20.2 C
Узбекистан
Понедельник, 2 октября, 2023

Рыцари стальных магистралей. История железных дорог Туркестана. Генерал Анненков

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905ФанатыМне нравится
22,961ЧитателиЧитать
5,720ПодписчикиПодписаться

Часть первая

Постройка первой железной дороги в Центральной Азии — Закаспийской – “была таким наглядным подвигом русской силы, бесстрашия, мудрости, — писал русский писатель и путешественник Е. Л. Марков, — пред которым побледнела в воображении восточного человека слава всяких Тамерланов и Искандеров”. И действительно, эта транспортная артерия явилась первой в мировой практике железной дорогой, построенной в тяжелейших условиях песчаной, безводной пустыни.

Строительство “Шайтан-арбы”, как называли это невиданное средство передвижения местные жители, изначально преследовало чисто военную цель – доставка военных грузов и живой силы во время Ахалтекинской экспедиции генерала Скобелева. “Белый генерал” весьма основательно готовился к штурму крепости Геок-Тепе и поставил вопрос о строительстве железной дороги от восточного побережья Каспия, для доставки войск и военных грузов. Император поддержал Скобелева и повелел «приступить безотлагательно к устройству базы и свозу на неё необходимых запасов посредством верблюдов, лошадей и дековилевской переносной дороги[1] и вместе с тем приступить к подробным исследованиям для устройства постоянной железной дороги». Руководить работами должен был генерал — лейтенант Михаил Анненков, который ещё в апреле 1880 года провёл во главе специальной экспедиции необходимые исследования в Ахалтекинском оазисе.

Кем же был этот человек, Михаил Николаевич Анненков, чей вклад в строительство Туркестанских железных дорог, без преувеличения можно назвать огромным.

Расскажем о нём подробней.

Родился будущий строитель стальных магистралей в семье, принадлежащей к высшей российской аристократии, 30 апреля 1835 года. Отец Михаила, Николай Николаевич А́нненков, выдающийся русский военный и государственный деятель, генерал-адъютант, член Государственного Совета, государственный контролёр России (1855 — 1862), кроме всего прочего был не лишён литературного дара: писал стихи, переводил Вольтера и состоял в “Вольном обществе любителей словесности, наук и художеств”.

Мать нашего героя, Вера Ивановна, также происходила из старинного дворянского рода Бухариных. Она была выпускницей Смольного института, её знал А. С. Пушкин и П. А. Вяземский, ею был увлечен А. И. Тургенев. Она оставила воспоминания о Лермонтове, которому приходилась дальней родственницей – Михаил Юрьевич посвятил ей один из новогодних мадригалов.

Н. Н. Анненков (1799 – 1865). Портрет художника Петрова из коллекции Лебединского городского художественного музея им. Б. К. Руднева (Украина) и Вера Ивановна Анненкова, урожденная Бухарина (1813-1902), портрет Н. И. Крамского

В 1853 году, сразу после окончания Пажеского Его Императорского Величества корпуса[2], Михаил Анненков производится в офицеры и отправляется служить в лейб-гвардии Конно-пионерный дивизион[3] в чине прапорщика.

Прослужив там четыре года, Анненков поступает в Николаевскую Академию Генерального штаба, которую заканчивает через два года “настолько блистательно, что выпущен первым воспитанником и записан на мраморную доску”[4].

По окончании учёбы, Анненков в течении семи лет, служит в должности адъютанта при Великом князе Николае Николаевиче.

В 1863 году, на западе империи вспыхнул польский мятеж, в подавлении которого участвует и Михаил Николаевич. Это событие, очевидно, послужило ускорению его военной карьеры. Начало восстания, в январе, он встретил в капитанских погонах, а уже в декабре становится полковником и флигель-адъютантом[5], получив за Польскую кампанию Орден св. Владимира 4 степени с мечами и орден св. Станислава 3-й степени. После подавления мятежа, Анненков ещё какое-то время остаётся в Царстве Польском в должности помощника генерал-полицмейстера.

