5.1 C
Узбекистан
Четверг, 28 октября, 2021

Последний губернатор Туркестана. Глава четвёртая

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,460участниковПодписаться

Триумф и трагедия Алексея Куропаткина
Из цикла Туркестанские генерал-губернаторы

Последний губернатор Туркестана. Глава четвёртая

Алжирия

Французской колонией Алжир стал в 1830 году. Для военного вторжения туда Франция использовала дипломатический скандал. Вроде бы, тогдашний правитель этой североафриканской страны Хусейн-дей, во время жаркого спора ударил французского генерального консула опахалом по лицу. В Париже посчитали это страшным оскорблением, и смывать его, отправили экспедиционный корпус под командованием военного министра графа Бурмона. Довольно быстро был захвачен город Алжир, после чего столь же стремительно взяты под контроль все прибрежные населённые пункты. К моменту командировки Куропаткина Алжир вот уже почти 30 лет был официально объявлен территорией Франции, разделён на департаменты во главе с префектами и управлялся французским генерал-губернатором.

В 1871 году Франция потерпела жесточайшее поражение в войне с Пруссией и вынужденно искала союза с Российской империей. Именно этим объясняется военное сотрудничество двух стран и допуск к изучению французской армии русских генштабистов (через год после вояжа Куропаткина в Северную Африку отправится старший адъютант штаба Туркестанского военного округа подполковник Л. Ф. Костенко).

Путь в Алжир лежал через Париж, куда командированный русский офицер прибыл в июне 1874 года. В столице Франции в это время находился генерал-губернатор Туркестана, под командованием которого Куропаткин получил своё боевое крещение. В дневнике Алексея читаем: “В Париже я подготовился к поездке в Алжирию, в чём мне очень помог бывший в то время нашим военным агентом подполковник, барон Фредерикс. Он предоставил в моё распоряжение все находившиеся у него материалы по Алжирии, рекомендовал книги, которые мне надлежало прочесть, и давал мне газеты, в которых помещались дебаты в парламенте по алжирским делам…

В то же время в Париж приехал ненадолго генерал Кауфман. Он принял меня родственно и со своей стороны помог выполнению возложенного не меня поручения. Он наметил те вопросы по отношению к мусульманам Алжирии, которые были общи и для мусульман Туркестана. Кроме того, он дал мне рекомендательное письмо к генерал-губернатору Алжирии генералу Шанзи”.

Константин Петрович находился в Париже в отпуске, набираясь сил после утомительного Хивинского похода.
Два с лишним месяца шла подготовка Куропаткина к миссии. Фредерикс подробно охарактеризовал французскую армию, рассказал об оперативной обстановке в Алжире, провёл с начинающим разведчиком инструктаж, в котором особый акцент сделал на способах конспирации, особенностях разведопроса и методах вербовки. Куропаткин всё это время совершенствовал знание французского языка, изучал военную литературу и учился работать с шифрами.

Наконец, подготовка была закончена, и Алексей из Парижа отправился в Марсель, где его ожидал пароход, отплывающий к североафриканскому берегу.

Последний губернатор Туркестана. Глава четвёртая

Барон Л. В. Фредерикс, русский военный агент во Франции в 1874 г. фотопортрет из газеты “Новое Время”за октябрь 1914 года и Антуан Альфред Эжен Шанзи, генерал-губернатор Алжира (1873-1879 гг.) гравюра с фотопортрета неизвестного мастера

Наконец, 44-часовое плавание осталось позади и перед русским офицером открылся во всей красе город Алжир. “Скоро можно было распознать, — пишет Куропаткин, — две резко одна от другой отличающиеся части его: европейскую и туземную. Первая занимает ближайшую к морю часть города, вторая амфитеатром идёт в гору и венчается старой турецкой крепостцою (Касба). Роскошные пятиэтажные дома набережной, станция железной дороги, ряды вагонов, масса французских и иностранных судов в порту, оживлённая выгрузка и нагрузка товаров, всё это сразу давало понять, что Европа с её лихорадочной деятельностью, уже прочно оселась в этом уголке Африки”.

Не откладывая дел в долгий ящик, Алексей отправился представляться французским властям. Генерал-губернатор Шанзи отсутствовал и русского офицера принял, временно исполняющий его обязанности начальник дивизии. Принял, надо сказать, весьма радушно. Подробно расспросив о цели приезда, он обещал полное содействие, прося только заблаговременно уведомить о маршруте следования. Затем был вызван адъютант, в чине капитана, которому было поручено познакомить русского гостя с офицерским обществом Алжира, а также сопровождать того при осмотре военных заведений. Завершил аудиенцию французский генерал следующими словами: “Уже одного того, что вы носите русский мундир, совершенно для нас достаточно, чтобы оказать вам возможно широкое гостеприимство”.

