Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Человек – это звучит… ?

Человек – это звучит… ?

Человек – это звучит… ?

Кто мы? Зачем существуем? В чем смысл жизни? Что есть человек во Вселенной?

Вряд ли найдется кто-нибудь, кто не задумывался об этих вопросах хоть изредка. Вопросы философские, но ведь философия – наука не такая уж отвлеченная, она нужна каждому (по крайней мере, тем, кто умеет думать), – хотя бы затем, чтобы понять свое место в этом мире. И возникла она с древних времен именно как попытка ответа на самые главные вопросы мироздания, общественного развития и самого человека.

Сегодня, когда мир меняется, быть может, стремительнее, чем когда-либо, когда пересматриваются все традиционные понятия и представления, мы прежде всего задумываемся, анализируем и пытаемся подойти к решению проблемы человека в мире. Все больше пытаемся осознать отношение его к миру и отношение мира к человеку. Философия ставит вопрос о сознании на первый план, ибо сознание – та важнейшая особенность человека, которая ставит его в особое положение по отношению к миру. Вот глобальная причина, по которой именно философия исследует проблему человека.

Но человека изучают многие науки, — правда, у каждой своя цель и свой предмет. А что же отличает философское отношение к теме «Человек»?

Философия изучает человека как личность, как единственного известного носителя сознания и разума, как сложный продукт космической эволюции. Рассматривая человека с таких позиций, философия относится к нему как к субъекту, от которого зависит многое из происходящего.

Когда задумываешься на тему «Что такое человек?», обычно первое, что приходит на память, – «Человек – это звучит гордо!». Правда, этот тезис не из философских трудов, а из художественной литературы, но все-таки остановимся на нем и поразмышляем над ним с философских позиций. Заметьте – произносится эта фраза, как правило, с подъемом и чувством гордости. Но кто ее произносит? Угнетенные, униженные и опустившиеся на самое дно общества люди. Они лишены каких бы то ни было нормальных условий человеческого существования. Так неужели, чтобы осознать истинный, величественный смысл существования человека, нужно быть подвергнутым такому испытанию, как лишение всякого достоинства? Нет, конечно.

Вглядимся в историю. Как вообще в прежние времена представители различных слоев общества относились к человеку – к самому понятию «человек»?
Мыслители античности рассматривали человека в его неотъемлемом единстве с природой, физическим миром, космосом. Человек рассматривался как частица всего мироздания. Поэтому прежде всего ценились его внешние физические качества. Культ совершенства тела, а с ним и души был присущ всем древним учениям. Вместе с тем, боги в пантеоне древних народов в большинстве антропоморфны, то есть созданы по подобию человека и во многом унаследовали его духовные и нравственные качества. И по объему знаний человек, по сути, приравнивался к богам.

Это касается не только философов Древней Греции и Древнего Рима, но и учений Древнего Востока — Индии, Китая, с поправкой на специфику другой культуры. «Обычно Сократа называют создателем первой философии человека, – пишет один из исследователей. – В действительности в Сократе следует видеть родоначальника лишь одной определенной традиции в философии человека, сузившей последнюю до философской этики, до учения о душе. Эта традиция получила свое дальнейшее развитие и распространение через платоновское учение о дуализме души и тела».

Совсем иначе выглядит идеал человека в период возникновения и распространения религий, в основе которых лежит единобожие. Это относится и к христианским, и к мусульманским регионам в условиях раннего средневековья. Во всяком случае, и здесь, с учетом географических, временных и этнических отличий, было характерно снижение роли и значения человека как личности, все более его судьба объявлялась зависимой от воли Бога. Но как раз философы, вынужденные ограничивать свои размышления рамками господствующей идеологии, привносили в эти установки свои представления и стремились развивать гуманистические идеи, опираясь на учения древних мыслителей, приравнивая человека к Богу, одухотворяя его, обращаясь именно к внутреннему миру человека.

У философов арабо-мусульманской мысли, таких как Фараби, Ибн Сино и другие, во главу угла ставится идея счастья как главного смысла человеческой жизни.

По-разному обращались к возможностям и значению человека в истории, обществе, мире гиганты Ренессанса, великие гуманисты эпохи Просвещения, люди периода Реформации и так далее. Каждое из учений имело много ответвлений и толкований. Раскрытию тех или иных положений уделяли большое внимание многие деятели науки, культуры, философии, религии. Они противопоставляли, в частности, христианской идее врожденной греховности человека идею способности человека творить добро. Они искали объединяющие человечество гуманистические принципы, активно проповедовали необходимость приобщения к знанию, всемирного развития культур, достижения справедливого общественного устройства.

На Руси в средние века в культуре частично сохраняются славянские языческие традиции, но все глубже проникают в сознание людей духовные ценности православия. Здесь формируются свои представления и учения о человеке, его смысле и положении. Он выглядит тесно связанным с природными, стихийными силами, языческими обычаями, богами, культом плодородия и земледелия. И в то же время усиливается постижение единого бога через осознание человеческого духа. Позднее это найдет свое отражение и новое развитие в трудах русских мыслителей-идеалистов Карамзина, Соловьева, Бердяева, Флоренского и других. В то же время подъем в России XVIII и XIX веков науки, культуры, философии, усиление связи с западными школами и веяниями материализма, учением просветителей формирует здесь поколение русских революционных демократов – Герцена, Добролюбова, Чернышевского. Они критически относились к религиозным и идеалистическим учениям, но будущее человека видели в его нравственном развитии, в совершенствовании общественных отношений.

На средневековом Востоке, ориентированном на исламское вероучение, хотя и тесно переплетавшееся с другими религиозными и философскими учениями, все великие поэты и мыслители с гуманистических позиций возвышали человека, высоко ценили человеческие добродетели: любовь, дружбу, уважение, стремление к добру.

Сегодня, пересматривая достижения и ошибки прошлого, мы, естественно, пытаемся переосмыслить многое в истории философии, с тем, чтобы выявить новое. По-новому обращаясь и к достижениям истории, и к наследию классиков, и к современным учениям и течениям Запада и Востока, мы прежде всего возрождаем важнейший принцип приоритета общечеловеческих интересов над классовыми. А это означает, что в системе человек–общество для нас первичным становится именно человек со всеми его страстями и поисками своего места.

Совершенно очевидно, что личности не может быть без культуры и нравственности. Упадок культуры и нравственности неизбежно сказывается и на уровне экономики, и на социальных преобразованиях, а тем более на духовном воз¬рождении человека. В нашем же обществе сегодня ко всем этим проблемам добавляется изрядный букет национальных обстоятельств, со всем набором их специфических проблем – истории, языка, народных традиций, религии, семьи и быта.

Преуспеваем ли мы в области воспитания и формирования культуры личности? Пока не очень. И все-таки наши надежды на нравственное возрождение имеют под собой глубокое социальное и духовное основание.

Еще в недалеком прошлом боль¬шинство трудов по этике и культуре посвящалось сфере идеологического воздействия, а не анализу исконных нравственно-философских и культурных ценностей. Мы искали усеченные образцы моральных установок для воспитания личности, угодной обществу. А личность хоть и представляла для этого общества интерес, но никак не многообразная, а некая унифицированная.

Сегодня все более очевидным становится реальный поиск нравственных образцов, объектов куль¬турного притяжения. Мы восстанавливаем много¬мерный подход к классике – вместо культивировавшегося упрощенного, плоского. И насколько же в этом великолепном обрамлении оказались на своем месте, заиграли всеми гранями глубокие размышления на нравственно-философские темы выдающихся отечественных мыслителей прошлого!

И все же – не обязательно искать достойные образцы лишь где-то за пределами доступной истории. Вслушайтесь, например, в обычный разговор на базаре, который ведется на двух-трех языках, и всем сторонам это доставляет удовольствие! Вспомните известные всем нам примеры самоотверженности и милосердия людей тылового Ташкента, или тех, кто укрывал жертв погромов, давал приют беженцам. Вряд ли кто-нибудь из этих людей имеет высоконаучные взгляды на проблемы культуры и этики. Скорее всего люди исходили из простых житейских, общечеловеческих представлений. Таким они представляют свой долг, так велит поступать им совесть.

Вот так незаметно пришли мы от отвлеченных философских размышлений к тому, что происходит непосредственно рядом с нами. Оказывается, философия – наука конкретная, необходимая каждому из нас, – если не как таблица умножения, то хотя бы как периодическая система химических элементов Менделеева...

Во весь голос звучат ныне требования все более энергично внедрять в нравственно-культурной практике религиозные начала, ибо нравственность достигается через осознание бога в себе. Безусловно, такие подходы обоснованны и способны убедить многих в потребности творить добро, их можно только приветствовать.

Общечеловеческие ценности начинают все более широко восприниматься и реализовываться в повседневной практике.Но как эти ценности преломляются через социальные, национальные, религиозные, духовные пред¬ставления личности? Так, единение с богом, по мысли праведников, – это преломление, преображение человека. Так видится нравственное развитие религии. Но нравственное воспитание — это неисчерпаемый комплекс. Личность должна соотносить свои культурные и нравственные потребности с возможностями общества, исходя из приоритета общечеловеческих ценностей. Проблема и в том, каков тот уровень культуры и нравственности, который мог бы соответствовать хотя бы минимуму представлений цивилизованного мира. Долгие десятилетия минувшего века в нашем обществе запрещалось все, что не вписывалось в официальную идеологическую доктрину. Однако всегда были подвижники, носители передовых мыслей. Потребность в лучших представителях духа, нравственных искателях остается и сегодня. Они не обретаются где-то вовне – они живут, может быть, в каждом из нас, в ожидании возможности самовыражения. Только это не означает ждать, когда общество для всех создаст идеальные условия. Вряд ли это вообще возможно. Но останавливаться на достигнутом — чревато застоем и гибелью культуры.

Т. Солиходжаев,
канд. фил. наук.

Комментарии
Автор, а сейчас разветвитель не запрещается то, что не вписывается в идеологическую доктрину?
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Стали известны подробности убийства школьницы на Юнусабаде

«Мы учли все обстоятельства» – Ташгорсуд вынес приговор парню, нанесшему 16 ножевых ранений своей беременной родственнице

С Поволжья надует: в Узбекистане снова обещают температурные качели

В столичном медицинском центре им.Семашко трагически погибла медсестра

Реклама на сайте
Похожие статьи