Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Крещёный огнём и делом. Н. Г. Столетов – военачальник, дипломат, разведчик, исследователь. Глава шестая

Крещёный огнём и делом. Н. Г. Столетов – военачальник, дипломат, разведчик, исследователь. Глава шестая

Крещёный огнём и делом. Н. Г. Столетов – военачальник, дипломат, разведчик, исследователь. Глава шестая


После победы под Шейново, путь к Константинополю для российской армии был открыт. Древний Царьград лежал у ног скобелевской конницы и казалось вот-вот у врат собора святой Софии раздастся цокот копыт казацких. коней. Однако, падение столицы древней Византии и выход России к Босфору абсолютно не устраивало европейские страны, в особенности Великобританию. Королева Виктория в письме премьер-министру Дизраэли, заклиная его “быть храбрым”, писала: “Если русские достигнут Константинополя, королева будет чувствовать себя настолько униженной, что она предпочтёт немедленное отречение от престола”.

Страшный кошмар британского Форин-офис - появление на берегу Босфора русской военно-морской базы, мог превратиться в реальность. И Британия предъявляет России ультиматум, а в подтверждении серьёзности своих намерений посылает к берегам Турции эскадру под командованием адмирала Джеффри Горнби, которая 1 февраля 1878 года, в составе четырех броненосцев и одного парохода, вошла через пролив Дарданеллы в Мраморное море. Русский император не решился на войну с Британией. Над ним всё ещё витал страшный призрак Крымской войны.

В феврале в пригороде Константинополя Сан-Стефано начались переговоры между Турцией и Россией, которые завершились подписанием мирного договора. По нему северная часть Болгарии получала независимость, подтверждалась самостоятельность Сербии, Черногории, Румынии. Россия получала Южную часть Бессарабии с крепостями Ардаган, Карс и Батум. Также Турция обязывалась выплатить Российской Империи контрибуцию в размере около полутора миллиардов рублей.

Однако, это соглашение, перекраивающее карту Европы, абсолютно не устроило Британию и Австро-Венгрию, поскольку сокращались сферы влияния этих стран. Тогда Германия предложила себя в качестве посредника, и на Берлинском конгрессе в июне 1878 года условия Сан-стефанского договора были пересмотрены. В соответствии с новыми соглашениями Македонская республика и восточная область Румынии возвращались Турции; Англия, не принимавшая участие в войне, получала Кипр; Германии досталась часть земель Черногории.

Но пока шли переговоры в Сан-Стефано, пока готовился конгресс в Берлине, в Туркестане и Афганистане разворачивалась политическая интрига, в которой центральная роль отводилась Николаю Григорьевичу Столетову.

Ещё за год до начала военных действий на Балканах, К. П. фон Кауфман, убеждал Милютина и Горчакова, что для благополучного исхода грядущей войны, необходимо нанести удар по главной сокровищнице Британии - Индии. Именно там, по мнению туркестанского генерал-губернатора была ахиллесова пята “Владычицы морей”. Главная военная сила Англии, её военно-морской флот был бы бессилен в этом случае.

И в то время, когда эскадра Горнби демонстрировала решимость Британии не допустить русских в Константинополь, в Петербурге собралось Особое совещание, где обсуждался вопрос военных действий на среднеазиатских границах. В результате был сделан вывод, что “предпринимать большое военное движение к стороне Индии с целью решительно поколебать английское владычество в этой стране в настоящее время было бы неудобно и нежелательно, с одной стороны, потому что большинство военных сил империи необходимо иметь в готовности для других, еще более настоятельных потребностей, обусловленных настоящим политическим положением дел в Европе, а с другой – потому что оно повело бы к такому напряжению военных и финансовых средств государства, которое после принесенных громадных жертв только что оконченной победоносной войны было бы крайне тяжело для народа”.

Правда, совсем от плана вторжения не отказались. Было решено предпринять “некоторые военные меры, служащие как для военного обеспечения спокойствия в наших среднеазиатских областях и предохранения их от внешнего покушения, так и для того, чтобы военными приготовлениями нашими и высылкой отрядов к известным пунктам сделать такое впечатление на Англию, чтобы она могла опасаться за спокойствие своих владений в Индии и тем парализовать военные силы её в этой стране”. Иными словами, предполагалось не воевать, а создать видимость угрозы нападения. Своего рода средство давления для предупреждения возможных замыслов английского правительства в Средней Азии и для “угрозы собственным его интересам в Ост-Индии”.
8 апреля 1878 года, военный министр представил Александру II “Доклад по Главному штабу о мерах, принимаемых на среднеазиатских границах на случай разрыва с Англией”. Через два дня решение было принято, и подготовка к операции началась.

За основу Константин Петрович взял проект Скобелева, который тот обрисовал в письме к туркестанскому генерал-губернатору, отправляясь на поля сражений на Балканах. План этот предусматривал высадку на юго-восточном берегу Каспия 30-тысячного десанта, затем, совместно с 20-тысячным туркестанским войском, нанесение удара по английским владениям в Индии. За полтора месяца до заключения Сан-Стефанского мира Скобелев вновь предлагает осуществить военный поход на Индию, детализировав свой старый сценарий.

И военная демонстрация началась. Из Петро-Александровска на Амударье, под командованием генерала А.А. Гротенгельма, выступил 20-тысячный отряд на Мерв и Герат. В 60 верстах от Самарканда, в урочище Джам, был сосредоточен 14-тысячный отряд под командованием генерал-майора В. Н. Троцкого. Из Ферганы, отряд генерала Абрамова, состоящий из шести стрелковых рот, трёх сотен казаков 5-го Сводного полка, шести горных орудий и ракетной полубатареи, должен был идти через Памир на Читрал и Кашмир.

