Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Тайна гибели “русского Бонапарта”. Часть шестая

Тайна гибели “русского Бонапарта”. Часть шестая

Тайна гибели “русского Бонапарта”.  Часть шестая

Москва. Памятник генералу М. Д. Скобелеву на Тверской площади (скульптор П. А. Самонов). Старинная открытка


Версия третья. По Высочайшему повелению (окончание)

Версию о том, что Скобелев был отравлен по приказу высшего руководства России, выдвинули значительно позднее. Вначале о ней заговорили за рубежом, а после февральской революции в открытую стали обсуждать и в России. Согласно ей, нити преступления вели если не напрямую к Александру III, то к его ближайшему окружению.

Первым об этом заявил Вас. И. Немирович-Данченко, полагавший что Скобелев был убит тайной организацией русских радикальных монархистов, известной как «Священная дружина». Об этом же подробно рассказывал председатель I-й Государственной Думы С. А. Муромцев: “Правительство Александра III, уверившись в том, что М. Д. Скобелев замышляет сделать переворот и свергнуть династию Романовых, учредило под председательством великого князя Владимира Александровича особый негласный суд из сорока лиц. Этот суд «сорока» большинством тридцати трех голосов приговорил «белого генерала» к смертной казни и поручил полицейскому офицеру привести приговор в исполнение. Палач блестяще справился со своей задачей, за что получил следующий чин и большое денежное вознаграждение”.

К словам Сергея Андреевича следует отнестись со всей серьёзностью, поскольку блестящий адвокат Муромцев, по отзывам современников “честный и нравственно щепетильный человек, … всегда тщательно изучал материалы дела”. Он отказывался от защиты, если у него появлялось сомнение в достоверности какого-либо из документов, хотя ему и предлагалось крупное вознаграждение.
Что же собой представляла эта таинственная организация под тенденциозным названием “Священная дружина?”

После убийства народовольцами Александра II правящую верхушку и царский двор охватил панический страх. С ужасом они ожидали новых покушений, справедливо полагая, что полиция не сможет защитить высокопоставленных особ от атак террористов. В связи с этим было решено создать тайную антитеррористическую организацию для борьбы с революционерами. Правда, методы, которым предполагалось осуществлять борьбу с террором, были точно такие же как и у народовольцев: выслеживать и физически устранять вождей и активных деятелей народовольческих организаций. Решили, как говорится, клин вышибать клином.

У истоков создания организации стоял С. Ю. Витте, в воспоминаниях которого читаем, что после убийства Александра II он отправляет письмо своему дяде, известному общественному деятелю генералу Р. А. Фадееву, в котором подаёт идею о создании “сообщества порядочных людей для охраны императора и борьбы с анархистами их же методами”. Фадееву идея понравилась, и он через графа И. И. Воронцова-Дашкова передал письмо своего племянника царю, который проект одобрил. Непосредственными руководителями конспиративной организации придворной аристократии под названием «Святая дружина» в середине марта 1881 года стали граф П. П. Шувалов, граф И. И. Воронцов-Дашков, московский генерал-губернатор В. А. Долгоруков, князь А. П. Щербатов, П. П. Демидов, известный более под именем князя Сан-Донато, министр государственных имуществ М. Н. Островский. В неё вошли и другие высокопоставленные лица, близкие ко двору, даже некоторые из великих князей.

Для руководства черновой шпионской работой был приглашен бывший сотрудник III Отделения генерал В. Н. Смельский, оставивший интересный дневник. Тогда же в столице, в доме графа П. П. Шувалова, Витте принёс присягу в верности этому сообществу. Он был назначен главным правителем “дружины” в Киевском районе. По примеру масонских лож были придуманы шифры и тайные знаки, чтобы члены дружины могли распознать друг друга. Организация имела русскую и зарубежную агентуру, устраивала провокации, стремясь сбить с толку революционеров и посеять недоверие их друг к другу. По её распоряжению Витте, например, ездил в Париж для организации покушения на известного народовольца Л. Н. Гартмана, а также принимал участие в составлении некоторых изданий охранительного порядка. “Священная дружина” насчитывала 729 членов и имела ряд отделений в провинциях: Харькове, Киеве, Нижнем Новгороде и других городах.