Почти два месяца пробыл Куропаткин в столице французского Алжира. За это время он перезнакомился со всеми офицерами местного гарнизона, посетил расположение различных частей и родов войск, с интересом наблюдал за погрузкой на суда трёх батальонов пехоты, свободно получая все интересующие его сведения. Как он записал позже: “Вообще, я считаю своим долгом упомянуть, что, благодаря моему русскому мундиру, не только власти военные, но и гражданские встречали меня весьма радушно, и предупредительно сообщали все сведения, которые были мне необходимы”.

В ноябре 1874 года Алексей отправился в город Тлемсен, расположенный на северо-западе страны. Там располагался полк африканских егерей и пехотный батальон. И здесь русский гость был принят со всем радушием и без всяких препон получил всю необходимую информацию. Затем был город Лагуат, на самой границе с пустыней Сахарой, где Куропаткин осмотрел два форта и пообщался с гарнизоном. Знакомый не понаслышке с песками Туркестана, он живо интересуется формированием максимально приспособленного к условиям пустыни верблюжьего обоза, вместо используемого в туркестанских войсках конного. И эта информация была учтена в следующих походах русской армии в Средней Азии. Кроме чисто военных вопросов, русского офицера интересуют быт и обычаи местного населения, климат, растительность, животный мир. Всё это позже будет отражено в первом научном труде Алексея Николаевича, написанного по результатам поездки – “Алжирия”

Последний губернатор Туркестана. Глава четвёртая

Первый научный труд А. Н. Куропаткина

В январе 1875 года Куропаткин возвращается в столицу Алжира и приступает к обработке собранного материала. Вскоре, ему удаётся поучаствовать в походе французских войск под командованием генерала Лавердо. Похода мирного. Целью экспедиции в Большую Сахару явилось исследование территории площадью 75 тысяч квадратных километров. Русский офицер не получил никаких привилегий. Он, имея пятилетний опыт Туркестанских походов, мужественно переносил все тяготы: песчаные бури, долгие утомительные переходы, суровый быт лагерной жизни, неся службу наравне с французскими военнослужащими. К концу похода французы считали его своим, чему способствовало коммуникабельность, тактичность Алексея, а также блестящее владение им французского языка.

К концу командировки, продолжавшейся без малого год, основная задача — сбор сведений о французской армии в Алжире – Куропаткиным была выполнена безупречно. Особо он отметил взаимодействие колониальных властей и местных жителей в формировании вооружённых сил французской колонии. В своём отчете о командировке Куропаткин писал: “Первоначально Алжирия была занята и охраняема линейными французским войсками, время от времени сменяемыми из метрополии. Но уже через несколько лет войны французы начинают иметь в составе алжирских экспедиционных колонн часто значительные массы туземной иррегулярной конницы, добровольно собиравшейся из ранее подчинившихся арабских племен. В 1832 г. губернатор Алжирии, Клозель, делает попытку иметь при французских войсках и пехотные части из туземцев”.

Франция высоко оценила участие русского офицера в сахарской экспедиции. Президент Республики маршал Патрис де Мак Магон наградил его кавалерским крестом ордена Почётного легиона.

В начале мая 1875 года Куропаткин, обросший связями и друзьями во французской армии, прибывает в Россию и незамедлительно представляет подробный отчет в Военно-ученый комитет Главного штаба.

Последний губернатор Туркестана. Глава четвёртая

Карта маршрутов Куропаткина во время алжирской миссии. Из книги А. Г. Шаваева “Куропаткин. Судьба оболганного генерала”

Затем Алексею предоставляется 4-х месячный отпуск, который он проводит в своём родном селе Шешурино, купаясь в лучах родительской любви, общаясь с изрядно подросшими братьями и сёстрами, работая над своей первой книгой и целой серией статей, которые вскоре будут опубликованы в журнале “Военный сборник” и газете “Русский инвалид”.

Однако, кроме сведений, открытых для всеобщего обозрения, существовал ещё и секретный отчёт разведчика Куропаткина. Предназначенный для Военно-ученого комитета и Азиатской части Главного штаба, он представлял собой подробные сведения о колониальной армии Франции, отношениях колониальных властей и туземного населения Алжира, личных контактах с французскими офицерами и другая информация разведывательного характера.
Так закончилась первая секретная миссия Алексея Николаевича Куропаткина. Первая, но далеко не последняя. А пока капитан Куропаткин приказом начальником Генерального штаба графа Гейдена направляется для дальнейшего прохождения службы в Ташкент, где получает назначение исполняющим должность старшего адъютанта штаба Туркестанского военного округа.

Продолжение следует

На заставке: Городские укрепления Алжира на картине французского художника и путешественника Конрада Мальта Бруна, около 1810 г.

В. ФЕТИСОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Почему весь мир хочет инвестировать в Узбекистан и как защитить свои инвестиции?

Основатели крупнейшей инвестиционной площадки Узбекистана, экспертность которых признана даже Всемирным банком, рассказали о том как выгодно и безопасно инвестировать...

Больше похожих статей

ЎЗ
×