Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Ташкентский аэропорт — как зеркало узбекистанского сервиса

Ташкентский аэропорт — как зеркало узбекистанского сервиса


Ташкентский аэропорт — как зеркало узбекистанского сервиса

Служебная командировка в Германию должна была убедитьменяв справедливости 9 места, которое занялТашкентский аэропортв рейтинге «Лучших аэропортов России и стран СНГ». Рейтинг определяла британская исследовательская компания Skytra на основании опросов авиапассажиров. Кстати, я так и не понял из сообщений узбекских информагентств – 9 место для нас это гордость или позор?


Справедливая критика в адрес ташкентского аэропортовского сервиса настолько обычна, традиционна и навязчива, что на позитивные изменения, с которыми я сталкиваюсь, улетая и прилетая в Ташкент, как то и не замечаются вовсе.


Итак, 3.00 утра. Красиво сверкает арка перед въездом на стоянку аэропорта. Современный вид здания аэровокзала из стекла и бетона разбивается об уродливые бетонные плиты, закрывающие въезд автомашин с пассажирами и багажом, на эстакаду, ведущую к залу вылета на втором этаже. На вопрос: «Почему не работает эстакада?», сотрудники аэропорта широко открывают глаза и даже ухитряются их сделать круглыми. Один из служивых гордо ответил: « В целях безопасности…». Согласитесь, такой ответ наводит на размышления и возникает вопрос: Чем может такая безопасность навредить аэропорту? Как известно, во всех аэропортах мира всегда заботятся о безопасности и об удобстве пассажиров. Там же автомашины и автобусы сразу по эстакадам въезжают на второй этаж, где обычно располагается зал вылета.  Почему же у нас это невозможно?


Перед въездом на территорию аэропорта.


Итак, подъезд к аэропорту делится на два потока: в первый направляются спецмашины, имеющие право бесплатного подъезда к VIPзоне, все остальные авто вынуждены въехать за 2 000 сум на платную автостоянку.


Кстати. Аэропортовские стоянки во многих странах мира платные, но остановка до 10 мин на них без оплаты. А таксисты вообще ничего не платят, даже за более длительную стоянку.


В Ташкенте же, даже пассажир такси должен доплачивать злополучные 2 тыс. сумов — за 30 секундную остановку при  выгрузка багажа. Почему? Вопрос риторический.


Перед шлагбаумом один из двух милиционеров просит водителя такси открыть багажник. В багажнике кроме чемодана и рюкзака больше ничего нет, милиционер равнодушно закрывает крышку багажника, и я все же, успеваю его любезно спросить: «Что ищем, командир?» Сотрудник МВД явно не готов вступать в какую либо беседу, зато  словоохотливый таксист, пока паркуется, поясняет: «Ищут подозрительные предметы, оружие, взрывчатку». Мне братишка жены рассказывал – он в транспортной милиции работает».Вопрос: «Кто же возит взрывчатку и оружие, сложенные в стопочку в багажнике?» — такой же риторический, как и про стоянку. Понятно, что безопасность авиапассажиров первостепенна и необсуждаема, но что реально можно обнаружить в багажнике авто с чемоданами и сумками, въезжающего на стоянку аэровокзала?


Например, в самом безопасном в мире (по мнению специалистов) тель-авивском аэропорту, перед въездом на территорию аэропорта все машины на КПП останавливают полицейские с автоматами УЗИ. Несколько вопросов водителю, внимательный взгляд внутрь салона, в случае необходимости короткие вопросы к людям в машине дают представление сотрудникам безопасности аэропорта им. Бен Гуриона о пассажирах. Мне рассказывали, что первый барьер безопасности на въезде в тель-авивский аэропорт это «высший пилотаж» израильских секьюрити. Специалисты, обладают фотографической памятью, помнят в лицо всех даже мало известных террористов, по оттенкам акцента могут определить происхождение носителя языка. Секьюрити первого барьера – настоящие «коммандос», в совершенстве владеют приемами рукопашного боя, могут эффективно вести боевые действия на ограниченном пространстве и т. д  и т.п.


ПРОПУСКНЫЕ ПУНКТЫ


За 50 метров до эскалатора пропускной пункт отсекает провожающих. Здесь служащий аэропорта проверяет паспорт, а два сотрудника милиции металлоискателем досматривают ручную кладь. Почему при этом не проверяют чемоданы, совершенно понятно — тогда их пришлось бы открывать, а какой в этом смысл, если на втором этаже перед залом прилета весь багаж ставится на ленту сканера следующего пропускного пункта службы безопасности? Какой тогда смысл досматривать ручную кладь тоже непонятно.


Отсюда пассажирам дорога на второй этаж, благо работает эскалатор. Зато нет тележек, таких привычных во всех аэропортах мира, и пассажиры мысленно благодарят изобретателя колесиков на чемоданы. Уж не из Узбекистана этот изобретатель?


