21.7 C
Узбекистан
Понедельник, 12 апреля, 2021

О наших бабушках. Диалоги на Фейсбуке

Топ статей за 7 дней

Полная неожиданность: в Ташкенте сносят дворец «Навруз». В хокимияте рассказали, что будет построено на его месте

Пользователи социальных сетей опубликовалли фото сноса Дворца Навруз на Дружбе народов, который начался минувшей ночью. Столичный хокимият рассказал о...

Грабители из Ташкента украли 2 миллиарда сумов и попались, когда решили отдохнуть

Следственный департамент при МВД опубликовал подробности крупного ограбления, совершенного летом прошлого года в Ташкенте. Грабители украли из сейфа компании...

В «Тошкент метрополитени» прокомментировали, по какой причине была остановлена Сергелийская ветка метро

Сегодня примерно в 10:30 по техническим причинам была остановлена работа Сергелийской ветки Ташкентского метрополитена. Всех пассажиров благополучно эвакуировали. УП...

Подпишитесь на нас

51,913участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,760участниковПодписаться
О наших бабушках. Диалоги на Фейсбуке

Учителя женской гимназии на каникулах, 1910-е годы.

Л.Ш.:
«Бедные хрупкие, затянутые в корсеты mesdames, что-то с вами будет уже совсем скоро? Сначала – сестры милосердия в госпиталях, потом…»

Арустан Жолдасов:
«Потом комиссары поведут в кабинеты».

Татьяна Вавилова:
«Ах, ошибаетесь! Не такие уж хрупкие, даже физически. Ведь большинство из них – пепиньерки. Они не только закончили институты благородных девиц, но и дополнительный педагогический класс и прошли стажировку. А это значит восемь лет жесткой дисциплины в закрытом учебном заведении, за тысячи километров от дома, когда за малейший промах ждет лишение удовольствий и огромный стих наизусть по французскому и немецкому. Подъем в 6 утра, гимнастика и обязательное обтирание холодной водой до пояса в любое время года. Бабушка и после 75 лет проделывала это ежедневно. И зимой тоже, правда старалась буржуйку всё же сначала затопить. А ее старшая сестра в дамском седле на Памире скакала и приз за покорение какой-то вершины получила. Они пережили три войны, включая гражданскую, революцию и 37 год, потому что были дочерями офицеров и их готовили в жены офицерам, а это переезды, невзгоды и жизнь в забытых Богом крепостях…
На этом фото – выпускницы Николаевского института благородных девиц в Оренбурге, примерно 1897 год. Все из Туркестана. Трех я знала, доживали в Ташкенте. Первая слева, стоит, – Лидия Сергеевна Степанова, работала в годы войны учительницей начальной школы №2, около ОДО. А с другого краю – моя бабушка. Преподавала в Ташкенте иностранные языки.
Дай Бог нашим детям, тренирующим мускулы в залах и так много занимающимся своим телом, физически быть такими же крепкими, а еще лучше – духом такими стойкими…».

О наших бабушках. Диалоги на Фейсбуке

Л.Ш.:
«…Из чего их делали, что они это вынесли? А вот из чего, да. Воспитание. Образование. Генетика».

Татьяна Вавилова:
«После революции бывшие барышни пришли в школы и училища обучать детей всему, чему научились сами. Не озлобились, обнищав, не роптали, выживая в коммуналках, а делали своё прежнее дело добросовестно и с любовью. В страхе перед репрессиями, бабушка сожгла свой аттестат с двуглавым орлом, поэтому ей пришлось сдавать экзамены перед специально созданной в гороно комиссией, чтобы подтвердить его. Помню, что очень гордилась успешной сдачей и, особенно, тем, что смогла в солидном возрасте выучить историю партии. Этот экзамен ввели вместо Закона Божия».

Л.Ш.:
«Это – почти слово в слово история моей бабушки. Родившись в 1903 году, она успела всего один год побыть юной классной дамой в гимназии в Екатеринодаре, а потом, когда уже переехали в Кисловодск и ее мужа репрессировали, пересдала экзамены и много лет преподавала русский язык и литературу в советских учебных заведениях».

