Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Как я побывала на Босфоре

Как я побывала на Босфоре

Как я побывала на Босфоре

«В Турцию в это время? Не рано ли собралась? Там же еще холодно купаться!»

Люди, удивлявшие этими разговорами, в свою очередь искренне удивлялись, узнав, что меньше всего меня интересуют пляжи и температура морской воды и вообще я еду не столько в Стамбул, сколько в Константинополь.

…Мне говорили: все промчится,
И все течет, и все – вода.
Но город-сон, который снится, –
Приснился миру навсегда.

И к чудесам этого, приснившегося миру, города я прикоснусь всего через пару часов! Самолет уже взревел винтами, стюардесса просит пристегнуть ремни...
Мужчина, сидящий в соседнем кресле, поворачивается ко мне:
– Это же в Стамбул, да?..

Ха, кажется, чудеса начались даже раньше... Привет, Стамбул!..

Как я побывала на Босфоре

…«Италия... Еще одна страна, где я не нужен...»
Вишневский, конечно, прав. В отношении Италии, Испании, Франции, Германии, Греции – да любой страны, куда мы приезжаем туристами. Но знаете, вот в Турции у меня почему-то такого ощущения – что я не нужна здесь, – не возникло ни разу. Во времена, когда ее бывшая столица носила имя Константина Великого, центром города, средоточием его и символом была огромная колонна из порфира, на вершине которой красовалась золотая статуя императора в образе Аполлона. Ее установили в 330-м – в год основания Константинополя. А чтобы уберечь и свою колонну, и город от неприятностей, в фундамент ее Константин приказал поместить христианские и языческие реликвии. На всякий случай. Чтобы все боги были довольны. Если верить преданию, в основании колонны замурованы: деревянная скульптура богини Афины, привезенная из Трои, посох Моисея, топор Ноя и крошки хлеба, которого касался Иисус…
Легенда очень красноречивая, как мне кажется. Не от этих ли, лежащих в истоке истории великого города толерантности, предусмотрительности, конформизма и эластичной, весьма относительной приверженности каким бы то ни было религиозным и идеологическим принципам, – нынешние качества стамбульцев: ленивое благодушие, умиротворенность – по крайней мере внешняя, снисходительная доброжелательность к приезжим? Во всяком случае именно таким ликом обращается к гостям сегодняшний Стамбул – уникальный, быть может, единственный в мире азиатский город с европейским лицом, чаровавший Гумилева, Аверченко, Хемингуэя, Клода Фарера, Пьера Лоти...

Как я побывала на Босфоре

Он фимиам курил Фареру,
Сулил бессмертие Лоти,
И Клод Фарер, теряя меру,
Сбивал читателей с пути…

Автор этих строк Дон-Аминадо в Константинополе надолго не задержался, был здесь проездом в Париж, – но увидеть и подметить острым, горько-проницательным взглядом эмигранта тогда, в 1920 году, успел многое. В частности, похоже, – и то, что след, оставленный в этом «новом Вавилоне», на мировом перекрестке культур, толпами, вереницами, нескончаемыми караванами побывавших здесь литераторов давно уже превратился в пикантный туристический аттракцион.
Например, вот этот старенький перрон гиды показывают гостям города с большим воодушевлением, утверждая, что именно с этого прелестного вокзальчика, влекомый именно этим допотопным паровозиком, отправлялся в одно морозное утро со своими знаменитыми пассажирами некий поезд, который железнодорожные справочники торжественно именовали экспрессом «Тавры»:
«Экспресс состоял из вагона-ресторана, одного спального и двух вагонов местного сообщения...».
Туристы ахают… Те же, кто помнит, что Пуаро сел в Восточный экспресс не в Стамбуле, а в Алеппо, – помалкивают. И так хочется представить и поверить, что именно таким увидели этот легендарный поезд герои Агаты Кристи... Пусть это всего лишь лукавая приманка для туристов, но ведь – литературная! И значит – меня уже греет…

Как я побывала на Босфоре

…Кстати, как это я забыла подсказать нашему гиду еще одну яркую деталь для его экскурсий: что в нынешнем году мир празднует 85-летие со дня опубликования «Убийства в Восточном экспрессе»?..
Впрочем, создалось впечатление, что здешние экскурсоводы читали не роман Агаты Кристи, а лишь то, что написано о нем в путеводителе. Так же, как имя Пьера Лоти для нашего Назир-бея явно означало исключительно название кафе и ничего более, вызывая искреннее недоумение, почему этот непритязательный кабачок включен в список туристических достопримечательностей, когда в Стамбуле есть много ресторанов покруче. Купить там пакетик жареных каштанов (прелести которых я, честно говоря, так и не оценила ни здесь, ни в Париже несколько лет назад), – пощелкать со смотровой площадки бухту Золотой Рог, выпить кофе или пива, – чем еще, спрашивается, может привлекать «Пьер Лоти» туристов?..
Нашлась, правда, одна ненормальная, прилипла к старым картинкам на стенах, толкует что-то про французский колониализм и хризантемы... Ну что ж, в каждой группе без таких не обходится.

Так что про «русский след» в бывшей столице Турции, и где именно на Пере, ныне именующейся улицей Истикляль, стояла когда-то Серафима Корзухина в ожидании клиентов, и дожил ли до наших дней тараканий тотализатор, страсти к которому был столь подвержен «женераль» Чарнота, и почему получила такую популярность в Турции 1920-х годов стрижка «Русская голова», и существует ли еще ресторан «Черная роза», где пел Вертинский, и можно ли доныне в Стамбуле услышать фразу «борща, блинов, стихов и водки!», – обо всем этом я, посмотрев внимательно на нашего симпатягу сопровождающего, решила, так и быть, не спрашивать...

Как я побывала на Босфоре

…Но какой же веселый гид нам достался! Турок, учившийся в Казани – уж не знаю чему, но все положенные «фишки» для туристов использует весьма умело.

…– У этого серпентара изначально было три головы, но здесь вы видите только одну. Вторая, как всегда, в Британском музее, а третья, должно быть, в частной коллекции Абрамовича.

…– Феодора, до того как вышла замуж за Юстиниана, занималась легким поведением. Она заслужила народное уважение.

…– Следующим пунктом у нас Голубая мечеть, так что вперед! И с песней! Ра-асцветали...

…– На осмотр храма у вас полчаса, ровно в три встречаемся в кафетерии направо от входа.
– Это вон там?
– Я же сказал направо, а не налево.
– А, я видела, где сувениры, да?
– Нет, мадам, сувениры возле входа, а я вам говорю – направо!
– Ну так я же туда и показываю!
– О, Аллах акбар...
(Его собеседницей, честное слово, была не я.)

Как я побывала на Босфоре

О древнем красном трамвайчике – гордости и визитной карточке Стамбула – Назир-бей, сверившись со своим блокнотом-шпаргалкой, сообщил, что этот трамвай ходил здесь еще до того, как распяли Иисуса.
Мне же, в свободную минутку, поведал приватно-доверительно:
– В прошлом году на досрочных президентских выборах я был наблюдателем, присутствовал на подсчете голосов. Так, представляете, из 15 миллионов жителей Стамбула за Эрдогана проголосовали 17 миллионов!
(Веселый город Стамбул...)

Как я побывала на Босфоре

Султан Сулейман в полном облачении, охраняющий эту прелестную Хюррем, не дал себя сфотографировать, а чего-то сердито и настойчиво от меня требовал. Ах, неужели денег?..


…Серьезным, более того – исполненным нескрываемой гордости и важности я увидела Назир-бея лишь в тот день, когда мы поехали осматривать круговую панораму «Осада Константинополя».

Лейла ШАХНАЗАРОВА
Фото автора и из интернета

Продолжение следует.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Пир во время карантина: ташкентцы рассказали, сколько стоит первая клубника на рынках города

МВД: ташкентцы нарушают правила карантина чаще, чем жители других регионов Узбекистана

«Куйлюкский джамаат» - как и что рассказывают о молодых парнях, готовых участвовать в джихаде против неверных

С сегодняшнего дня в Ташкенте начинаются рейды по выявлению водителей, перемещающихся без стикеров

expo
Похожие статьи
Теги
Лейла ШАХНАЗАРОВА