Третий барьер на входе в зал вылета успешно пройден, таможенная декларация заполнена (кстати, декларацию можно скачать с сайта таможенного комитета и заполнить дома, что очень удобно), но не торопитесь на регистрацию билета и оформление багажа. Вначале надо пройти иммиграционный контроль. Это тоже местное изобретение – очень вежливые молодые ребята, служащие «Узбекистон Хаво Йулари», несколько минут проверяют в паспорте наличие и исправность полученных вами виз иностранных государств. Без бумажки иммиграционного контроля невозможно оформить багаж. Причем если пассажир первый раз улетает из Ташкента, то опрометчиво выстаивает очередь к регистрационной стойке, после чего его отправляют к стойке иммиграционного контроля. А вотво многих странах мира  наличие виз определяют сотрудники аэропорта, регистрирующие билеты и оформляющие багаж.


Наконец, багаж сдан, посадочный талон с желаемым местом у окна в руках – можно проходить в зону таможенного контроля.


Для справки.  Таможенный контроль в том виде, который ныне существует в Узбекистане сегодня, был создан еще во время СССР. Ни в одной стране мира, из которой мне приходилось вылетать, обязательного таможенного досмотра с заполнением декларациями не существует.


Возможно, что авиабилеты узбекских авиалиний не самые дешевые в мире, в том числе и потому, что создание не нужных рабочих мест за счет пассажиров вошло в практику руководства «Узбекистон Хаво Йуллари».


Справедливости ради отмечу, что таможенник, как впрочем, и все остальные служащие в аэропорту, был в высшей степени любезен, процедура досмотра заняла менее одной минуты.


Правда среди часто летающих пассажиров ходят слухи, что на некоторых пиковых рейсах в Стамбул или в Пекин досмотр идет «с пристрастием». Пассажиры-дамы даже шутят, что сотрудницы таможни, после многократных процедур личного досмотра в специальной комнатке, могут спокойно работать гинекологами или проктологами – практика колоссальная.


Все окошки пограничников были открыты, благодаря современному оборудованию по сканированию и проверке паспортов, процедура контроля заняла еще меньше времени, чем таможенный досмотр.


Наконец последняя зона личного досмотра на безопасность с обязательным сниманием обуви. Через рамку проходить необходимо босиком, причем разовые бахилы отсутствовали. Во всем остальном процедура аналогичная множеству других зона вылета и ничем особым от них не отличается.


ЗАЛ ОЖИДАНИЯ


Зал ожидания вылета произвел хорошее впечатление. Новое, отделанное современными материалами просторное помещение с удобными сидениями, магазином беспошлинной торговли и буфетами. Главное, на что я обратил внимание – теперь в буфете за чай, кофе и бутерброды можно платить узбекской валютой. В магазине беспошлинной торговли, торгующей только за СКВ, продавщица была занята своим смартфоном и никакого внимания на пассажиров не обращала. Вобщем, зал ожидания понравился, точно так же как рукав, по которому пассажиры прошли в салон самолета.


ВНУТРИ САМОЛЕТА


Самолет был новым, комфортабельным, сервис на хорошем уровне. Правда, на два момента обратил внимание немец, возвращавшийся из Ташкента в Германию. На просьбу принести пиво (так любимого немцами) стюард ответил, что пиво на самолетах узбекской авиакомпании предусмотрено лишь в бизнес классе. На вопрос: «А почему?» стюард с юмором ответил, что руководство авиакомпании беспокоится о здоровье пассажиров – «живот на высоте от пива пучит!?». И тихо на ушко шепнул немцу, что и в бизнес классе пиво – «дрек». Немец шутку оценил, но потом еще раз удивился — подушек на всех пассажиров (самолет был заполнен на 100%) не хватило. Действительно странно, что при такой цене на авиабилеты компания не может в необходимом количестве обеспечить подушками и пледами своих пассажиров!


 


МЯГКАЯ ПОСАДКА


По прилету во Франкфурт, на пограничном контроле для не граждан ЕС работало всего три окошка, процедура из-за неговорящих на немецком или английском языке пассажиров проходила утомительно, гораздо дольше, чем по прибытии через неделю в Ташкент.


Во Франкфурте, как и во всех остальных странах мира, большинство пассажиров проходит через зеленый коридор (который в Ташкенте отсутствуют в принципе) таможенной зоны. Сотрудники таможни, стоящие в сторонке, профессиональным взглядом крайне редко вырывают для досмотра из потока вновь прибывших граждан с подозрительными кофрами.


ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ


По прилету в Ташкент через неделю, меня поразила удивительно быстрая проверка паспортов на пограничном контроле – работают все шесть окошек пограничников, новое оборудование и биометрические паспорта, безусловно, сказываются на сервисе. Рейс в зоне прилета из Франкфурта был единственным, багаж на ленте крутился через 20 мин после приземления. Тележек было мало – еще раз спасибо изобретателям колесиков на чемоданах! Таможенник был так же любезен, как и при вылете, никаких вопросов и вот я на родной земле…


Даже атака местных «таксистов — бомбил», предлагающих свой навязчивый «сервис» и хватающих за руки счастливых пассажиров, не могут испортить настроение.


Что нам таксисты, напоминающие назойливого Паниковского, пристающего к Корейко со знаменитым миллионом – мы то, люди привычные, а вот иностранцы, попавшие в «лапы» местных извозчиков, мягко сказать, несколько шокированы.


Но, шок проходит быстро, в нашу страну влюбляются, хотят приехать еще и еще- и приезжают. И это самое главное!


Виктор МИХАЙЛОВ.

Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)