Крещёный огнём и делом. Н. Г. Столетов – военачальник, дипломат, разведчик, исследователь. Глава шестая

Движение русских войск к границам Индии. Лагерь главного отряда близ Урочища (Сарыкуль). Гравюра из журнала “Всемирная иллюстрация” № 530 за 1879 г.


19 июля по Высочайшему повелению военная демонстрация была прекращена. Но если Каспийский и Джамский отряды, как пишет А.Е. Снесарев, “почти застыли в своих исходных районах”, то “отряд Абрамова […] прошел сравнительно далеко в незнакомый до того момента Памир и, хотя не оказал какого-либо политического влияния на Индию, но, имея в своем составе крупные научные силы, вроде Северцова, сыграл для науки большую роль”.

Одновременно с подготовкой к военной демонстрации, в Кабул отправляется военная делегация во главе с недавно вернувшимся с войны Н.Г. Столетовым.
В начале марта Николай Григорьевич прибывает в Петербург и немедленно является к военному министру Милютину, от которого узнаёт о своей командировки в Афганистан.

Не особенно удивившись он, тем не менее, сказал:

- Дмитрий Алексеевич, хочу вам доложить, что в настоящее время я имею обо всех среднеазиатских делах весьма смутное представление. Боюсь, что все изученное мной главным образом в Красноводске и доложенное в конце 1873 года уже совершенно изменилось. Также опасаюсь, не поздно ли уже отправлять посольство, так как положение англичан за долгий промежуток времени стало совсем иное, - они оперились и опять набрались той наглости, которая так им свойственна. Позвольте, ваше высокопревосходительство, мне ознакомиться с делами, изучить теперешнее положение их и тогда вновь явиться к вам с докладом.

- Что ж, Николай Григорьевич, рассмотрите и изучите нынешнее положение, как в азиатском департаменте, куда вам будет открыт беспрепятственный допуск, так и в главном штабе, а затем доклад свой сделаете не мне, а государю императору. Только поспешите, его величество вас на днях примет.

Через две недели состоялся высочайший прием, на котором Столетов, доложил императору, что, по его мнению, положение в Средней Азии изменилось и посольство не сможет преодолеть того влияния, которым англичане пользуются в Средней Азии, а особенно в Афганистане.

- Да, да, ты прав, - сказал государь, - но ты всё-таки поезжай и постарайся сделать всё, что возможно. Помни, что я рассчитываю на тебя. Собирайся в путь, а перед твоим отъездом мы ещё раз встретимся.

- Очень хорошо сделали, что государю императору всё так откровенно и чистосердечно доложили, - сказал Милютин, выходя со Столетовым из Зимнего дворца. - Готовьтесь, а я 10-го апреля буду вас ждать к 9 часам утра.

Явившись в назначенный час, Столетов вновь был принят императором, который сказал ему несколько напутственных слов.

- Передай эмиру, что ему будет дана полная поддержка, и что ему следует держать себя относительно англичан так же, как держал себя его гордый отец Дост-Мохамед. Скажи ему - что я вполне уверен в нём и в его умении, а потому, в свою очередь, жду от него лишь той корректности, которая даст Кауфману полное спокойствие относительно нашей границы. Шир-Али должен знать, что, при нынешних условиях, очень многое зависит от него самого. Англичане не позволят себе ничего по отношению к Афганистану не только из-за того, что будут видеть мою поддержку - они должны видеть с его стороны вполне уверенный тон и отважное поведение, в котором он должен ясно показывать свою надежду на нас. Они прекрасно помнят урок, данный им его отцом Дост-Мохамедом (имеется в ввиду 1-я англо-афганская война, В. Ф.). Пусть же он приложит столько старания, сколько мы проявляем готовности искренно напрячь все усилия к его пользе. Кланяйся же Кауфману и ему в точности повтори всё мною тебе сказанное. Поезжай с Богом, пиши часто и подробно Дмитрию Алексеевичу.

- На этот счет я дал подробные указания, генерал Кауфман их обстоятельно дополнит, - доложил в свою очередь военный министр.

“После того государь меня трижды перекрестил, поцеловал и отпустил”, - часто потом вспоминал Столетов.

Крещёный огнём и делом. Н. Г. Столетов – военачальник, дипломат, разведчик, исследователь. Глава шестая

Император Александр II. Фотопортрет неизвестного мастера. Между 1878 и 1881 гг.

Цель предстоящий задачи была предельно ясна Николаю Григорьевичу. Прежде всего необходимо будет убедить эмира Шир Али-хана, насколько для него выгоднее быть союзником России и доказать, что не следует доверять английской щедрости. Её надо бояться, поскольку, соблазнившись этой щедростью, многие властители, обращаются сначала в вассалов, а затем просто вышвыриваются за ненадобностью. Эмир должен задуматься над будущим своей страны и сделать правильный выбор – быть порабощённым Англией или при поддержке великого северного соседа превратить Афганистан в самое могущественное мусульманское государство, став, в этом смысле, преемником турецкого султана.

Столетов обдумывал выполнение задания весь путь до Ташкента, куда и прибыл к середине мая 1878 года.

Продолжение следует

На заставке: Эскадра адмирала Джеффри Горнби в Мраморном море. Старинная фотография. 1878 г.

В. ФЕТИСОВ
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

И крыши взлетели: в Каракалпакстане поднялась сильнейшая буря (видео)

Четыре сотрудника Бюро принудительного исполнения погибли при исполнении служебных обязанностей

По улицам Ташкента бродил одинокий волк (видео)

В Ташкенте пять женщин пытались остановить президентский кортеж, и были задержаны

expo
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов