Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава девятая

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава девятая

Из цикла “Туркестанские генерал-губернаторы”

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава девятая


Перед отъездом из Петербурга, Скобелев встречается с военным министром и получает от него следующие указания: “Военные действия не цель, а только средство к умиротворению туркмен, а потому не следует искать боя. Опыт политических отношений с Хивой и Бухарой должен, по возможности, служить указаниям для будущих отношений к народностям населяющих Закаспийский край, и в особенности к текинцам. Наилучшим результатом за потраченные миллионы явятся: мир и развитие торговли. Как только военные обстоятельства хотя сколько-нибудь выяснятся в нашу пользу, немедленно приступить к рекогносцировкам и съёмкам по Атреку, Сумбару и Чандыру, для решения вопроса о границе с Персией, с которой не ссориться и не дразнить, быть в наилучших отношениях с нашим посланником в Тегеране”.

Совершенно непонятно, зачем посылать боевого генерала в военный поход и советовать ему не искать боя, тем более такому азартному воину как Скобелев. Естественно, тот пропустил этот совет мимо ушей.

Правда, в этот раз, Михаил Дмитриевич, известный сторонник стремительных маршей, не торопился – слишком велика ставка. Он тщательно изучает донесения Ломакина о прошлых неудачных походах, собирает все доступные сведения о театре предстоящих сражений, изучает карты, рассчитывает необходимое количество снаряжения, продовольствия и транспорта. Для экспедиции оперативно заказываются все технические новинки того времени: опреснители воды, рутьеры (паровые тягачи), аэростаты, гелиографы (световой телеграф), пулемёты, ракеты, ручные гранаты, консервы и тому подобное. Для транспортировки грузов и войск строится Закаспийская железная дорога.

Для той же цели планируется использовать водный путь по реке Атрек. Для этого было выделено четыре паровых катера Балтийского флота, вооружённых шестью митральезами (пулемётами) и двумя скорострельными пушками, которые обслуживал отряд кронштадтских моряков под командованием лейтенанта Н. Н. Шемана. Флигель-адъютанту капитану II ранга С.О. Макарову, будущему прославленному адмиралу, была поручена организация доставки грузов водным путём из Астрахани в Красноводск. В дальнейшем корабельная артиллерия и матросы под командованием Макарова приняли участие и в сухопутных боевых действиях. Для сокрушения текинской крепости Скобелев привлекает осадный (инженерный и артиллерийский) парк. Кроме того, он обращается за советом к российским авторитетам в области фортификации – к полковнику Цезарю Кюи, генералам Э.И. Тотлебену и М.А. Зиновьеву.

Никогда ещё русская армия не была так прекрасно обеспечена. Каждый солдат имел по две пары сапог, для зимнего времени было заготовлено 25 тысяч полушубков, 10 тысяч вязаных фуфаек, теплые сапоги, рукавицы из верблюжьей шерсти. Провиант выдавался солдатам по морской норме. В приказе, подписанном Скобелевым, говорилось: “Кормить до отвала и не жалеть того, что испортится”.

Верблюды, - как главное транспортное средство в пустыне, - и пища для людей и животных, вот две главные задачи военной экспедиции в безводной пустыне. Скобелев, тотчас по приезде в Чикишляр, - опорную базу русского войска, - пишет письмо посланнику в Тегеране Зиновьеву с просьбой о содействии в закупке продовольствия в персидских приграничных городах. Зиновьев, в свою очередь, обращается к первому министру шахского двора и тот даёт предписание ильханам (правителям) Буджнурда и Кучана, о благоприятствовании в торговле для русских агентов.

Важнейшее дело снабжения войск Скобелев решает поручить не обычным подрядчикам, поскольку интендантские чиновники “слишком ловко и слишком дурно умеют делать всякие поставки”, а офицеру, за честность и преданность которого он мог бы поручиться безоглядно. Этими качествами, по мнению командующего, в полной мере обладал полковник Гродеков.

Кроме закупки продовольствия и фуража в необходимых количествах, необходимо было создать продуктовые склады на пути продвижения армии к Геок-Тепе. Для выполнения поставленной задачи Николай Иванович формирует команду, в которую включает: войскового старшину Дьякова, штаб-ротмистра Эрдели, поручика Криштопенко и делопроизводителя штаба Яхъя-Бек-Таирова. К отряду, также, были прикреплены три переводчика, двенадцать казаков, два жандарма и четыре джигита. Все были вооружены казачьими берданками. Скобелев передал своему начальнику штаба письма правителям персидских городов следующего содержания: “Считая вас благорасположенным соседом и другом общего доброго дела, я, будучи одних мыслей с вами относительно разбойников текинцев, желаю с вами познакомиться короче. Для этого посылаю доверенное лицо, полковника Гродекова, приветствовать вас и передать вам мои душевные пожелания на общую пользу. Пожелав вам здоровья и успехов во всём, остаюсь всемилостивейшего Государя Императора моего генерал-адъютант Скобелев”. То, что вопросами снабжения армии на территории Персии будут заниматься военные, не слишком понравилось русскому посланнику. По его мнению, это могло вызвать подозрения англичан. В телеграмме Скобелеву Зиновьев пишет, что ехать в Персию полковнику Гродекову и прочим препятствий не видит, но находит полезным, чтобы они были командированы в качестве коммерческих агентов. То есть в гражданской одежде. Однако телеграфист напутал, вместо “но”, поставил “не”, и команда Гродекова отправилась в Персию в военных мундирах.