В Женеве, якобы от имени народовольцев, издавались газеты “Правда” и “Вольное слово”, которые с целью дискредитации народовольческой программы договаривались до нелепостей и призывали к революционному террору не только в России, но и во всём мире. Среди русских либералов “Священная дружина” действовала от имени фиктивных организаций “Земский союз” и “Земская лига”. Остроумный М. Е. Салтыков-Щедрин осмеял это чудовищное явление в своём “Письме к тётеньке” в журнале “Отечественные записки”. Д. А. Милютин, узнав о методах общества, возмутился: “Вот до чего дошло извращение нравов и понятий о чести в высших слоях петербургского общества”. А граф Игнатьев, скептически отнесясь к этой идее, дал им уничтожающую характеристику:|”… Шувалов: он ретивый, но молод, неопытен… Сан-Донато донельзя глуп, но все же лучше кн. Щербатова, заведомого вора”.

Тайна гибели “русского Бонапарта”.  Часть шестая

Руководители “Священной дружины”. Верхний ряд: Великий Князь Сергей Александрович, московский генерал-губернатор В. А. Долгорукий, генерал И. И. Воронцов-Дашков, Р. А. Фадеев. Нижний ряд: С. Ю. Витте, П. П. Демидов (Сан Донато), А. Г. Щербатов, министр государственных имуществ М. Н. Островский


Характеристика оказалась удивительно точной. Щербатов, будучи допущенным к денежным средствам организации, проворовался, едва начав свою деятельность.

Именно эта организация стала инструментом для ликвидации опасного для власти генерала Скобелева. Правда, вначале и “Белому генералу” предложили вступить в “дружину”, но он наотрез отказался, заявив, по словам Немировича-Данченко: “Мы все приняли присягу на верность государю, и поэтому нет надобности вступать в тайное общество”.

Тем временем популярность Скобелева в армии и среди населения достигла невиданной высоты. Доходило до куръёзов. В мемуарах В. Ф. Духовской встречаем следующий эпизод: ”В июле приехал государь с государыней, делая смотр войскам на Ходынском поле…После смотра государь пригласил всех начальников частей на завтрак в Петровский дворец. Весь двор дворца был запружен экипажами, многие из свиты государя заходили к нам, в том числе и Скобелев, который поцеловал мне руку, на что моя мама воскликнула: “Какая ты счастливая”, а другая восторженная дама стала осматривать мою руку, не оказалось ли на ней звезды после прикосновения губ героя”.
Скобелев становился не просто опасным для царского двора, а опасным смертельно. И решение было принято.

В романе Бориса Акунина “Смерть Ахиллеса”, сюжет которого опирается именно на эту версию, рассказывается, что план Скобелева (в романе он Соболев) становится известен царской семье:

“Сейчас Соболев проводит маневры, истинная цель которых – репетиция переворота. Затем он в сопровождении своих клевретов выедет в Москву, чтобы там, на отдалении от Петербурга, встретиться кое с кем из гвардейских генералов, заручиться их поддержкой и разработать окончательную диспозицию. Удар будет нанесен в первых числах июля, во время смотра в Царском Селе. Соболев намерен взять членов царского семейства под «временную опеку» – ради их же блага и во имя спасения отечества. … Само отечество будет объявлено пребывающим в опасности, и в нем придется установить военную диктатуру. Есть серьезные основания полагать, что этот безумный прожект будет поддержан значительной частью армии, дворянства, купечества и даже крестьянства. Белый Генерал идеально подходит на роль спасителя отечества!”

На основании этой информации был созван тайный суд с участием высших сановников империи. За смертную казнь проголосовало большинство. Император приговор утвердил. В романе роль палача была поручена не “Священной дружине”, а наёмному убийце, приглашённому из Европы.

Преждевременная смерть Скобелева потрясла Россию и вызвала всенародную скорбь. Все печатные органы откликнулись на это событие, поместив некрологи памяти народного героя. Пресса всех славянских стран напечатала исполненные неподдельного сочувствия соболезнования. Горе болгар, живших в Москве, описал Немирович-Данченко: “Мы потеряли в нем все… Болгария плачет теперь, как осиротелая мать над единственным своим сыном”. Подобной же была реакция Сербии и Черногории.

