Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Из дневника начальника уголовного розыска. Оборотни в погонах и моё фиаско

Из дневника начальника уголовного розыска. Оборотни в погонах и моё фиаско

Ещё у всех на слуху громкие судебные процессы над «оборотнями» в погонах. Их преступные деяния обсуждаются в среде рабочих и интеллигенции, студенческих общежитиях и кафе. Игнорировать столь злободневную тему не имею права и я, так как мне за четверть века работы в милиции неоднократно приходилось видеть сотрудников, действия которых «оценили» различные статьи уголовного кодекса.

         Из дневника начальника уголовного розыска. Оборотни в погонах и моё  фиаско

Некоторые арестанты по службе характеризовались идеально, тем не менее, обладая змеиной изворотливостью, успевали проворачивать свои гнусные делишки, хотя были у коллег на виду. Мой дневник, естественно, запечатлел интересные факты, если слово «интересные» в данном случае вообще приемлемо.
Я долго ломал голову над тем, какой эпизод включить в очередной сборник рассказов и, наконец, пришёл к мысли: читателя уже не занимают истории, в которых меняется только должность правоохранителя и сумма взятки, а образ мздоимца приобрел какие-то стандартные черты.
Моего «персонажа» я с полным основанием называю «оборотень». Этот человек не вымогал деньги у родственников арестованных, не входил в состав криминальной группы, не подбрасывал наркотики в портфель успешного бизнесмена. И всё-таки...

Дежурный офицер, когда не находит свободной минуты выслушать заявителя, направляет его в мой кабинет. Вот и сейчас, уловив негромкий стук в дверь, я заучено сказал:
- Проходите. Садитесь, рассказывайте, что за причина привела вас в отдел милиции.
Мужчина опустил грузное тело на край стула, нащупал в кармане платок, обтёр мокрое от пота лицо.
- Вероятно… зря вас беспокою, - молвил он, - дело в том, что хозяйка нашего магазина, Табакова Марина Степановна, третий день не выходит на работу... Продавцам нечем торговать, склад на замке.
Толстяк явно робел передо мной. Впрочем, десятки людей ведут себя подобным образом, переступив порог кабинета, по их мнению, чиновника высокого ранга.
Под моим выжидающим взглядом он растерялся. Чтобы оживить разговор и придать беседе определенное направление, я задал ему сразу несколько вопросов:
- Есть ли у Марины Степановны родственники, какие планы она строила на ближайшее время, имела ли при себе крупную сумму денег?
Мужик доверительно понизил и без того негромкий голос:
- Хозяйка на работу никогда не опаздывала, уезжать куда-либо не собиралась. У неё дел по горло. Торговля идет бойко, а продавцов за прилавком не хватает. Видимо, мне следовало начать с того, что я подошёл к её дому, стучал и звонил в дверь. Но Степановна не отозвалась, хотя ключ... торчит в воротах изнутри.
- Любопытная деталь, - заметил я. – Эти ворота покажите оперу. Не сочтите за труд, навестите Марину ещё раз.

Дежурный инспектор был на выезде, но в коридоре кстати оказался мой заместитель Аршалуйсян. Я его попросил устное заявление мужчины проверить.
Карен повернулся к толстяку:
- Вы на автомашине? Нет! Тогда прогуляемся на своих на двоих, пять километров для сыщика не расстояние.
Заявитель сначала оторопел, но быстро нашёл выход из ситуации:
- Давайте пользоваться цивилизованным способом. Тормознём такси. Плачу я.

Карен позвонил мне через двадцать минут. Он сказал, что в доме 88 по улице Ферганская обнаружен труп, в котором толстяк опознал Марину. Я сел в автомобиль подъехавшего к РОВД участкового инспектора, и выехал на место преступления.

Длинный коридор восьмикомнатного строения Табаковой оказался набит ящиками с продовольствием, разносортными сигаретами, ходовой парфюмерией. Это меня не удивило. Многие предприниматели товар хранят дома, за счёт чего высвободившиеся в магазине склады переоборудуют под кафе или сдают в аренду, компенсируя неудобства дополнительно поступающей монетой. В одну из комнат я пробрался боком. Моё присутствие Карен уловил:
- Судя по трупным пятнам, смерть женщины наступила более двух суток назад. Полагаю, расправа учинена кем-то из её знакомых, - Аршалуйсян не любил делать скоропалительные выводы. Сейчас его мнение опиралось на обстановку в доме и позу скрюченного тела, одетого в цветастую пижаму. Майор объединил в одно целое три фактора, явно бросающиеся в глаза: выбитый сильным ударом прочный дверной замок, сотню коробок и расстояние от кровати до места падения жертвы.
Я уловил ход мыслей заместителя, поэтому элементарно констатировал:
- Некто перемахнул через ворота, ударом ноги выбил дверной замок... Ориентируясь среди груды товара, во тьме добрался до спальной комнаты беспрепятственно... Марина уловила момент взлома, поднялась с кровати, шагнула, получила удар по голове... Если мокрушник попал сюда впервые, он должен запнуться о выстроенную баррикаду. Так? За это время хозяйка успеет из спальни выйти.

Майор указал на валявшийся молоток:
- Табаковой нанесены два удара. Смертельным был первый, он проломил череп, а второй - контрольным. Затем с шеи трупа убийца сорвал массивный золотой трос, часть которого отлетела под тумбу, и рванул серьги, разорванная мочка левого уха это подтверждает.
Вдвоём мы неторопливо прошлись по дому, но в других комнатах следов пребывания мародёра не обнаружили - вещи, аккуратно разложенные хозяйкой, находились на месте.
Я высказал предположение:
- По-моему, громила что-то искал среди бумаг Марины. Только не знаю, нашёл ли?
В безупречно ухоженном дворе Карен прикурил сигарету и выдохнул:
- Среди бумаг работника торговли обычно ищут финансовые документы. Вместе с тем, не исключена и версия разногласий Табаковой с поставщиком товара. Он замёл истинный мотив своего пребывания, имитировав грабёж. Но кем-то прихваченные серьги и трос повышают чаяние опера на успех, ведь эти конкретные изделия можно продать, внести в счёт долга, пропить. Нам требуется выяснить их описание, вес, размер и постараться быстренько найти.

Работу по раскрытию убийства мы начали с немудрёного опроса соседей, продавцов магазина и установления круга друзей Марины - в первую очередь сыщикам предстояло выяснить, кто был вхож в её апартаменты или пользовался благосклонностью директрисы. С таким заданием, на первый взгляд бесхитростным, опера справляются не всегда успешно, потому что на каком-то этапе свидетели замыкаются в себе, делают вид будто говорят откровенно, тем не менее переступать финишную черту не хотят, а именно за ней кроются сведения о преступнике.
Месяц назад сотрудники уголовного розыска раскрыли убийство подростка, зарегистрированное в 1990 году. За истекшее время оперуполномоченный Керболаев не менее пяти раз толковал с одной бабулей, которая, по его сведениям, видела головореза. Однако пенсионерка, охотно вспоминавшая факты из биографии соседей, клялась милиционеру, мол, в интересующий нас момент крепко спала, а потому ничего не заметила. И только перед смертью, неизлечимо больная старуха, шепнула зятю имя убийцы и молила передать информацию Керболаеву.

Студент просьбу женщины исполнил и раскрыл причину её молчания – опасение за судьбу своих дочерей, внуков, правнука. Поэтому я ни под каким предлогом не тороплю опера, беседующего с бабульками и дедульками, молодежью и людьми зрелого возраста. Прежде всего, каждого из них необходимо расположить к себе, создать психологический контакт, преодолеть барьер недоверия к правоохранительным органам и, в итоге, убедить, что источник доверенной оперу информации, не станет достоянием гласности.

Тут следует выделить: иной раз даже следователь получает от меня информацию без упоминания фамилии свидетеля. Осмотрительность в работе угрозыска, граничащая с недоверчивостью, нравится далеко не всем, и порой на опера начинается силовое давление с требованием доставить очевидца преступления в отдел. В такие моменты я прибегаю к надуманной уловке и отвечаю, дескать, информация поступила из негласного источника, его координаты разглашению не подлежат.

Эту направленность в своей деятельности я практиковал многие годы в целях избежания утечки сведений, а стало быть, норовил оградить от «бедственных» последствий того, кто сыщику исповедался. Достичь столь тесного взаимоконтакта с пенсионеркой в тот раз Керболаеву не удалось.

Поздним вечером Керболаев доложил мне умозаключение соседки Табаковой. Подслеповатая тётя оказалась весьма наблюдательной и поведала сыщику малоизвестные факты из личной жизни заведующей магазина.
Майор, не будучи уверенным в своей правоте, закончил:
- Эта хмурая баба твердит, что Саньку и Марину связывают интимные отношения.
Я сопоставил возраст любовников:
- Табаковой шестьдесят лет, ему - сорок. Он известный ловелас, но дама-пенсионерка вряд ли заинтересует нашего херувима. Кстати, откуда соседка его знает?
- Она видела рыжеволосого капитана сквозь окно... На рассвете тот выходил из дома Марины.
Речь шла о сотруднике службы охраны порядка Песцове, которого мы опознавали за версту по необыкновенному цвету волос. Александр трудился в отделе с 1981 года. Его функциональные обязанности заключались в оформлении жителям района лицензии на приобретение охотничьего оружия, кроме того, по утрам он занимал место в дежурке рядом с начальником РОВД, рассматривавшим материалы об административном правонарушении.

Доставленные в милицию любители спиртных напитков, хулиганы, проститутки, как правило, подвергались штрафу в размере 800 рублей (равнозначно трём долларам США – прим. авт.). Деньги многие вносили незамедлительно и покидали здание, а тем кто в своих карманах монету не находил, бдительно стоящий на страже закона инспектор не потворствовал – взыскивал сумму через бухгалтерию по месту работы виновного или его родственников.

Собранные помятые купюры Песцов относил в сберегательную кассу, заполнял на каждого возмутителя спокойствия квитанцию, вручал деньги кассиру и получал копию документа об уплате штрафа. Затем весь материал сбрасывал в архив. Капитан выполнял незатейливые обязанности аккуратно, тем не менее начальство не торопилось его хвалить, вероятно потому, что согласно директивы министра, Александр часть служебного времени проводил в спортивном зале, а это коллегам не нравилось. Песцов был мастер рукопашного боя. Атлет ежедневно подкачивал упругие мышцы, торс, отрабатывал удары, чтобы всегда находиться в форме, и по первой команде тренера выступить за спортивное общество «Динамо».

Его схватки на ринге я наблюдал дважды, и оба раза у меня на душе оставался неприятный осадок: во время боя он перевоплощался в лютого зверя, нацеленного растерзать соперника. Впрочем, критиковать кого бы то ни было всегда проще, чем самому проплыть стометровку, написать роман или отремонтировать утюг. Да и нужно ли рекомендовать мастеру смягчить коронный удар, тот самый, нокаутирующий, отработанный годами, который даёт право вкусить радость победы. Понимая это, мои опера перестали ходить на единоборства с участием Александра.

Я обдумал информацию Керболаева:
- Версию знакомства Песцова и Марины отработает Аршалуйсян. Ты займись выявлением источника поставки в магазин сигарет не фабричного производства. Табачные изделия приносят их производителю, и далее всей цепочке коммерсантов, гигантскую прибыль, по сравнению с ней человеческая жизнь – копейка. Не исключено, директора магазина ликвидировали как засветившийся канал сбыта.
- Там, где крутится астрономическая сумма, всё может быть, - согласился майор. – С утра начну сигареты «экзаменовать».

По воскресным дням сотрудники приходят в отдел позже обычного на час. Однако я эту привилегию не использую, так как спокон века утренние минуты отвёл подведению итога работы за сутки. В кабинете, помимо аналитики, меня интересуют новости телевидения и крепко заваренный чай.

