-1.6 C
Узбекистан
Пятница, 4 декабря, 2020

Суду представлен новый факт: дом 45 охраняется государством

Топ статей за 7 дней

Произвол в отношении столичного ресторана «Belle Maman»: чиновникам стоит вникнуть в суть закона Узбекистана о государственном языке (видео)

26 ноября в центре Ташкента, прикрываясь законом о государственном языке, представители хокимията Мирзо-Улугбекского...

Ташкент. Школы, учителя, ученики (в прежние времена)

Наслушалась я и начиталась. ФБ, телевизор - в один голос рыдают о бедных учениках под гнетом садистов-учителей....

«Выпустить собак и начать отстрел»: хоким Алмалыка отбирает землю у приюта «Хаёт»

Работа нового хокима Алмалыка Кобила Хамдамова началась со скандала. Решение о выдаче земли приюту для собак «Хаёт»,...

Подпишитесь на нас

51,717участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,310участниковПодписаться
Суду представлен новый факт: дом 45 охраняется государством

Дело по защите всем известного дома 45 на проспекте Амира Темура в Ташкенте продолжается. В этом, во всех отношениях странном деле, немало фантасмагории, словно кто-то решил воссоздать в реальности пьесу в булгаковском стиле.
Например, решение хокимията, принятое в 2018 году о благоустройстве территории вокруг дома 45 и его дворе, возложенное на компанию Me’mor Mexanizatsiya Qurilish (MMQ), спустя некоторое время каким-то образом преобразуется в решение о сносе данной компанией названного дома. Или «красная черта», отмечающая в городских планах территории, подлежащие сносу, — она шла стороной и не захватывала в свой роковой круг дом 45. И вдруг в одночасье изменила свои границы, и дом 45 загадочным образом оказался в зоне сноса. Сносить его, опять же, выпало компании MMQ, призванной благоустроить территорию на радость жителям. Компания решила вместо облагораживания территории построить на месте крепкого старинного двухэтажного — семиэтажный элитный дом с подземным гаражом.

Далее события развиваются драматически: жильцов буквально осаждают работники компании MMQ, суля выдать гарантийные письма о переселении в не имеющие проектной документации и, естественно, не построенные дома. Или предоставить вторичное жилье, выдать компенсацию. Причём, оценка квартир жильцов в некоторых случаях производилась «на глазок», как в ситуации с братом и сестрой Владом и Ольгой Замановыми, имеющими в собственности двухкомнатные квартиры. Замановы не пожелали ни оценивать свои квартиры, ни переезжать в другие из вторичного жилого фонда, ни полагаться на гарантийные письма.

Суду представлен новый факт: дом 45 охраняется государством

Более того, они заняли позицию, как и более двух третей от числа жителей дома 45, что здание крепкое, оно способно простоять еще 100 лет. И, главное, оно представляет историческую ценность, находится в шести метрах от 2200-летнего храма Минг Урик, который пострадает в случае проводимых в непосредственной близости строительных работ. Более того, считают жители, здание может стать туристическим центром, привлекая гостей города архитектурой, традициями, дизайном подъездов, каждый из которых они уже превратили или готовы превратить в своеобразные музеи — интерьера, старинной утвари, кукол, книг…

По исковому заявлению Павла Кима, представлявшего интересы MMQ, 19 апреля рассматривались, одно за другим, сразу два судебных дела, – Влада Заманова и Ольги Замановой. При их рассмотрении автор вместе с еще более чем 50-ю жителями дома 45, представителями СМИ и общественности находилась в зале заседаний Ташкентского политехнического колледжа, в котором проходили данные открытые судебные процессы. Кстати, здание колледжа по архитектурному стилю и возрасту соответствует дому 45 и составляет с ним единый архитектурный ансамбль. О его архитектурном своеобразии красноречиво свидетельствует не только фасад, но также зал заседаний с необычным куполом на остеклённом барабане и оригинально обшитым узкими досками потолочным перекрытием.

Но вернемся от архитектурных особенностей к исковым заявлениям, которые логически мыслящему человеку покажутся, простите, абсурдными.
Во-первых, заявитель требует выселения брата и сестры Замановых без предоставления компенсации за принадлежащие им квартиры. Возникают закономерные вопросы. С каких это пор человека, отказавшегося продавать свою квартиру, не имеющего никаких задолженностей по ней, выселяют из дома? А как же конституционные законы о неприкосновенности частной собственности, гражданские права? Неужели допустимо выбрасывать людей на улицу, если некая компания решила что-либо построить? Причём не объект стратегического или общественного значения по заданию государства, а элитный дом — по собственному желанию, заручившись разрешением ныне отставного хокима. Наверное, недаром бывшего мэра попросили покинуть должность. За такие разрешения мало снять с поста…
Во-вторых, истец, Павел Ким, который представляет интересы MMQ и просит суд принять решение о выселении Замановых без компенсации стоимости их квартир, непосредственно в компании MMQ, похоже, не работает. Справку или выписку из трудовой книжки на судебном заседании 19 апреля истец суду представить не мог — не показал даже обычного служебного удостоверения. И как-то невразумительно объяснял, что MMQ – это бренд и сам истец имеет к нему некое отношение.

