный командирский голос и все качества вожака. Жил он в студенческом общежитии. Однажды мы до поздней ночи резались в «дурака». Я не знал, что он был катала, и проиграл огромную сумму денег.

Удрученный, я вышел из общежития. Расставаясь, он крепко пожал руку и сказал:
- Ладно, тезка, долг прощаю. Но поклянись, что никогда не будешь играть в карты.
С тех пор я не беру их в руки…

Рустам ШАГАЕВ.

Продолжение следует...
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Пенсионный фонд объяснил, что должны сделать пенсионеры, чтобы продолжить получать пенсию на карту или перевести ее в наличные деньги

Когда Ташкент переведут в «красную» зону (опрос)

В штабе по борьбе с коронавирусом объяснили, почему Ташкент не переведен в "красную" зону

Несколько городов Ташкентской области переведены в "красную зону"

expo
Похожие статьи
Теги
Р. Шагаев, Биография