Кто-то громко постучал в мою дверь.
- Разреши, Георгий, - я оторвался от любопытной статьи, автор которой высчитал рост населения планеты к 2050 году, и перевёл взгляд на массивную фигуру Песцова, - мне надо посоветоваться. Моя фамилия вот-вот всплывет…
- Уже всплыла, - спокойно ответил я. - Садись, поговорим.
Александр удобно развалился на диване, застонавшем под тяжестью его тела, и вытянул обутые в туфли сорок шестого размера ноги:
- Марину я впервые увидел семнадцать лет назад в магазине галантерейных товаров. После работы, естественно, проводил её до квартиры, напросился на чашку кофе, затем на рюмку коньяка и братский поцелуй. В те годы ослепительная улыбка торговки, молочного цвета грудь, аппетитная задница сводили мужиков с ума. Я уловил в полутёмной комнате частое женское сердцебиение и, каюсь, потянулся к соблазнительно манящим телесам.
Капитан смаковал интимные детали встречи и не подбирал выражений. Он знал кому доверяет секрет.
- Марина выглядела моложе своего возраста, хотя оказалась старше меня на целых двадцать лет. Но несмотря на это, вдвоем нам было интересно, да и удержать меня возле своей юбки ей труда не доставляло. Умная баба помнила, что путь к сердцу кавалера пролегает сквозь его желудок... Мы неизменно садились за уставленный деликатесами стол. Я трескал икру осётра ложками, объедался нафаршированным гусем, уткой, поросёнком. Кроме того, меня любимая одаривала золотыми побрякушками, купила автомобиль и вместительную хату.

В интонации Песцова улавливалось некоторое бахвальство. В РОВД ходили разговоры, что он живёт не по средствам, но капитан умело распустил слух о состоятельной тётке, наделяющей его деньгами, и эта тема вскоре угасла.
Я по ходу беседы выяснял интересующие меня вопросы:
- Ты недурно присосался. Марина содержала тебя много лет, небось, она и завещание составила на имя Песцова.
Инспектор затряс огромными кулачищами:
- Нет, нет! Через семь лет райская жизнь мне опостылела. Я поведал Марине моё намерение - жениться на бывшей однокласснице и завести нормальную семью. Табакова мои слова всерьёз не принимала, выла, говорила, что разлуку не перенесет, однако, в конце-концов, отпустила с миром, взяв с меня клятву навещать её хотя бы в месяц раз.
Атлет вытянул руку, на которой болтались массивные золотые часы.
- Заключительный подарок Марины.
Я по-достоинству оценил причудливо сцепленный браслет, искусство мастера и вкус женщины. Такая «побрякушка» могла украсить витрину ювелирного магазина в любой точке земного шара.

Песцов сочетался браком в 1986 году. Он арендовал просторное кафе, где устроил шумную свадьбу с участием известных эстрадных артистов, циркачей, фокусников. За праздничный стол жених усадил и маленького роста бабулю, которая отдавала распоряжения вышколенной команде официантов. Несмотря на активность, старуха не вписывалась в общую картину празднества. Ближе к рассвету она произнесла незамысловатый тост, вручила молодым увесистый конверт с деньгами, оплатила все расходы кафе и, сославшись на головную боль, укатила в иномарке. С тех пор её мы не видели. Чудесно организованный вечер - каламбуры тамады, музыку, изобилие поданных блюд гости запомнили надолго. Только сметливый Карен, посмеиваясь, в кругу закадычных друзей назвал и жениха, и его увешанную фальшивыми бриллиантами тётю пройдохами. Играла ли старуха роль «свадебного генерала», выставленного с конкретной целью на всеобщее обозрение, мне достоверно не известно, однако мнение Аршалуйсяна оказалось не беспочвенным и далеко не единичным.

Песцов выпил стакан минеральной воды залпом и продолжил откровение:
- Мы не виделись много лет, и вдруг Табакова появилась у меня в кабинете в сопровождении молодого человека. Я был занят, попросил их несколько минут меня подождать, заварил кофе и удрал на совещание.
Я его перебил:
- Ты запомнил имя, фамилию или внешность этого мужчины?
- У меня великолепная память на лица, - ответил Александр. - В общем, я вернулся минут через сорок. Марина одним разом выложила мне свою просьбу. Она хотела помочь своему земляку, тот рвался купить охотничье ружье. Я растолковал ему азы инструкции, заполнил необходимые бланки, но когда выяснил, что парень прописан в другом районе Ташкента, отправил в РОВД по месту жительства.
- Во время свидания любовь к Табаковой вспыхнула с новой силой, и ужины в её доме возобновились. Так?
Капитан горестно выдохнул:
- Так... Правда, чувства Марины были односторонние. На следующий день она позвонила мне и уговорила заглянуть к ней вечером. На сытный ужин. Я предвкусил изысканность угощения. Кулинарное меню последние годы пестрит экзотическими для жителя востока наименованиями. Сегодня повара, особенно китайцы, угостят вас лангустами, крабами, мясом акулы. Эти лакомства, веришь ли, мой организм вдруг потребовал…

