Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Путешествие с окраины к центру

Путешествие с окраины к центру


Путешествие с окраины к центру

«Интересно, где я сегодня повисну, на подножке или на локтевом сгибе соседа?» — тоскливо размышлял Э., торопливо семеня к автобусной остановке. Робкая надежда оказаться в пустом авто, как всегда, не оправдалась.


Работая не только локтями, но и бедрами, Э. ввинтился ближе к центру и согнулся в часовом поклоне под чьим-то мускулистым предплечьем, угрожающе нависнув над бабулькой с аппетитно благоухающим тазиком. «Самса», пусто мелькнула полуголодная мысль (перед вылетом из дому второпях проглотил кусочек хлеба с тонким слоем «К чаю», запив все это бледной трехразово заваренной жидкостью без сахара).


«Мы едем, едем, едем…», издевательски напевал кто-то полушепотом за спиной у Э. в такт неспешно (1 км в час) передвигавшемуся автобусу. А может, это только так казалось? Внезапно тихое пение заглушила акустическая волна. Веселый шофер автобуса, болтая по ходу дела с группой приятелей, «врубил» на полную катушку какую-то музыкальную композицию с бесконечно повторяющейся одой некоей Малике. Через минуту Э. ненавидел эту Малику лютой ненавистью, так как не выспался, страдал головной болью и безумно хотел тишины.


Но потребности автомеломанов пошли еще дальше. Утренняя дискотека плавно перешла в банкет, когда между остановками машина затормозила и минут на десять застыла в полном штиле. Контролер неспешной трусцой пересек дорогу и скрылся в ближайшем кафе. Вскоре он появился, держа в руке пакетик с пирожками и хот-догами, а также двумя баклагами с напитком.


К бабушкиной самсе прибавились, поплыли по салону новые ароматы. Э. тоскливо сглотнул слюну. Невыносимо. Вновь заработав всеми выдающимися частями тела, он пробрался в другой угол автобуса и чертыхнулся. Здесь двое чумазых, в замызганных рубахах парней везли коробки, в которых светились зеленоватым светом недозрелые персики. «На рынок», обреченно подумал Э., ощущая спазм в желудке.


На остановке какая-то женщина, пробираясь к выходу, споткнулась об ящик и растянулась бы, если б было где. На ее возмущенное замечание парни ответили дружным молчанием и насмешливыми улыбками. На следующей остановке минут пять они тащили свое добро к выходу, требуя дорогу и властно покрикивая «пошт-пошт!». Пассажиры покорно расступились.


Вот зимой крику-то было бы, злорадно подумал Э. Ему представилась дамочка в тонких колготках при соприкосновении с персиковыми ящиками. Дорожка на колготке, тоскливый крик, меткий удар, плоды на асфальте…


Его счастливые грезы прервал мгновенный толчок. Охнула какая-то женщина, выругался бородач в дальнем углу, глухо стукнулся лбом о стекло задремавший старичок. «Авария», — мелькнула страшная мысль. «Еще нет», — успокоила тут же другая. Оказалось, что «нашего» водителя обогнал «не наш», но мчащийся по тому же маршруту. Конечно, «наш» не мог снести такое нахальство. «Клиентуру отбивать?!» — мысленно вскричал он и нажал на газ.


Следующие пятнадцать минут Э. только крепко сжимал зубы и бормотал молитву, обращаясь ко всем знакомым близко и шапочно святым. Он больше не спешил на работу. Он только мечтал доехать куда-нибудь и выползти целым-невредимым из этой душно благоухающей, громыхающей, со страшным ревем несущейся неведомо куда консервной банки.


А лихой водила, зажав в зубах сигарету, уверенно лавировал, чуть не заваливая свой зеленый мини-DAEWOO на бок. При этом еще успевал с кем-то обсуждать насущные вопросы по мобильнику.


Старушка с самсой невозмутимо покачивалась где-то позади, крепко прижимая к груди свое кулинарное богатство, в ритме вальса постукивал о стекло залысинами мирно дремлющий старичок, нудно матюкался бородач в углу. Пролетали за окнами пыльные деревья, серыми кометами проносились дома. Визжали на остановке тормоза, сплоченную в общей беде толпу сплющивало и перетряхивало, затем все повторялось, словно в последовательных забегах на короткие дистанции.


Уж лучше километр в час, мелькнула мысль обреченного, когда из-за спин показались знакомые места. «Сквер проехали, следующая моя!». И, почувствовав прилив свежих сил, Э. заработал локтями, животом, бедрами, идя на героический прорыв, сунул в ждущую жирную руку контролера с пирожком в зубах тысячную купюру и не выполз ужом, а вылетел соколом с победным криком, целый и невредимый. «Ничего для вас не жалко, милые вы наши транспортники! Главное – живыми уйти».


Дениза АЛЕКСАНДРОВА-ИЛЬИНА.

Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)