32.8 C
Узбекистан
Среда, 15 июля, 2020

Нужны ли нам рабочие профессии?

Топ статей за 7 дней

С 10 июля личным транспортом будет разрешено пользоваться в определенные часы

Согласно решению Специальной Республиканской комиссии, начиная с 10 июля текущего года гражданам разрешается пользоваться личным транспортом с...

Населению Узбекистана будет предложен джизакский «Фольксваген»

По сообщению информационной службы АО «Узавтосаноат», постановлением Президента Узбекистана  от  25 июня 2020 года «О мерах по...

Рассрочка от Uzauto Motors: автомобили доставят на дом

Акция с приобретением автомобиля в рассрочку продолжается. До 15 июля автомобили UzAuto Motors можно приобрести, оплатив первоначальный...

Подпишитесь на нас

51,403участниковМне нравится
21,058участниковЧитать
2,100участниковПодписаться

Нужны ли нам рабочие профессии?Вопрос может показаться чисто риторическим. В самом деле, если существует промышленность, если работают заводы и фабрики, то, само собой разумеется, нужны квалифицированные кадры рабочих специальностей — токари, слесари, фрезеровщики, станочники, монтажники и другие мастера производственных профессий.

Но чтобы стать настоящим мастером своего дела, необходимо целенаправленно учиться, овладевать нужными знаниями и навыками программного управления, приобретенными не вслепую, не путем проб и ошибок, а в специальных учебных заведениях.

Таковыми раньше у нас являлись ремесленные, фабрично-заводские училища, затем профессионально-технические учебные заведения и специальные колледжи и лицеи.

Известно, что система ПТО зародилась в Германии, где основными заказчиками рабочих кадров всегда являлись крупные предприятия. Они формировали стандарты на профессии, на квалификационные требования, по которым готовились молодые рабочие. В нашей бывшей союзной индустриальной державе данная система также успешно существовала. Этому направлению подготовки молодежи придавалось огромное значение — были созданы специальные союзно-республиканские Государственные комитеты по профессионально-техническому образованию с высоким статусом и широкими полномочиями.

Нужны ли нам рабочие профессии?Понятно, что в современных условиях построения независимого государства, перехода к рыночным отношениям народнохозяйственный комплекс Узбекистана с его масштабами, структурой, динамизмом, усложняющейся системой хозяйственных связей требует пересмотра принципов планирования и прогнозирования, развития профессионально-технического образования и подготовки квалифицированных рабочих кадров. Наверное, такая работа ведется, но для несведущих людей заметна высокая степень неопределенности, присущей оценке будущего развития системы профтехобразования — речь идет и о количественных показателях в увязке с качественными параметрами, и о влиянии народнохозяйственной инфраструктуры на потребность в рабочих кадрах, и об источниках набора, и о возможности выделения капитальных вложений на развитие системы в возрастающем объеме.

У меня такое ощущение, что вместе с отказом от приоритета рабочего класса, как гегемона, в нашей бывшей общественной системе сегодня вообще не принято говорить об интересах пролетариата как непосредственного производителя материальных ценностей, о специфике его подготовки и воспитания. Ни одна из политических партий Узбекистана не проецирует себя выразителем запросов и нужд рабочего класса нашего общества. Уже два десятилетия в Олий Мажлисе — Парламенте страны нет представителей этой многочисленной и существенной трудовой прослойки населения. Да и в предвыборных выступлениях кандидатов в депутаты, которые проходят сейчас повсеместно, больше уделяется внимание предпринимателям и бизнесменам, нежели повсеместному восстановлению крупной и средней индустрии и квалифицированной подготовке рабочих кадров, которые отвечали бы сегодняшним потребностям рынка труда. Тут надо иметь в виду, что такая подготовка должна совмещаться с работой на предприятиях сегодняшней промышленности и с учетом реальной перспективы, но никак не с выращиванием рабочих для деградирующих производств, что заранее обрекает молодежь на заведомую профессиональную ненужность или поиски другого поприща.

Конечно, это предусматривает необходимость значительной реорганизации материально-технической базы училищ, учитывая ее физическую и моральную изношенность, недостаток преподавательского состава, необходимость модернизации учебного оборудования и методик обучения в целом.

