Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Волшебная лампа Лоуренса

Волшебная лампа Лоуренса

Волшебная лампа Лоуренса

На рубеже XIX и ХХ столетий английский лорд Ландсдоун во всеуслышание заявил: «Создание опорных военных баз любой мощности в Персидском заливе будет рассматриваться как серьезная угроза британским интересам. Таким замыслам мы будем противиться всеми доступными нам средствами».
В 1903 году в Персидском заливе появилась армада военных кораблей под командованием вице-короля Индии лорда Керзона. Это было подтверждением того, что Англия не только говорит, но и в любую минуту может подтвердить свои слова делом.
В 1908 году правительство его величества заключило договор с царской Россией, согласно которому Иран был разделен на сферы влияния. Северный Иран стал сферой русских интересов, а южный – английских.
В 1914 году, незадолго до начала Первой мировой войны,молодой морской министр Уинстон Спенсер Черчилль заявил, что Англия приобрела большую часть акций Англо-персидской нефтяной компании за смехотворно низкую цену – два миллиона фунтов стерлингов.
14 мая 1914 года английское правительство заявило персидскому шаху Музаффару ад-Дину, что берет под контроль нефтяные промыслы большей части Ирана.
Черное золото приносило тем, кто его добывал, неслыханные, баснословные доходы!

В марте 1915 года в залитый солнцем Каир прибыл молодой, необычайно стройный,невысокого роста человек в форме британского поручика. Словно не обращая внимания на жару, он быстро шел по улицам Каира, внимательно оглядываясь по сторонам. Он спешил к зданию генерального штаба британских колониальных властей.
– Как вас зовут, господин? – спросил его дежурный у двери.
– Полковник Лоуренс.
– К кому вы идете?
– К полковнику Хогарту.

Томасу Эдварду Лоуренсу двадцать семь лет. Он исполнен решимости сделать явью свой давний сон: о том, как к тридцати годам он станет доблестным генералом. Правда, его любимый герой – Наполеон – сделался генералом лет на пять раньше. Но все-таки он, Лоуренс, станет генералом раньше, чем это принято в Англии.
Лоуренс учился в школе при прославленном Оксфорде, обители английских снобов. Когда ему было десять лет, один из соучеников бросил ему оскорбительное: «Бастард». Оскорбление, одно из наиболее страшных в добропорядочной Англии, обожгло больше, чем пощечина. До этой поры Лоуренсу даже в голову не приходило, что он может быть внебрачным ребенком. Но это была правда. Отцом Лоуренса был барон Чапмен, который оставил свою законную жену и, не добившись развода, стал жить с красавицей Сарой Юннер, на пятнадцать лет моложе него.
Чувство, что он принадлежит к париям, терзало Лоуренса. Этим, видимо, следует объяснить гипертрофированное честолюбие, которое в дальнейшем превратится у него в болезненную страсть в сочетании с комедиантством и цинизмом, как и привычкой действовать безоглядно.
К людям Лоуренс относился холодно. Он любил только свою несчастную мать, которую чопорное викторианское общество безжалостно осудило. Он никогда не полюбил ни одну женщину. Он лучше чувствовал себя среди мужчин.
Честолюбивого Лоуренса смертельно удручал и его рост – всего метр шестьдесят сантиметров. Правда, это было на два сантиметра больше, чем у Наполеона. Но все-таки он был невысок, что мешало Лоуренсу стать офицером.
А ведь больше всего он мечтал именно о военной карьере. Однокашники по Оксфорду часто видели его забившимся куда-то в угол, погруженным в свои мысли и видения, саркастическим усмехающимся, с лихорадочно блестящими глазами. Они посмеивались над ним, давали ему нелестные прозвища…