Император направил соболезнование сестре Скобелева, Надежде, в котором говорилось: “Страшно поражён и огорчён внезапной смертью вашего брата. Потеря для русской армии трудно заменимая и, конечно, всеми истинно военными сильно оплакиваемая. Грустно, очень грустно терять столь полезных и преданных своему делу деятелей”. Несколько холодноватая на мой вгляд. “Трудно заменимая” - то есть заменить всё-таки можно. “Сильно оплакивамая” только военными, и то лишь истинными. “Грустно…” И только?

Широко комментировала смерть “Белого генерала” и зарубежная пресса, не скупясь на превосходные эпитеты.

Похороны Скобелева вылились в демонстрацию грандиозной народной скорби. Тело героя набальзамировали и положили в гроб в парадном генерал-адъютантском мундире.

Тайна гибели “русского Бонапарта”.  Часть шестая

М. Д. Скобелев на смертном одре. Рисунок Николая Чехова


От академии Генерального штаба к гробу был возложен венок с надписью: “Герою Михаилу Дмитриевичу Скобелеву, полководцу, Суворову равному”. На двадцати семи подушках несли ордена и три Георгиевских креста. Для отдания воинских почестей были выделены наряды от полков, сражавшихся под командованием Скобелева. Прибыли депутации от войск 4-го корпуса, Московского военного округа, от Генерального штаба. В ночь на 28 июня, перед панихидой, в церкви перебывало около 60 тысяч человек. За гробом вели лошадь Скобелева. Дорогу от церкви до вокзала, откуда поезд должен был доставить тело генерала в родовое имение, усыпали лавровыми и дубовыми листьями. На привокзальной площади - море голов.

Этот день ярко описал А.И. Куприн: “Как Москва провожала его тело! Вся Москва! Этого невозможно описать. Вся Москва с утра на ногах. В домах остались лишь трехлетние дети и недужные старики. Ни певчих, ни погребального звона не было слышно за рыданиями. Все плакали: офицеры, солдаты, старики и дети, студенты, мужики, барышни, мясники, разносчики, извозчики, слуги и господа. Белого Генерала хоронит Москва! Москва ведь!”

Картину дополняет В. И. Немирович-Данченко: “Да, действительно, это народ хоронит, народ его оплакивает... Теперь только видно, как народ умел отличать и узнавать друзей своих, как за любовь он платит любовью... Окна, балконы домов полным-полны... Мало, очень мало равнодушных лиц... Они теряются, их не видать совсем... Чуть не пол-Москвы мы прошли так – когда вдали показались Красные ворота, а за ними церковь Трех Святителей... Вся эта площадь залита сплошь толпой... Ей нет конца. … В нашем поезде ехал Чарльз Марвин, корреспондент английских газет... Он был поражен... “Это и у нас было бы невозможно,” – повторял он.- И накануне кто бы поверил чему-нибудь подобному... В Рязани весь вокзал залит народом... Полиция усердно работает локтями и кулаками... Но это не мешает... Скоро местных держиморд куда-то оттеснили, и Скобелев был сплошь окружен народом... Сотни венков разорвали и бросали их людям, и те уносили их с собою как святыню. Новые венки приносили крестьяне и горожане. Были наиболее между ними из васильков, из ромашки... За Рязанью шел дождь, под дождем стояли всю ночь и мокли толпы в ожидании нашего поезда”.

На станции Раненбург (ныне г. Чаплыгин) поезд ждали крестьяне села Спасское, где находилось родовое имение покойного. У спуска на мост через реку они пожелали нести гроб на руках: “С этого места мы и отца его, и мать носили на руках”. 30 июня, под колокольный звон, гроб опустили в фамильный склеп у церкви. Над могилой был повешен боевой значок, сделанный В. В. Верещагиным, и сопровождавший “Белого генерала” в последнем походе. Всем, к каким бы слоям общества ни принадлежали люди, было понятно, что в лице Скобелева страна потеряла великого патриота. Даже в революционных кругах высказывались сожаления о его безвременной смерти. Известный публицист - народник Н. К. Михайловский выразил общее мнение: “Если нас когда-нибудь постигнет бедствие войны, мы с глубоким сожалением вспомним о Скобелеве”.