Мы знали неуемный аппетит Александра. Он за один присест уминал килограмм холодной телятины, затем направлялся в кафе обедать, а разглагольствовать на тему вкусной трапезы инспектор мог часами.
Я прервал его гимн харчам:
- У тебя желудок растёт прямо от горла и занимает всю брюшную полость. Он командует всеми другими органами, в том числе мозгом. Не удивительно, если ты на всех парах ринулся к Табаковой, не дожидаясь конца рабочего дня. Как часто вы стали видеться?
Песцов не обижался на шутки, связанные с феноменальным аппетитом человека. Атлет ухмыльнулся:
- Мы ели, пили, целовались еженедельно.
- Когда последний раз?
- За день до её смерти, - Александр мог и соврать, ведь подтвердить или опровергнуть его слова было некому. Однако я не торопился вешать на рыжеволосого капитана ярлык подозреваемого в убийстве. Во-первых, мы не располагали уликами, пусть даже косвенно аргументирующими причастность инспектора к этому злодеянию, во-вторых, ради чего лишать жизни директрису, которая несла «золотые яйца»? Атлет имел все шансы перекачать её богатства в свой карман и без кровавого акта над ней.

Песцов энергично мерил шагами кабинет. Минуту спустя он глянул на свои дивные часы и высказал то, ради чего прикатил ко мне:
- Георгий, включи меня в состав оперативной группы. Я помню всех знакомых Табаковой и помогу вам найти головореза.
Такой вариант меня устраивал. Работа под моим контролем ограничивала свободу передвижений Александра, и создавала операм условие негласно проверить его алиби. Исходя из своих намерений, я ответил:
- Согласен. Отныне твоя путеводная звезда - Аршалуйсян.

Осмотр дома Табаковой не прекращался. Изо дня в день я направлял туда оперативника и требовал обследовать жилые комнаты и дворовые постройки заново. Но «раскопать» какую-либо зацепку, а следовательно, выделить из десятка версий наиболее реальную, нам не удавалось.

Секретарь отдела принесла мне корреспонденцию, поступившую на имя начальника угрозыска. Я раскрыл папку, закурил и стал визировать документы – это занятие отнимало у меня ежедневно час времени.
Я взял письмо с ярким оттиском «Киев» на штемпеле, вскрыл конверт и начал бегло просматривать текст, но едва дошёл до середины листа, вырванного из ученической тетради, остановился, сообразив, что автор говорит об убийстве Марины. И приступил к чтению сызнова.

«Уважаемый шеф уголовного розыска, - старательно вывела незнакомая мне Довгань Валентина (текст приводится сокращенно), - я абсолютно уверена, что сегодня вы занимаетесь розыском убийцы Табаковой. Я бы не решилась отнимать у вас драгоценные минуты, если бы точно не знала имени подонка, забравшегося в её дом. Марина дружила со мной полвека. Естественно, доверяла мне тайны, в том числе интимные подробности личной жизни. Незадолго до смерти она написала мне письмо, в котором с упоением призналась: Саша и я опять вместе. Марина его любила и надеялась, что рано или поздно он к ней вернется. Этого бабника мой супруг называет дармоедом. Но любовь слепа… Зачем негодяй проник в спальню Табаковой вы поймете из её письма, вложенного в конверт. Валентина Довгань».

Я разгладил несколько согнутых листов и углубился в чтение (текст приводится окращенно). «Дорогие Валюша, Петро и Богданчик! Три месяца назад я отправила вам письмо, но ответ не получила. Валя, в моей жизни произошло капитальное событие - ко мне вернулся Песец! Скажу откровенно, это мне стоило гигантских усилий, тем не менее я счастлива и раз в неделю умираю в его объятиях от избытка чувств. Открою всё по-порядку, иначе ты не врубишься, почему он ложится со мной в одну постель. Санька, наверное, ласкает меня с омерзением, вернее, так оно и есть на самом деле, но мне это все равно: я балдею от радости. Как-то я вместе с директором галантерейной лавки зашла в РОВД, и пока Саша носился по этажам здания, просидела в его кабинете сорок минут. От нечего делать я стала рассматривать милицейские протоколы, они лежали вокруг кипами. И тут моё сердце заколотилось: на подколотых к ним квитанциях об уплате штрафа оказался выбитым, никогда не догадаешься... номер кассового аппарата, списанного мною восемь лет назад! Ты, разумеется, не понимаешь мотив удивления. Сейчас растолкую. В 1982 году начальство распорядилось заменить в магазинах кассовые аппараты, отслужившие свой век, на современные модели. В тот период Саня, как представитель милиции, входил в комиссию по утилизации всякой рухляди. Он бросал железяки в машину и отвозил бог весть куда. Выходит, один из аппаратов под пресс не попал. Я незаметно смахнула три протокола в сумку. Дома сверила выбитые на квитанциях цифры с моими архивными записями и, когда убедилась, что мошенник нагло присваивает государственные бабки, пригрозила ему разоблачением. Теперь мужик выполняет любое моё требование безоговорочно. Крепко целую, ваша Марина».