Из Оксфорда Томас Эдвард пошел учиться в иезуитский колледж, на отделение археологии и ислама. Он со страстью кинулся изучать арабский язык, арабскую культуру, искусство и историю.
Когда ему исполнилось двадцать два года, он впервые побывал в Египте и Сирии. В ту пору он уже в совершенстве говорил по-арабски и знал наизусть Коран. Он был пленен красочностью и экзотичностью арабского мира и бесприютной тоской его бескрайних пустынь.
Во время этого путешествия он повстречал в музее Дамаска человека, дружбу которого долгое время считал настоящим счастьем своей жизни. Это был Дэвид Хогарт, специалист по истории арабского мира, выпускник Оксфордского университета.
Чрезвычайно пытливый, тоскующий по необычайной дружбе, Лоуренс тогда и не подозревал, что Хогарт является не только специалистом, который со своей группой разыскивает хеттскую цивилизацию между Евфратом и Тигром, но и одним из крупнейших агентов «Интеллидженс сервис».
Искушенный Хогарт быстро понял, что его молодой друг полон романтических порывов, которые можно направить и использовать. Без размышлений он принимает Лоуренса на службу – в группу историков Британского музея.
Томас Эдвард на седьмом небе. Он без устали ездит по пустыням на горбатых спинах верблюдов, фотографирует и делает зарисовки все новых районов древнейших цивилизаций. Когда удается, он снимает и «случайно» увиденные места возможного залегания нефти, знакомится с арабскими и персидскими кочевниками, одевается в арабские одежды и изучает туземные обычаи. Он околдован дружбой с молодым арабским шейхом Ахмедом, которому позже посвятит свою литературную исповедь «Семь столпов мудрости».
У молодого англичанина, всецело захваченного одной ослепительной идеей, складывается убежденность, что именно он призван повести многотысячное арабское войско против Оттоманской империи за единую, могучую империю арабов, о которой мечтал пророк Мухаммад.
Хогарт посмеивается, но не говорит своему пылкому приятелю ни слова о наивности его порывов. Агент разведывательной службы самой большой колониальной державы мира для этого слишком опытен и проницателен. Он убежден, что мечтатель Лоуренс и на службе у британской короны принесет немало пользы.Этот молодой человек, слегка «тронутый» археолог, чувствует себя призванным к высокой роли освободителя арабов? На здоровье, пусть думает так и дальше: это такой же хороший лозунг, как те, с которыми шли в бой «освободители» Индии, Малой или Южной Африки. Главное, чтобы потом, в определенный час, он мог прозвучать так: «Во имя Британии!».Лозунг «Свободу арабам!» мог бы стать отменным кличем для ушей конкурентов Британии, в особенности если бы проводился в жизнь под бдительным оком «Интеллидженс сервис», на британские деньги и при помощи британского оружия и экспедиционных корпусов, как это уже не раз практиковалось.
Все это были причины, по которым Хогарт не разочаровывал своего друга, а наоборот, поддерживал. Он указывает Лоуренсу новые пути, дает советы, чтобы тот мог с помощью денег и подарков покупать дружбу влиятельных арабских шейхов. Ведь арабский Восток, земля которого пропитана сказочным богатством – нефтью, принадлежал в ту пору к жизненно важным для британского колониализма сферам. Между тем, он должен терпетьконкуренциюТурции, имперской Германии, Франции и царской России…
Хогарт и Лоуренс словно бы вошли в роль магрибинца, добивающегося волшебной лампы Аладдина…
Первая мировая война застала Лоуренса в Лондоне. Ни минуты не раздумывая, он вступил в армию. Он надеялся, что именно сейчас сможет осуществить свою освободительную миссию, а может быть, сбудется и его тайный сон, его самое заветное желание – он станет генералом еще до тридцати лет. Генералом и полководцем, новым Наполеоном!..
Но тут его постигает сокрушительный удар – не вышедшему ростом молодому человеку отказали в зачислении в армию! Помимо того, что мал ростом, он еще и весьма слабого телосложения. Но Лоуренс не сдался. По совету своего неизменного старшего друга Хогарта он разыскал шефа арабского отдела «Интеллидженс сервис», подробно изложил свои планы и соображения. И мгновенно встретил понимание. После трех недель сложнейших проверок и испытаний ему присвоили звание поручика и отправили в Каир, чтобы там, в оперативном штабе английской армии, он представился начальнику «картографической» службы…

В начале войны дела Британской империи на Среднем Востоке складывались далеко не блестяще. В приграничных провинциях Индии и Пакистана разрасталось антибританское восстание, подогреваемое представителями турецкого правительства и немецкими деньгами.
Не лучше была обстановка в Иране, Афганистане и Персии. В конце 1914 года турецкие войска, оснащенные немецким оружием и руководимые немецкими офицерами, упорно стремились проникнуть в Египет и оккупировать Суэцкий канал. Англичанам, которые в декабре объявили в Египте свой протекторат, только огромным напряжением сил удалось отразить нападение пятидесятитысячного немецко-турецкого войска.
Британские экспедиционные корпуса, которые в 1915 году пытались проникнуть через Персидский залив к Багдаду, постиг целый ряд неудач. В коротких сражениях они потеряли 4500 человек. А там пришел и самый черный день: 19 февраля 1916 года где-то в районе Куталамара сдались в плен к туркам девять тысяч британских солдат.
Становилось все более ясно, что англичанам без помощи арабов едва ли удастся обойтись… Но как же удержать и закрепить позиции на Среднем Востоке?..

Романтическим мечтам Лоуренса открывалась широкая дорога к осуществлению.
Несмотря на секретность, ни для кого не было тайной, что вооруженное восстание арабов против Оттоманской империи и ее немецких союзников отвечает сокровеннейшим интересам Британской империи.
Затеять во французской сфере влияния войну арабов против турок пришло в голову генералу Пикоту. Идея была поддержана в английских кругах высоким эмиссаром в Каире сэром Генри Мак-Магоном. Арабская группа войск, которая совершила бы нападение на Турцию на ответственном участке и стала бы освобождать Аравийский полуостров под видом народного движения, была бы «весьма большой тактической поддержкой» для Британии.

Настал час покупки арабских душ.

Дилором Нурмухамедова.
Окончание следует.
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

А зачем вообще нужна махалля, если она плюет на нужды людей? Пенсионер и инвалид II группы рассказала свою историю о том, как работает махаллинский комитет (видео)

Выгодная рассрочка от UZAUTO MOTORS

Ташкентцы продолжают ходить без масок: за два дня карантинный режим нарушили 429 человек и 137 предприятий

Стало известно, кто больше всех заработал в период пандемии COVID-19

expo
Похожие статьи
Теги
Дилором Нурмухамедова