Первого сентября 1880 года заготовительная экспедиция прибыла в Астрабад, и на следующий день отправилась в Шахруд. Правда, без своего руководителя: Гродеков остался, ожидая инструкций Зиновьева. Через некоторое время Николай Иванович узнаёт, что здесь ждали гражданских коммерсантов, а отнюдь не русских офицеров в военных мундирах. Шах был крайне изумлён этим обстоятельством и потребовал от русского посланника объяснений. Зиновьеву пришлось в оправдание рассказать Насреддин-шаху, что произошла досадная ошибка телеграфиста. Правитель Персии остался разъяснением удовлетворён, однако выразил желание, чтобы русские офицеры продолжили свою командировку уже в гражданском платье.

Рождённый побеждать. Николай Иванович Гродеков. Глава девятая

Чрезвычайный посланник и полномочный министр в Персии (1876 – 1883), посол в Константинополе (1897 – 1907) Иван Алексеевич Зиновьев. Кабинетный фотопортрет неизвестного мастера, 1901 г.

Забеспокоились и британцы. Узнав о прибытии русской миссии, английский посланник Томпсон, незамедлительно навещает Зиновьева и интересуется у того, с какой целью прибыл сюда русский полковник, и не тот ли это офицер, что совершил поездку из Ташкента в Афганистан и Персию.

- Да, господин Томпсон, - был ответ, - полковник Гродеков действительно посетил эти местности, а сейчас он прибыл сюда с целью обеспечить продовольствием наши войска в Туркмении.
- Хочу напомнить вам, господин чрезвычайный посланник, - продолжал напирать британец, - что в 1878 году персидское правительство, указало посольствам Великобритании и России на неудобство пребывания в Хорасане иностранных агентов. Мы без колебаний отозвали тогда капитана Нэйпира. И вот сегодня, когда русский офицер Генерального штаба, готовится отправиться в Хоросан, я думаю лондонский кабинет, также имеет право вновь направить сюда нашего агента.
- Господин Томпсон, я до сих пор не имею представления с какой целью явился тогда капитан Нэйпир. Но не могу скрыть от вас, что продолжительное пребывание этого офицера на границе Ахала, равно как и его попытки завязать сношения с туркменскими племенами, не были способны внушить нам доверие. Полковник Гродеков, напротив, послан сюда для посещения некоторых местностей, могущих способствовать снабжению провиантом наши войска. Кроме того, отношения между нашими странами существенно изменились с 1878 года и недоверчивость разделявшая нас в то время, не может иметь место в настоящее время.
- Что ж, я доложу обо всём своему правительству, - сказал, откланиваясь Томпсон.

Все эти дипломатические перипетии, несколько задержали Гродекова в Астрабаде и только 6 сентября он получил разрешение выехать в Шахруд. Здесь его ожидали три шахских фирмана, своего рода охранная грамота к правителям Буджнурда, Кучана и Дергеза и инструкция Зиновьева. В ней русский посланник рекомендовал проявлять осторожность при общении с персидскими чиновниками, просил избегать разговоров, не относящихся к цели командировки, а также советовал не жалеть подарков нужным людям и закупки начинать малыми партиями, чтобы не спровоцировать рост цен. Кроме того, настоятельно рекомендовал жандармов и часть казаков отпустить обратно и тщательно скрывать свой военный чин. Гродеков к советам прислушался и отослав жандармов и казаков в Чекишляр, незамедлительно приступил к выполнению поставленной задачи.

Продолжение следует

На заставке: Горы Копет-Даг и текинское укрепление Арчиман. С наброска А. М. Алиханова, рисовал А. Бауман. “Всемирная иллюстрация” №591, 1881 г.

В. ФЕТИСОВ
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Компания AvtoRental за три месяца работы обманула 695 узбекистанцев, пообещав продать им автомобили в рассрочку и без процентов (видео)

В Самарканде сносят верхние этажи зданий в исторической части города: в одной из новостроек уже живут люди (видео)

Приют для влюбленных

Азиза Шоназарова стала первым узбекским профессором Колумбийского университета

expo
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов