33.7 C
Узбекистан
Суббота, 4 июля, 2020

Смутное время

Топ статей за 7 дней

Вчера правоохранительные органы задержали более 1000 ташкентцев за отсутствие маски

23 июня в Ташкенте были задержаны 1046 человек, находившихся в общественном месте без медицинской маски.

Все рынки Узбекистана будут закрываться на дезинфекцию раз в неделю

На рынках, в супермаркетах и крупных магазинах Узбекистана усиливается санитарно-эпидемиологический контроль. Такое решение приняла...

В Узбекистане планируют отменить право дехкан на пожизненное владение землей

Минюст разработал и разместил для обсуждения проект закона «О внесении изменений в Закон Республики Узбекистан «О дехканском хозяйстве».В редакцию...

Подпишитесь на нас

51,403участниковМне нравится
21,058участниковЧитать
2,080участниковПодписаться

Смутное времяПоследнее время по телевизору постоянно идут фильмы девяностых: «Дикая любовь». «Я объявляю вам войну», «Принцесса на бобах». И омерзительные комедии Эйрамджана, вроде «Бабника», «Импотента» и тому подобное. Нет, в девяностые снималось и хорошее кино. Но именно эти фильмы, как никакие, отражают эпоху смутного времени, называемую еще и лихими девяностыми. Выпало нам всем жить в эпоху перемен, да еще каких! Врагу не пожелаешь!

Тогда я еще работала в НИИМЭ — НИИ молекулярной электроники. В те времена Зеленоград был районом Москвы, созданным исключительно для развития электроники. Он и состоял из заводов и НИИ при них.

Жизнь, конечно, была не сахар, поскольку режим зверский, но жизнь была.
Я помню, как все бредили перестройкой. Как слушали на работе радио с трансляцией Первого съезда депутатов… Как надеялись, что нас не обманут.

А потом пошло.

Реформа девяносто первого. Павлов. За три дня следовало обменивать пятидесяти- и сторублевые купюры. Не более тысячи рублей.

Я не пострадала — у меня их просто не было. А что делалось в сберкассах! На что только не шли люди! Объявили о реформе поздно вечером, но люди обменивали купюры у ничего не знавших таксистов, покупали билеты дальнего следования, которые через несколько дней сдавали. Мой начальник просил меня и подчиненных записывать на себя по тысяче рублей — на работе обменивали…

Сначала стали задерживать зарплату.

Потом прихлебательница и подхалимка Римма Белова, которую выгнали из профкома, где она подвизалась много лет, прибежала с радостной вестью: нам разрешили приватизацию!

Добились своего, ворье.

Ну и все. Грабеж пошел несказанными темпами. За год Зеленоград превратился в руины — ничего фактически не осталось. НИИ ушли в небытие. Заводы и сейчас работают. Но уже по контрактам. Вместо НИИ множество фирм и фирмочек.

Лишенные опоры мужики спивались на глазах. Домами и подъездами. Женщины — народ более гибкий.

Экономист моего отделения Майя арендовала на рынке место и стала торговать полотенцами. Вместе с ней торговал ее муж, бывший преподаватель МГУ. Инженер-электронщик Света торговала бусами из натуральных камней. Очень многие просто работали реализаторами. Делали все, лишь бы выжить.

В магазинах все бралось с бою.

Помню, как мы всей семьей стояли по субботам в длинной очереди, собиравшейся перед открытием магазина. И потом начинался бой. Толпа врывалась в магазин — все расхватывалось в считанные минуты.

Ввели карточки москвича, по которым отовариваться в магазине могли только москвичи.
Такие же карточки были введены в городах Подмосковья. Скажем, в Твери я не имела права ничего купить.

А талоны! На сахар, водку, сигареты… Талоны на водку и сигареты я очень выгодно обменивала на мясо.

И вообще, особенных трудностей в смысле колбасы и сыра не наблюдалось: вокзалы и станции метро превратились в стихийные рынки. Я ехала на Белорусский или Киевский вокзалы, закупала ворох колбасных палок, головку сыра, и жизнь была обеспечена.

Почему самая читающая в мире страна так быстро превратилась в огромную свалку? Почему нормой жизни стали бандиты, рэкетиры, мальчики-шкафчики в «адидасах», похожие друг на друга, как двое из ларца — одинаковы с лица? Почему мы во всем этом жили, словно так и надо?

Я помню, как к магазину «Книги» на тогдашней Качалова, где шла оживленная торговля книгами «оттуда», пришли рэкетиры, двое юнцов с гнусными мордами. Правда, они быстро убедились, что навара с продажи книг никакого, и даже у немногочисленных книжных спекулянтов прибыль была — не ах.

Но тогда все это воспринималось нормой жизни.

Каждый день по телевизору — бандитские разборки, наименования группировок — солнцевская, ореховская… качалки в Люберцах, казанские тяп-ляпы…

Как мы жили среди всей этой безбрежной грязи? Как выживали?

Ну, мне повезло баснословно — тогда был расцвет издательств, их было много, а приличных — да что там, просто грамотных, переводчиков — раз, два и обчелся.

Потом мне повезло еще больше, это когда меня привели в издательство «АСТ»… Потому что там был замечательный человек, Николай Андреевич Науменко, с которым я и проработала все эти годы. Двадцать с лишним лет.

Мужу повезло не так. Почти до конца девяностых он был безработным… ну, почти.

А потом все утряслось, все привыкли, что в телевизоре мелькают лица грабителей — Бурбулиса, Лобова, Костикова,.. которые быстро сменяются новыми лицами, которые еще не успели нахапаться, и норма — что главный в стране — Березовский, и норма — пьяный Ельцин, дирижирующий не нашим военным оркестром, и норма — наглое разграбление России, и норма — отпущенные цены, потому что так посчитал нужным главный макроэкономист… Все норма. Все, словно так и надо…

И среди всего этого — растерянные, обездоленные люди. Среди всего этого целое поколение детей, убежденных, что нет лучшей доли, чем доля бандита и валютной проститутки. Потому что у них денег полно. Сколько их сейчас лежит на кладбищах?

Тогда и учиться было немодно. Тогда было модно торговать гуманитаркой. Или просить помощи у МВФ. Униженно просить.

Помню как сын принес домой такую гуманитарку. Просроченный паек американского солдата. Вот где позор-то был.

Еще помню доски с объявлениями. Меняли все на все. Что кому удалось достать. Я поменяла добытый в боях письменный стол на маленький телевизорчик… Ой, все было, было, было.

И когда, казалось, более-менее устаканилось, ударил дефолт.

И пошло по новой. Больше всего потрясает, что тогдашние премьеры постоянно что-то отдавали на отсечение. Вот и киндер-сюрприз что-то отдавал: то ли голову, то ли руку, что дефолта не будет. Мне очень хотелось напомнить ему то обещание — ну, такой уж я человек кровожадный.

Это творилось в Москве. А в Ташкенте?

Тогда из Узбекистана был массовый исход русскоязычного населения. Что творилось? Из рассказов уехавших я прекрасно представляю, что именно. Такое же стремительное обнищание населения…

Вот что я заметила: как только люди успокаиваются и начинают что-то зарабатывать — неизменно следует новая пакость, после чего нас снова отбрасывает назад.

Когда я думаю о тех временах, я испытываю снова то неприятно-сосущее чувство нестабильности, шаткости, распада.

Что-то во всем этом есть постыдное. Нечистое.

Именно нечистое, пачкающее душу. Душу нынешних сорокалетних это отравило надолго, если не навсегда.

Из всего пережитого я делаю только один твердый вывод — когда при мне говорят о смене нынешнего режима, я слушаю этих людей с ужасом. Еще одной смены нам не пережить. Тем более что это означает новые девяностые. В результате которых поднимется очередная волна грабежей, беззакония и насилия. Как над страной, так и над отдельно взятыми гражданами.

Неужели опять попытаются?!

Не дай бог!

Татьяна ПЕРТЦЕВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Запад рассматривает Узбекистан как проводника своих идей в регионе ЦА

3 июля состоялась экспертная видеоконференция «Перспективы и возможности расширения сотрудничества между Европейским Союзом...

30-й смертельный случай: 65-летний житель Ташкента скончался от коронавируса

1 июля текущего года 65-летний житель Ташкента - В.М. в критическом состоянии был доставлен в реанимационное отделение городской клинической больницы №1 им....

Автовладельцы четырех районов Ташкента выступили против массового сноса автостоянок (видео)

Несмотря на то, что кварталы, дворы, детские площадки и зеленые зоны заполонили автомобили, строительство многоуровневых стоянок городские и районные власти не считают...

В трех столичных вузах назначены новые ректоры

В Ташкентском фармацевтическом институте, а также в филиалах Университета Аджу и Туринском политехническом университете в Ташкенте назначены новые ректора, сообщила пресс-служба министерства юстиции страны со...

Узбекистанцы ощутили отголоски землетрясения, произошедшего в Таджикистане

Сегодня, в 14.52 по ташкентскому времени произошло землетрясение в Таджикистане. Об этом сообщил Республиканский Центр Сейсмопрогностического Мониторинга МЧС. Координаты:...

Больше похожих статей