22.8 C
Узбекистан
Суббота, 19 сентября, 2020

А помните, а помните…

Топ статей за 7 дней

Бывший Ташкентский ЦУМ будет полностью реконструирован

Как сообщает на Едином портале корпоративной информации АО «Toshkentnivermagi», объявление конкурса на разработку проекта полной реконструкции здания...

В Самарканде провели свадьбу в банкетном зале с десятками гостей вопреки ограничениям

В Самарканде жители провели свадьбу в банкетном зале с 40 гостями, передает Stv. Отмечается, что...

У знаменитого Чиназского рыбного базара в Ташобласти будет новый хозяин

Как следует из постановления Президента страны от 29 августа 2020 года "О мерах по поддержке и повышению...

Подпишитесь на нас

51,593участниковМне нравится
22,445участниковЧитать
2,240участниковПодписаться
А помните, а помните…

Сколько раз я повторяла эту фразу в своих воспоминаниях?

Сегодня по многочисленным просьбам трудящихся… ну пусть не по многочисленным, но просьбам, я еще раз вспоминаю родную фабрику «Уртак».
Родная — потому что была она на нашей улице, Виктора Малясова, в трех кварталах от нашего дома, почти в самом конце улицы, там, где она плавно перетекает в Урицкого. И там, где протекал бурный Ак-Курганский канал, превращенный теперь в нечто непотребное. Если перейти этот канал (там даже мостик был), справа тянулась улица Акмаля Икрамова.

Итак, фабрика.

По всей улице разливался аромат карамельного теста. Аромат детства и юности.

Окна карамельного цеха выходили на Малясова. И эти окна были почти вровень с тротуаром. Здание было старое. Полагаю, там и до революции была кондитерская фабрика, На окнах были решетки, но сердобольные упаковщицы, сидевшие у окон, совали карамельки отиравшимся рядом детям. И обычай этот сохранялся очень долго, помню, как мой папа гулял с внуком по улице и внук приносил те же карамельки. Да и мне когда-то перепадало.
Позже к фабрике пристроили новые цеха — было это в конце пятидесятых, и учеников сорок третьей школы (была я тогда в классе седьмом-восьмом), проходивших практику на фабрике, гоняли на стройку. И меня тоже.

А начиная с пятого класса, мы каждое лето приходили на фабрику.

Готовили из нас операторов заверточных машин.

Что сказать про фабрику — она казалась огромной, там было несколько цехов: карамельный, шоколадный, мармеладный, совсем маленький. Печи, где жарили арахис: его подвозили мешками, и это так вкусно — только что поджаренные орешки- ГМО тогда не было. В шоколадном цеху в кладовой стояли мешки с огромными кусками натурального шоколада — в те времена соя была отдельно — шоколад отдельно, а уж о пальмовом масле речи не шло. Такой диковины и вообще не знали.

По конвейеру шел поток шоколадных конфет. Выпускали все известные марки: «Кара-кум», «Белочку» «Мишек», «Красную шапочку», «Ну-ка отними», и гордость фабрики — «Ок Олтин» — «Белое золото». Не скажу, чтобы они были вкуснее московских, ни в коем случае, но вполне себе съедобные. В этот цех, нас, понятное дело, не пускали, но мы пробирались контрабандой и объедались конфетами. Рядом был маленький мармеладный цех. Туда меня как-то взяли помогать выбивать мармелад из форм. Жидкую массу разливали в белые маленькие формочки, каждая на шесть фигурок — зайчики, сердечки, цветочки. Свежий мармелад без сахарной обсыпки — вкуснее мармелада не ела. Когда он свежий и сахаринки не царапают язык.

Но самый большой цех — карамельный. Там стояли машины-автоматы, верхняя часто которых была с прорезями для конфет. Рядом проходил конвейер, по которому потоком шла карамель. От конвейера к каждой машине отходил резиновый рукав. По нему карамель сыпалась на машину. Дело оператора — вложить конфетки в прорези вращавшегося диска. С машины они сыпались уже обернутые в этикетки.