Итак, мы рассмотрели все версии гибели Белого генерала. Читателю выбирать какая из них наиболее близка к истине. Я же уверен, смерть Скобелева не была естественной.

За 136 лет, прошедших с момента трагедии в гостинице “Англия”, новых фактов, подтверждающих ту или иную версию, обнаружено не было. Но вопросы, на которые нет до сих пор ответа остались. Их обобщил историк В. К. Волков в статье “О смерти Скобелева”:

1) Кого опасался Скобелев, оставив 24 июня 1882 г. какие-то бумаги Аксакову со словами: “Боюсь, что у меня их украдут”?
2) Что это были за бумаги, кем они были украдены?
3) Зачем было профессору Боткину приезжать к мёртвому Скобелеву экстренным поездом из Петербурга; для чего он увёз внутренние органы покойного после анатомирования?
4) Куда исчез лакей Шарлотты Альтенроз, заявивший сразу после случившегося, что спросонья слышал “ спорившие голоса” из её номера?
5) Где архив Скобелева, находившийся в Минске, опечатанный, увезённый после его смерти в Петербург и до сих пор не обнаруженный?
6) Куда делся миллион рублей, приготовленный Скобелевым для каких-то целей?

История надежно хранит свои секреты, и нам остается только теряться в догадках, что же на самом деле произошло 26 июня 1882 года в номере кокотки Ванды.

Эпилог

В 1912 году в Москве на Тверской площади, переименованной в Скобелевскую (ныне вновь Тверская), по проекту военного художника подполковника П. А. Самонова была воздвигнута конная статуя «Белого генерала». К сожалению, после Октябрьской революции, как и другие памятники царской России, монумент был снесён. Сейчас на этом месте стоит скульптура основателя Москвы Юрия Долгорукова. В 1907 году узбекский город Новый Маргилан, основанный Михаилом Дмитриевичем, был назван в его честь Скобелевым. Однако имя первого губернатора Ферганской области город носил только до 1924 года, а затем был переименован в Фергану.

В Болгарии памятники Скобелеву сохранились. Появились они и в современной России. В Москве, перед зданием Генерального штаба, возвышается фигура “Белого генерала” на вздыбленном коне, а в Рязани установлен бюст героя.

Тайна гибели “русского Бонапарта”.  Часть шестая

Памятники М. Д. Скобелеву в Москве (2014 г.) и Рязани (2007 г.)


Закончить очерк я хочу словами сподвижника Михаила Дмитриевича по русско-турецкой войне генерала Д. Г. Анучина: “Скобелевская легенда сделается достоянием истории русского народа и будет передаваться из поколения в поколение почитателями русской доблести и отваги. С течением времени все мелочи, так сказать житейское, отпадет, и легенда будет славить русского чудо-богатыря как нечто идеальное”.

И это пророчество сбывается.

В. Фетисов.

Источники

1. Кизеветтер А. А. Сергей Андреевич Муромцев. М., 1918
2. Витте С. Ю. Воспоминания. В 3 т. М., 1994
3. В. И. Немирович-Данченко. Скобелев. Изд. Православная литература, 2017
4. Филиппов М.М. М.Д. Скобелев. СПб, 1894
5. Милютин Д. А. Дневник. Т. 4., 1881–1882 гг. М., 1950
6. Борис Акунин. Смерть Ахиллеса. Изд. “Захаров”, 2001
7. А. И. Куприн. Избранные сочинения. М.: «Художественная литература», 1985
8. В. И. Гусаров. Генерал М. Д. Скобелев. Легендарная слава и несбывшиеся надежды. М; Центрполиграф, 2003
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Вкуснее, чем в Италии: Узбекистан с большим отрывом занял первое место в конкурсе гастрономического туризма

Во всех регионах Узбекистана ожидается резкое похолодание и снег

С 1 ноября повышаются минимальные размеры зарплаты, пенсий, стипендий и пособий

Стало известно, чем отравились несколько десятков гостей на свадьбе в Карши

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
В. Фетисов