Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

Зла любовь…

Зла любовь…

В тот злополучный день Светлану Б. словно злая муха укусила. Мало того, что с самого утра все буквально валилось из рук, так еще и успела поскандалить чуть ли не со всеми сотрудниками в отделе бухгалтерии крупного предприятия в столице, где она работала ведущим специалистом.

В сущности, характер у Светланы Хайриевны был вполне сносный. Человеком ее считали неплохим, способным в трудный момент бескорыстно помочь. Да и специалист ценный, практически весь отдел на себе тянет. Но вот бывают, наверно, такие тяжелые дни, когда словно нависает что-то над душой – может, предчувствие надвигающейся беды? Человек в таком состоянии весь на нервах, словно ждет внезапного удара, а иные становятся агрессивными, буквально все принимая в штыки. Вот и Светлана с самого утра, сама не понимая, в чем дело, то и дело срывалась на подчиненных, порой даже переходя на истеричный крик.

Поняв, что еще немного – и она может основательно «наломать дров» и нажить себе реальных врагов, Светлана Хайриевна, кое-как извинившись перед обиженными сотрудницами, положила перед ними коробку конфет и, отпросившись у начальства, поспешила домой.

Настало время сказать о ее домашней обстановке. Обстановка эта, прямо скажем, была совсем не та, чтобы успокоить расходившиеся нервы. Сожитель Светланы, Сергей У., был любитель приложиться к бутылке, причем напивался порой, что называется, до белых чертиков. Все попытки Светланы вразумить пьяницу-сожителя обычно быстро переходили в словесную перепалку и заканчивались банальной дракой, после которой избитой женщине оставалось лишь долго и безутешно плакать... Как правило, на следующий день, отойдя от тяжелого похмелья, Сергей на коленях просил у нее прощения, театрально бил себя кулаком в грудь, обещая никогда более не притрагиваться к проклятому алкоголю. Увы, обещаниям этим цена была невелика: уже через несколько дней он напивался снова – и снова поднимал на нее руку...

Светлана подъехала к дому и, расплатившись с таксистом, поднялась на четвертый этаж, где вместе с сожителем снимала квартиру. Как обычно, трижды нажала кнопку дверного звонка. В ответ не донеслось ни звука. Женщина попробовала открыть дверь своим ключом, но тщетно – та была заперта изнутри. Значит, Сергей дома.
«Видать, опять напился, поганец…»
– Сергей, ты что, не слышишь, дверь открой! – крикнула Светлана и принялась барабанить в дверь кулаками.

Минут через десять отчаянных призывов в коридоре наконец-то послышались шаркающие шаги и щеколда отодвинулась.

В проеме открывшейся двери, едва держась на ногах, стоял Сергей. От него разило винным перегаром. Мутно взглянув на сожительницу и пьяно икнув, он что-то несвязно пробормотал.
– Опять напился, алкаш несчастный! Ты уже ничего не соображаешь скотина! Опять, да?!

Светлана оттолкнула Сергея, и он, не удержавшись на ногах, свалился в угол.
– Ах ты, гадина! Меня, мужа, хозяина, бить? Я тебе покажу, стерва, как руками махать!
– Да какой ты мне муж! Пошел бы куда подальше!

Светлана перешагнула через оторопевшего мужчину и хотела пройти в свою комнату. Но Сергей вдруг резво вскочил с пола и, подбежав к ней, схватил за волосы, затем крепко ударил по носу кулаком – раз, другой... Брызнула кровь. Женщина дико закричала и, с трудом отбившись от разъяренного сожителя, бросилась на кухню. Грязно матерясь, Сергей нагнал ее и, зажав в угол, принялся нещадно избивать. Чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, Светлана, с разбитым в кровь лицом, с трудом увернувшись от очередного удара, дотянулась до краешка стола и схватила кухонный нож…

Сергей, снова было широко замахнувшийся кулаком, вдруг застыл, словно в стоп-кадре. Из живота у него торчала рукоять ножа. По майке медленно расплывалось кровавое пятно…

– Ты что… со мной сделала… Света? – недоуменно прошептал Сергей и, закатив глаза, стал оседать на пол. Завалился на спину и затих…

Обезумевшая от содеянного Светлана заметалась по квартире. Наконец схватила тяжелое тело за руки и, с трудом дотащив до дивана, выдернула нож. Попыталась полотенцем зажать рану, из которой струей хлестала кровь…

Дальнейшее помнилось ей как в тумане. Пальцы сами механически набрали номер «скорой». А потом, дрожа от страха, женщина села рядом с бездыханным телом своего возлюбленного и, обхватив голову руками, громко зарыдала...

На суде она казалась человеком, из которого ушла жизнь. Бледное осунувшееся лицо, потухший взгляд сухих выплаканных глаз, крепко сжатые губы...

Семь лет лишения свободы в колонии общего режима – таков был судебный вердикт, поставивший точку в этой дикой истории. Истории, начавшейся с пьяных дебошей, издевательств и побоев и приведшей в конце концов к убийству. История, каких немало в криминальных архивах, но особенность именно этой – в том, что произошла она не в среде деклассированных элементов, отбросов общества: «героиней» на этот раз оказалась женщина из тех, кого называют социально благополучными. Сумев сделать вполне удачную профессиональную карьеру, в личной жизни Светлана потерпела крах... Почему столько лет мирилась она с этим адом? Неужели действительно так сильно любила своего мучителя?.. Свидетели во время судебного процесса единодушно подтверждали: да, похоже, любила. Но какой же странной, изломанной, ущербной должна быть любовь, заставляющая взрослого, уважающего себя человека забыть о собственном достоинстве, годами терпеть унижения, – чтобы наконец в один из дней, предчувствуя неотвратимость беды, схватиться за нож...

У. Нуров.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на двух руках? (ответ цифрами)