         Из дневника начальника уголовного розыска. Оборотни в погонах и моё  фиаско

Стараясь глубже вникнуть в смысл письма, я перечитал его ещё раз, и вспомнил исповедь Песцова. Капитан, вроде бы, говорил откровенно, тем не менее, как сейчас выяснилось, истину от меня скрывал.
Когда в мой кабинет заглянул Аршалуйсян, я ему обрадовался. Мой заместитель возглавлял группу по раскрытию убийства Табаковой и, естественно, должен был знать новость первым.
Прочитав письмо, Карен воскликнул:
- Деньги, цифры, аппарат! Может ли быть такое, – и потащил меня к начальнику отдела по борьбе с экономическими преступлениями Исакову. Азамат наверняка мог дать квалифицированный совет и развеять наши сомнения.
Исаков проработал в милиции двадцать восемь лет, причём все годы «крутился» в сфере торговли. В своей области он знал абсолютно всё, а обвести его вокруг пальца было невозможно.
Полковник встретил нас радушно, усадил в кресла и басанул:
- Для начала перекусим. На дворе ночь, половина одиннадцатого. Не грех и расслабиться.
Сотрудники отдела знали, что я в течение дня воздерживаюсь от употребления спиртных напитков, поэтому Азамат, демонстративно взглянув на часы, вытащил из холодильника бутылку французского коньяка, трюфеля, лимон.

Я протянул ему письма:
- Сначала выслушаем твоё мнение, - в моём голосе он уловил нетерпение и безропотно водрузил на нос очки.
- Ладно, я буду читать, а ты откупорь бутылку... и по рюмочке, и по рюмочке. Сочетай полезное с приятным.
Аршалуйсян разлил коньяк по вместительным фужерам, и со словами «напиток богов» отправил его в рот маленькими глотками.
Полковник листал какие-то документы. Наконец, ткнул пальцем в нужную запись и удивленно протянул:
- Та-ак! В письме фигурирует именно этот кассовый аппарат. По моим данным его списали в 1982 году... Акт подписал... инспектор Песцов.

Карен поинтересовался:
- Можно ли на глаз отличить цифры, выбитые современной аппаратурой, от «старых» чисел? У меня дома финансовыми проблемами занимается жена, коммунальные услуги оплачивает она, а я даже не помню, как выглядит квитанция.
Исаков надкусил румяное яблоко.
- Определить можно без всяких специальных знаний. Но кому в голову придет такая нелепица? На упомянутом аппарате Александр отбивает лишь квитанции к материалам, поступившим из дежурки, остальные протоколы ему сдают участковые инспектора с уже взысканной суммой штрафа. За год в архиве отдела скапливаются тысячи документов, поди разберись в этом ворохе бумаги.

Карен понимал, что наша беседа заканчивается. Он открыл холодильник и шутливо ахнул:
- Тут разносолов хватит на долгую зиму! Поделись ими по-братски, внизу сидят голодные опера.
Азамат расхохотался и, отпустив реплику о заботливых начальниках, сложил в пакет бутылку водки, колбасу, мандарины.
На пороге кабинета я усмехнулся:
- Довольно продуктивная консультация. Мы зайдем к тебе ещё раз с пустой сумкой от футбольных мячей.
Исаков гоготал до слёз. Наконец, он дружелюбно выдохнул:
- За-а-ходите, буду весьма рад. Только заранее сообщите время визита, чтобы я успел из отдела смыться.

Мы спустились на первый этаж. Я направился в свой кабинет, по ходу оставив куль с продуктами сыщикам, готовившим замысловатую оперативную комбинацию, а Карен завернул в дежурку. Через минуту он вернулся с запасным ключом от «апартамента» службы охраны порядка и негромко молвил:
- Сегодня группа Песцова трясёт притоны. Александра не будет часов до шести утра. Я осмотрю его рабочий стол, покопаюсь в квитанциях, быть может, найду интересные экземпляры. Позже сделать это будет намного труднее и лишь на основе санкции прокурора. Обойдем формальности, всю ответственность беру на себя.
- Двинем вместе, - возразил я, и шагнул в коридор.

У двери с табличкой «Прием посетителей…» мы огляделись и, едва щёлкнул замок, юркнули в кабинет. Отчетливо понимая незаконность действий, я торопливо вытянул из кипы бумаги несколько протоколов, а Карен осмотрел ящики стола. Обнаружив сотню квитанций, он их просмотрел и сделал условный жест пальцем, означающий на языке оперативников «отваливаем».

Мой зам. развалился на старом диване, чесал затылок и недоумевал:
- Кабинет Песцова набит фальсифицированными документами. На кой хрен ему понадобилось убивать Марину, ведь спрятанные терпилой квитки были сущим пустяком. В чём истинный мотив преступления?
Я не разделил мысль Карена и высказал иную точку зрения:
- Мне кажется, Песцов решил свои махинации прекратить, но директриса шантажировала его, точнее, грозила разоблачением, а это увольнение из органов внутренних дел, суд, тюрьма.
- Баба могла спокойно вернуть квитанции. И она, и наш спортсмен знали, что архив отдела забит липовыми документами. Протоколы милиция должна хранить три года, от них не избавишься. - Майор осоловело зевнул, - спать охота.
- Атлет привык жить сытно. Чтобы выпутаться из грязи, то есть не угодить в тюрьму, он метил спалить здание РОВД. Табакова позвонила ему некстати, она спутала его планы, нервировала.

Глаза Карена слипались. Этот трудяга вот уже шестые сутки ночевал в отделе.
- Ладно, вздремни, - я встал, - а меня время торопит. Хочу направить людей в квартиру Песцова, необходимо изъять его шмотки, пусть их осмотрит эксперт.

Отдохнуть в эту ночь нам не удалось. Едва рассвело, сотрудники, направленные трясти воровские гнёзда, привезли в отдел полный автобус «арестованных». Коридор наполнился топотом и хриплым криком проституток, жуликов, наркоманов. Этих моральных уродов, особенно потрёпанных «изнурительной» работой девиц, которым вместо денег клиенты часто наносили побои, я знал по имени, кличке, возрасту. Сейчас милиционерам предстояло выяснить места приобретения наркоты, отправить женщин на обследование в диспансер, вызвать родителей малолеток. Обычно время завершения мер профилактики стыковалось с началом трудового дня. Я подозвал Александра и, предупредив, что для него есть отдельная миссия, просил без моего согласия здание не покидать.

Как только доставленных «загнали» в дежурку, в фойе появились опера с изъятым баулом одежды Песцова.
- Вручите вещи эксперту, - приказал я сыщикам, - пусть осмотрит немедленно.

Начальник милиции приезжал на работу в половине восьмого. Холов дома не завтракал, а по дороге останавливался у излюбленной кондитерской, покупал румяную выпечку и съедал её в кабинете.
Карен и я стояли в приёмной, терпеливо ожидая, когда полковник обратит на нас внимание. Наконец, он разложил на столе пироги, хлеб, неизменную банку мёда и гостеприимно сказал :
- Заходите, тут рассчитано на батальон едоков.
Я доложил ему вновь открывшиеся обстоятельства по делу Табаковой, результат сверки оттисков на квитанциях, изъятой одежде Песцова и веско закончил:
- Дайте разрешение надеть убийце наручники.
Мои действия Холову не понравились.
- Чем будешь мокруху доказывать? У тебя прямых улик нет! Я понимаю, висюльки Марины оборотень сунул в карман, отсюда и обнаруженные пятна крови. Но инспектор далеко не глуп, вывернется. Не торопись, в первую очередь найди кассовый аппарат. Это дозволит нам уличить Песцова хотя бы в мошенничестве.

         Из дневника начальника уголовного розыска. Оборотни в погонах и моё  фиаско

Всё же, для подстраховки, Карен надел на Песцова, заподозрившего неладное, наручники.
- Так-то вернее, - сказал он, раскладывая перед атлетом десятки липовых квитанций. - Поговорим откровенно или будешь упираться?
Александр уронил голову на руки:
- Обложили так, что не выкрутишься.
- Тогда выдай кассовый аппарат добровольно, - посоветовал опер.
- Чтобы избавиться от соблазна «печатать» деньги, я его утопил в реке.
- Место запомнил?
- Ага, - кивнул спортсмен.

Река змеилась в километре от РОВД. Как только автомобиль въехал на мост, Александр высунул в окно сцепленные руки.
- Здесь, - указал он в сторону обрыва.
Я прошёл вдоль берега и, хотя ширина потока воды составляла всего пять метров, огорчённо сказал:
- Без водолаза не найти.

Пока мы советовались могло ли течение унести аппарат, инспектор неожиданно буркнул:
- Я не рассчитал силы... метнул ящик... он перелетел на тот берег и шлёпнулся в грязь. Гляньте, во-он видна его боковая панель.
- Хоть это ты сделал в нашу пользу, - облегчённо вздохнул я.

Первую часть дела уголовный розыск завершил. Мне начальник дал указание передать аппарат и составленные материалы прокурору, а разговор с Песцовым, касающийся убийства, перенести на завтра.
- Ты должен отдохнуть, - сказал шеф, - тебе предстоит многочасовая борьба, а это требует огромного физического напряжения.

Улик, мотивирующих виновность Песцова, набралось достаточно. В уголовном деле уже фигурировали и злополучные квитанции, обнаруженные в доме Марины. После столь интенсивного развития событий, руководство УВД надеялось, что капитан вот-вот «расколется», даст искренние показания.
И тут, скажу откровенно, я и Карен в противоборстве с ним потерпели сокрушительное фиаско.

Свою вину Песцов отрицал категорически. Мы допрашивали его несколько дней, но причастность к смерти Табаковой так и не доказали. Хотя инспектор обоснованность моего вывода не оспаривал, перечёркивал мои нападки фразой:
- Убийца сорвал с трупа золотые изделия, где они, где вещественные доказательства?
- Найдём, всему своё время, - заверяли мы Александра, однако обещания не выполнили.

P.S.
Кто убил Марину? Песцов или кто-то другой сейчас для меня значения не имеет. В своем коротком рассказе я продолжил актуальную тему «оборотни» в погонах, и хотел осветить её с неизвестной людям стороны. Моя основная цель – показать многоликость оборотня и развеять устоявшийся миф о его высокопоставленности на служебной лестнице.

Уникальность выдумки Песцова неоспорима. Он не брал многотысячные взятки, не «крышевал» преступным группировкам, не подбрасывал наркотики в автомашину коммерсанта. Но меняет ли величина куша суть усугубляющейся проблемы? Нет, не меняет. Вопрос не в поражающей размером слух взятке или финансах, отправленных в карман другим способом, речь идёт об индивидуальных качествах сотрудника милиции, который дал клятву бороться с преступностью, не щадя живота своего. И такого человека хотелось бы видеть неподкупным, скромным, объективным …

Суд рассмотрел уголовное дело в отношении Песцова по факту злоупотребления служебным положением, и назначил ему наказание - пять лет лишения свободы.
Из колонии Александр освободился через два года по амнистии.
Я встретил его на улице. Атлет шёл под руку с девицей, улыбался, демонстрируя ей (или мне) часы, подаренные Мариной.

Георгий Лахтер
Ташкент - Сентябрь, 1993 год
Комментарии
Великолепно, как всегда! Залпом читаю ваши рассказы!

Великолепно как всегда! Залпом читаю все ваши рассказы!
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Мужья и жены смогут претендовать на недвижимость родителей своих супругов

Девять вузов в Ташкенте, Андижане и Намангане объявили о повторном проведении вступительных экзаменов

Кыргызстанцев не пускают на территорию Узбекистана через КПП "Достук" (видео)

Как хокимият Ташкента намерен возмещать убытки в связи с изъятием земельных участков у населения и бизнеса?

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
Узбекистан, Георгий Лахтер, Уголовный розыск