Нам приходилось сдавать настоящий экзамен и учить устройство заверточной машины. Хотя для чего — непонятно, разобрать ее мы все равно бы не смогли. Кроме этого нас ставили полировать карамель без обертки — чаще всего, подушечки. Они засыпались в огромный барабан, похожий на тот, что ставят на бетономешалку, туда засыпали карамель, нужно было набирать на ладони специальную полировочную пасту (как это я не догадалась ее попробовать?!) и совать их в гущу конфет. Потом процедура повторялась. На больших столах лежало карамельное тесто, желтое, красное, зеленое, умельцы лепили из него очень красивые розы. Помимо карамелек, в цеху выпускалось монпасье, после того, как монпасье с рисунком на срезе прекратили выпускать, появились леденцы в виде апельсиновых и лимонных долек (не путать с мармеладом). Очень были вкусные.

Часто карамели и обрезки теста летели на пол, и ходили мы в буквальном смысле слова по сладостям (вариант кисельных берегов) Когда я приходила домой, папа ножом счищал толстый слой карамели, а подошвы сандалий просто горели от кислоты.

Вообще фабрика была кладезем сокровищ и пещерой Али-Бабы. В смысле продуктов. Все, заметьте, натуральное, никакой подделки: шоколад сырой, какао, арахис, масло, молоко, сгущенка, сахар, агар-агар, ваниль, корица…

Все это разворовывалось, конечно, дай бог, как! Тащили с фабрики тоннами. Не преувеличиваю — сама видела.

Мать моей знакомой работала технологом, и именно у нее мама покупала масло, шоколад и сгущенку. Впрочем, зарплаты были такими копеечными, что я никого не осуждаю. Государство само вынуждало своих работников воровать.

Я не сочиняю: кто в каком цеху работал, тот и старался…

Перед уходом со смены работницы заворачивали в платки карамель или конфеты и засовывали, сами понимаете, куда.

Их не досматривали. Вернее, досматривали иногда. Но все всё знали заранее, и тогда открывался лючок над протекающим по фабрике ручейком, и все ссыпалось туда. На моей памяти попалась только моя подруга Вера, живущая очень бедно, и выносившая с пяток шоколадных конфет, за что ее очень стыдили…

Но за много лет я так сроднилась с фабрикой «Уртак», что восприняла весть о разрухе и сносе, как личную потерю.

Нет больше нашей родной фабрики. Там теперь какой-то чужой спортивный комплекс с синей крышей. Глаза бы мои не глядели.

Скорее всего, мы там больше мешали, чем помогали. Но есть одно благо — я бы никогда не узнала фабрику так близко, если бы не та, школьная практика. Еще одна монетка в копилку воспоминаний. Прекрасных воспоминаний. Как и тот, сладкий манящий аромат, который растекался по всей улице.

Татьяна Перцева.
Фото сайта «Письма о Ташкенте».

  1. Я на Уртаке проработала 10 лет и не разу ни чего домой не унесла. Получала 180 р это заработанные деньги, этого хватало. Иногда бракованые конфеты из-за того что глазурь не ровно ложилась отдавали рабочим просто так. В цеху стоял ящик и кто хотел брал сколько хотел. А если кто и воровал, то бог им судья. Но так рассказывать и ещё жалеть об этом не стоит.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Как отрабатываются схемы государственных переворотов?

Антигосударственные стратегии не стоят на месте. Способы и приёмы борьбы с властью развиваются и корректируются, формируются в...

Минэкономразвития Узбекистана: ниже доходы- меньше расходы

Министерство экономического развития и сокращения бедности Узбекистана  провело диагностику  факторов инфляции  за январь-август 2020   года. В  опубликованном отчете, в...

В Узбекистане появятся экспериментальные центры юридических услуг

При юридических службах Минюста создаются экспериментальные центры по оказанию юридических услуг государственным органам и учреждениям. Постановление «О мерах по...

В Кашкадарье повесился директор школы. Он оставил предсмертную записку, в которой просил коллег не допускать коррупции

На днях в местных СМИ появилась новость о том, что в Китабском районе Кашкадарьинской области директор школы покончил жизнь самоубийством. Отмечается, что...

Все товары и услуги Узбекистана предложено внести в Единый электронный каталог

Государственный налоговый комитет разработал проект постановления президента «О мерах по внедрению Единого электронного каталога товаров, реализуемых на территории Республики Узбекистан».

Больше похожих статей