Татьяна Вавилова:
«Так потому и была создана комиссия, что в школы потребовались знающие педагоги, а документов у многих не оказалось».

Л.Ш.:
«Любопытно, кто проверял знания бывших институток в этих комиссиях».

Татьяна Вавилова:
«Я знала одну даму – Рачинская, мама папиного сослуживца. Очень достойная дама, получившая образование до революции, занимала чин в отделе просвещения».

Лидия Козлова:
«Я не могу сказать, что знала Рачинскую. Ведь я была младшеклассницей. Но я видела Евгению Валериановну. Женщина абсолютно не из нашего времени. Очень интеллигентная, седая, одета и причёсана строго. Я думаю, что благодаря ей продержались старые учительницы школы №44 до 1960-го года. Как только ослабло её влияние, наши «первые учительницы» полетели вверх тормашками… На смену пришли совсем другие девушки, уже советской формации. Моя старенькая тётя в Тифлисе пострадала гораздо раньше».

Татьяна Вавилова:
«Мои мама и бабушка знали Евгению Валериановну, а я по их воспоминаниям. Отзывались о ней очень хорошо. Благодаря тому, что она была в комиссии по разрешению преподавать, учительницы попали в школы…
Смотрите! Андрей Евсеевич Слоним пишет:
«Моя бабушка с материнской стороны – Евгения Валериановна Рачинская, бывшая в то время заместителем наркома просвещения – возглавляла работу по приему и устройству эвакуированных детей. Вместе со своими соратниками она в это труднейшее время организовала не только распределение детей по семьям узбекистанцев, но и организацию целой сети детских домов для детей-сирот».
Господи, как тесен ташкентский мир!»

Л.Ш.:
«Да что вы! Это бабушка Андрея Евсеевича?!.. Я читала воспоминания Евгении Валериановны Рачинской об эвакуации 1942 года, когда на территории республики скопилось несколько эшелонов с детьми, вывезенными из России и с Украины. Она пишет, как один из этих эшелонов, направлявшийся в Барнаул, несколько дней стоял в Арыси, другой застрял в Андижане:«Узнав об этом, Усман Юсупов срочно вызвал меня и сказал: «Принимайте и устраивайте детей в наши детдома без отказа. Открывайте новые детдома. Используйте для этого все пригодные помещения: колхозные клубы, красные чайханы, интернаты. Ни один прибывший к нам в республику ребенок не должен остаться неустроенным. Если вы видите, что дети истощены дорогой, оставляйте эшелоны в Ташкенте, даже те, что направлялись в другие республики. Узбекистан примет, устроит, воспитает и обучит всех…». Во многом благодаря усилиям Е.В. Рачинской были расселены по узбекистанским семьям и детским домам тысячи детей-сирот, эвакуированных в годы войны.
А сам Андрей Евсеевич рассказывает, что на всех высоких должностях, включая должность заместителя министра просвещения, и после ухода на пенсию его бабушка жила в скромнейшей, затемненной и мало удобной квартире при этом техникуме. И входить в ее квартиру можно было только через главный вход этого учебного заведения, пройдя почти через все его здание и выйдя во двор…
Вот уж поистине: интеллигентность – то ли дар божественный, то ли родовое проклятье…»

Владимир Тен:
«Нигилисточка, моя прапракузиночка!
Ждут жандармы у крыльца на вороных.
Только вздрагивал, как белая кувшиночка,
гимназический стоячий воротник…
(Андрей Вознесенский)»

О наших бабушках. Диалоги на Фейсбуке

В гимназии. Начало 20-го века.

Лейла Шахназарова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Jazeera Airways получила разрешение на полеты по маршруту Кувейт – Ташкент – Кувейт

Кувейтская авиакомпания Jazeera Airways получила разрешение на выполнение регулярных полетов по маршруту Кувейт – Ташкент – Кувейт. Эксплуатационное разрешение №8-К...

Больше похожих статей

ЎЗ