В-третьих, в заявлении истца указывается наличие уведомлений о письмах с вариантами разного рода предложений, письменно сделанных ответчикам Замановым. Но ответчики никаких уведомлений о получении писем, по их утверждению, не подписывали. О предложениях истца узнали из искового заявления.
Ах, какие несговорчивые! А почему, собственно, должны быть сговорчивыми люди, которые не хотят лишаться удобной и безопасной собственной квартиры, любят свой город, ценят его историю, желают сохранить историческое здание, где не один год проживают? Ответ понятен. А вот как на приложенных к делу почтовых уведомлениях появились подписи, которых ответчики не ставили, — это интересный вопрос, и ответить на него истец Павел Ким пока не смог.
К сожалению, автор не может сопроводить статью фотографиями из зала, где проходило судебное заседание. При входе в здание колледжа участников процесса и слушателей обязали сдать телефоны. Попробовала возразить – не помогло, только вызвала подозрение и была тщательно проверена металлоискателем. Мобильные телефоны вынуждены были сдать даже адвокаты!

Могу лишь привести фрагменты большой речи ответчика – Влада Заманова. Выдержанное и обоснованное выступление человека, который год и 3 месяца отстаивает свои гражданские права, заслуживает внимания и уважения.

Влад Заманов начал своё выступление со слов, что сам факт рассмотрения данного иска нарушает не только его конституционные права, но и создает панику среди населения, влечет за собой уничтожение национального наследия.
— Сегодня факт этого процесса уже получил максимальный резонанс. Такие же решения о сносе в Ташкенте получили более 10 тысяч собственников жилья. Все их внимание сейчас приковано к суду. Завтра на моем месте может оказаться любой человек, чей дом попал под снос.

Не секрет, что за ходом процесса пристально наблюдают отечественные и зарубежные СМИ. Наше издание тоже не обошло стороной проблемы дома 45 написав о них в статье «Ташкентский дом 45 продолжает борьбу за жизнь».
К Министерству культуры и общественности Ташкента обратился, как сообщил в своём выступлении на суде Влад Заманов, Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет: «Согласно заключению наших специалистов, этот дом несет в себе определенную историческую ценность, и сохранение культурного и архитектурного наследия в Республике Узбекистан содействует развитию большого интереса со стороны иностранных гостей к истории вашей страны.
С уважением, пресс-служба Университета, город Санкт-Петербург»

С особым вниманием выслушал суд заключительные слова ответчика Влада Заманова:
— Сегодня важный день: в юридической практике выдвинут иск о прекращении моего права собственности и выселения меня из моей квартиры. Статья 199 Гражданского кодекса РУз об изъятии имущества у собственника гласит: «Изъятие имущества у собственника допускается только при обращении взыскания на это имущество по обязательствам собственникам в случае и порядке, предусмотренном законодательными актами, а также в порядке национализации, реквизиции и конфискации».
Это не национализация, не реквизиция, не конфискация, не мои обязательства. Это обязательства частной фирмы перед госорганизацией начать работы по благоустройству. Прекращение прав собственности на мою квартиру, а тем более, мое выселение не является государственной нуждой. Нет такого закона, согласно которому жители обязаны отдавать без своего согласия жилье в счет навязанных компенсаций. В исковом заявлении «Мемор механизация курилиш» основывается на пункт 8 «Положения о порядке возмещения убытка гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием участков для государственных и общественных нужд». Ответьте мне, пожалуйста, где в сносе дома 45 и строительстве семиэтажного дома государственная и общественная нужда? Участок выделен под строительство многоэтажного дома с подземным паркингом в пользу частной компании. Прибыль от строительства многоэтажного дома получит частная строительная компания и никакой государственной и общественной нужды решение не несет. Следовательно, и не может повлечь все перечисленные виды компенсации. В ст.17 закона «Об охране и использовании объектов культурного наследия» указано, что «в целях сохранения особенностей объекта материального культурного наследия, не подлежащих изменению, и его исторической среды, на сопряженной с ним территории устанавливаются охранные зоны, зоны регулирования застройки и хозяйственной деятельности». Снос дома45 влечет за собой утрату историко-культурного наследия. Данное исковое заявление направлено также против интересов общества, о чём можно судить на основании экспертного заключения. Удовлетврение иска повлечет за собой развал Минг Урика. Считаю сам факт рассмотрения иска изъятия моей квартиры в пользу частной компании возмутительным. Данные действия нарушают мое конституционное право собственности и ставят под сомнение соблюдение моих, а также законных прав других жителей Ташкента. На основании вышеперечисленного мною прошу суд не удовлетворять иск частного предприятия «ME`MOR МEXANIZATSIYA QURILISH» о выселении и прекращении прав собственности. Прошу суд защитить мои права».