Данный материал отнюдь не претендует на строгое понятие «научности», поэтому я далек от утверждения точности и полной обоснованности всех аргументов и фактов, мои суждения больше связаны с беглым анализом существующей ситуации. Хотя я и смог воспользоваться некоторыми статистическими данными. Так, в 1989 году на каждые 1 000 занятых в народном хозяйстве республике имелся 341 человек с высшим, неполным высшим и средним специальным образованием, в том числе 246 в отраслях материального производства и 607 — в непроизводственных сферах. Среди узбеков на 1 000 лиц в возрасте 15 лет и старше такой уровень имели 219 человек, в том числе 304 среди городского и 177 — среди сельского населения. Высокий профессионально-образовательный ценз был характерен и для различных групп и категорий кадров, занятых преимущественно физическим и умственным трудом. Например, среди медицинских работников вышеуказанный образовательный уровень при том же соотношении достигал 842 человека, инженерно-технических — 754, агрономических, зоотехнических и др. — 875, электромонтеров — 248, наладчиков — 299, аппаратчиков — 242 и т.д. (3.1, с.188-189, 206, 208).

Другими словами, к моменту декларации Узбекистаном своей государственной независимости высшая, среднеспециальная и профессиональная школы оставались многоструктурной и дееспособной индустрией воспроизводства кадровых работников практически для всех отраслей народного хозяйства.

А какова ситуация сегодня? В основном готовятся кадры по профессиям лишь для непроизводственной сферы. Чаще всего заявки от работодателей поступают на работников с профессионально-техническим образованием: строителей, швей-мотористок, водителей, официантов, поваров, парикмахеров, секретарей. В то же время, видимо, в стране ощущается переизбыток юристов и экономистов, не всегда отвечающих требуемым знаниям и навыкам. На мой взгляд, процесс подготовки рабочих кадров должен осуществляться по схеме: обучаясь, производи, получай доход за счет реализации своего труда. Уровень средств, получаемых учащимися в процессе производственного обучения, должен служить показателем степени выполнения ими учебной программы, освоения рабочей профессии. Производственная деятельность учащихся должна приносить доход, которыми училища наряду с госбюджетными средствами должны формировать свой бюджет.

Система ПТО — жизненно важный инструмент, от которого зависит в целом и занятость населения, и рост экономики страны, и другие важные вопросы национального, территориального, отраслевого значения. Здесь важно, что именно посредством ПТО государство оказывает поддержку малообеспеченным слоям и другим особым группам населения, которым предоставляется возможность не только продолжать общее образование, но и получать профессиональную подготовку.

Аксиомой является то, что профтехучилище по своей сути является не только подсистемой общего образования, но и незаменимым звеном экономического комплекса, выступая в роли производителя продукции.

Для координации работы по этим важнейшим вопросам, возможно, необходимо создать Национальный совет по развитию профессиональных навыков, в который вошли бы представители ключевых министерств, а также объединения работодателей. Возникла потребность в создании так называемой менеджерской службы, которой стали бы учебно-производственные объединения (корпоративные сообщества профтехучилищ и предприятий).

А в заключение, чтобы еще раз подчеркнуть, что обучение молодежи квалифицированной профессии носит не только сугубо экономический характер, но и психологический, эмоциональный, творческий, я позволю себе процитировать философа и поэта 19-го века.

Ралфа Уолдо Эмерсона:
«Высокая судьба человека — родиться для какого-либо занятия, которое предоставит ему применение своих способностей и счастье, будь то плетение корзин, ковка мечей, рытье каналов, ваяние статуй или сочинение песен».

Думаю, актуальность этого суждения ничуть не уменьшается в наше в высшей степени автоматизированное и динамичное время. Только способности нужно проявлять в качественно более сложных измерениях.

А. ХОДЖАЕВ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Маэстро Кирилл Чахлов: «Из каждого лабиринта всегда есть выход»

Затянувшаяся пандемия на долгие месяцы сковала мир. Где-то звенья этой цепи ослабевают, местами крепнут, но в той...

Узбекистан: восстановление памятника советскому герою подстегнуло исторические споры (Eurasianet, США)

Еще до того, как в мире начались споры о том, какие статуи следует оставить, а какие — снести, в небольшом городке в Узбекистане восстановили вызвавший споры мемориал, связанный с непростым...

Newsweek (США): что Россия сделала правильно в борьбе с коронавирусом — и чем она может поделиться со всем миром

Сначала коронавирусного кризиса международные СМИ критически высказывались о мерах, принимаемых в России против пандемии. На самом же деле действия России по многим крайне важным вопросам...

Реальные ковидИОТЫ: люди, отказывающиеся от маски и соцдистанцирования, имеют более низкие когнитивные способности

"Слово "ковидИОТЫ" - это сленговый термин эры коронавируса, обозначающий человека, который игнорирует рекомендации по ограничению распространения смертельной болезни - и новое исследование...

14 июля в стране было диагностировано 494 новых случаев Covid-19

Из них 303 были зафиксированы в карантинных учреждениях и 191 среди населения. К сожалению, 3 пациентов с коронавирусной инфекцией...

Больше похожих статей