Этого просит и сестра Влада – Ольга Заманова: защитить её и единственного её ребёнка от незаконных притязаний истца на квартиру.
— Жители дома теряют покой и здоровье. Такое же исковое заявление, как и я, получила 81-летняя пенсионерка, заслуженный учитель Узбекистана, после чего она от переживаний в прединсультном состоянии попала в больницу. Успеет ли за неделю придти в себя, сможет ли явиться на суд, который ей назначили на 26 апреля, когда бужет продолжено слушание наших дел?

Присутствуя на суде, думала: удивительное – рядом; неужели можно вот так безнаказанно уничтожать исторические ценности, лишать покоя и здоровья людей, посягая на их собственность?
В ходе судебного разбирательства был объявлен новый факт в защиту дома 45. Пожалуй, это обстоятельство может и должно стать причиной отклонения любых исков по сносу.
Как сообщил Влад Заманов, 17 января 2019 года жители дома 45 обратились в Главное научное управление по охране и использованию культурного наследия Министерства культуры Республики Узбекистан. В заявлении была просьба жителей включить здание жилого дома № 45 в список охраняемых культурных объектов. Министерство культуры рассмотрело обращение, и в феврале 2019 года в дом 45 направили экспертную комиссию под председательством профессора Салимова. При рассмотрении документов было установлено, что дом № 45 был построен в 1927 году архитектором Г.М. Сваричевским. На основании экспертного заключения, где членами комиссии были отмечены характеристики дома 45 как культурного наследия, был созван научно-методический совет, в заседании которого 15 марта 2019 года приняли участие 16 академиков, профессоров, специалистов в области культуры и искусства. Представители дома 45 представили основание защиты дома и проекты его реконструкции. Решение совета было оформлено протоколом №119 и подписано 16 членами научно-методического совета. Здание дома 45 по проспекту Амира Темура 15 марта 2019 года признано объектом культурного наследия и объявлено памятником архитектуры.

После судебного заседания жители дома 45. Представители СМИ и общественность торжественно открыли мемориальные таблички на доме 45. Их три: на государственном (узбекском), русском и английском языках. Надпись на них гласит, что дом является памятником архитектуры и находится под охраной государства.

Вопросы есть? Разве этот факт не служит основанием для отклонения всех исков компании MMQ и запрете на снос дома 45?
После закрытия заседания судья Одилбек Хазраткулов, рассматривающий иск к Владу Заманову, и судья Саида Абдурахманова, назначенная для производства дела по иску к Ольге Замановой, ответили на вопросы журналистов.
Главный из ответов: на данных заседаниях рассматривались обстоятельства дела, выслушивались стороны истца и ответчиков – шло судебное разбирательство. Впереди новое судебное заседание, назначенное на 26 апреля.

Тамара Санаева
Фото и видео автора

  1. Интересно если дом не удатся снести застройщик сможет выбить из бывшего хокима свою взятку обратно?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Компания семьи Ротшильдов может принять участие в реформировании энергетической отрасли Узбекистана

Компания Rothschild&Co может принять участие в реформировании «Узбекнефтегаз», «Узтрансгаз» и «Худудгазтаъминот», а также оказать консалтинговые услуги в...

Налог на имущество в Узбекистане будет учитываться по рыночной стоимости

Как следует из Указа главы государства от 3 декабря 2020 года «О дальнейшем совершенствовании ресурсных налогов и налога на имущество» в стране...

Узбекистан подтверждает свою приверженность в борьбе с коррупцией

«Коррупция - преступление, аморальность и крайнее предательство общественного доверия». - Антонио Гутерриш, Генеральный секретарь ООН. В преддверии Международного дня...

Мальчик-маугли из Балашихи вместе с отцом вернулся в Карши

Мальчик-маугли, которого в конце октября обнаружили жители Балашихи, вместе с отцом вернулся обратно в Узбекистан. Семья поселится в городе Карши, их ждёт...

Последний губернатор Туркестана. Глава тридцать четвёртая

Триумф и трагедия Алексея Куропаткина Из цикла Туркестанские генерал-губернаторы Путь к катастрофе Алексей...

Больше похожих статей

ЎЗ