Однако, уже с юных лет нашего героя заинтересовало строительство железных дорог и их значением в стратегии и тактике войны. Вот, что писал журнал “Всемирная иллюстрация: ”В 1867 году Михаил Николаевич поместил в “Военном сборнике” несколько статей по вопросу о применении железных дорог к военному делу. Вопрос этот, поднятый тогда в литературе и в обществе М. Н. Анненковым, сильно интересовал всех, кому дороги были военные интересы России. В 1869 году, когда дело о применении железных дорог для целей войны сильно уже подвинулось вперед в правительственных сферах, Михаил Николаевич – виновник дела, столь много нам пособившего в последнюю войну[6], — назначен был заведующим передвижением войск по всем нашим железным дорогам. В этом же году он произведён был в чин генерал-майора”. Заметим от себя, что новоявленному генералу, было тогда 29 лет.

Генерал-лейтенант М. Н. Анненков. Гравюра из журнала. Генерал-лейтенант М. Н. Анненков. Гравюра из журнала

В 1871 году в Европе вспыхнула война между Пруссией и Францией, и Анненков посылается туда, чтобы, находясь в прусских войсках наблюдать за ходом военных действий. Сразу после возвращения, он публикуют брошюру под названием “Заметки и впечатления русского офицера”, в которой делиться своим впечатлениями об увиденном на театре военных действий. Книжка эта имела большой успех и быстро разошлась.

С этих пор Михаил Николаевич полностью посвящает себя железным дорогам.

В 1875 году с началом Сербско-Турецкой войны, Анненков, состоящий в должности Заведующего передвижением войск по всем железнодорожным и водным путям Империи, подаёт записку относительно “состояния и силы наших железных дорог, с указанием на недостатки эксплуатации и на беспорядки, существующие в них”. В воздухе уже отчётливо пахло неминуемой войной с Османской империей, поэтому к записке авторитетнейшего специалиста, каким являлся Михаил Николаевич, отнеслись с полной серьёзностью. После её рассмотрения в высших эшелонах власти была создана Особая высшая комиссия для изучения железнодорожного хозяйства России под председательством члена Государственного совета, генерал-адъютанта, графа Баранова[7]. Интересную характеристику ему дал С. Ю. Витте[8]: “Граф Баранов был весьма почтенный человек. Он имел совершенно легкий доступ к императору, мог всегда у него бывать, и император всегда его принимал и очень любил. Говорил он чрезвычайно важно, произнося слова и отдельные фразы, как пифия[9]. Он был очень доброжелательным, воспитанным человеком, по манерам крайне важным, а в действительности весьма простым и добрым, но, конечно, железнодорожного дела, да и вообще никакого серьезного дела он не знал”[10].

Совершенно понятно, что всю основную работу в комиссии проделал Анненков, который занял там должность управляющего.  “И на этом трудном, но почётном посту, — как пишет “Всемирная Иллюстрация”, — успел принести большую пользу делу и быстро двинул его вперед”.

И, отнюдь не случайно, после окончания войны с Турцией, Анненков был произведен в генерал-лейтенанты.

Когда встал вопрос о строительстве железной дороги от Каспийского берега до крепости Геок-Теепе для обеспечения Ахалтекинской военной экспедиции, Скобелев настоял, чтобы именно Анненков его возглавил. Лучшей кандидатуры найти было нельзя.

А для Михаила Николаевича, — который указом Императора был назначен начальником  военных сообщений Закаспийского края, — наступал звёздный час.

В.ФЕТИСОВ

Продолжение следует 

На заставке: Закаспийская железная


[1] Дековилевская колея — железнодорожный путь с шириной колеи 500 мм, первоначально применявшийся во Франции для обеспечения перевозок грузов в сельской местности. Легко собиралась и разбиралась.

[2] Престижное военно-учебное заведение Российской империи, действовавшее в Санкт-Петербурге. Был учреждён в 1759 году именным указом Елизаветы Петровны. Выпускники Пажеского корпуса составляли основу гвардейского офицерства и генералитета, а также высшей государственной бюрократии империи.

[3] Конно-пионеры — инженерные войска конного строя, предназначавшиеся для устройства переправ и для этого снабженные понтонными парками. Введены в Русской императорской армии в 1819 г. Эти подразделения не принесли ожидаемой пользы и в 1862 г. были упразднены.

[4] “Всемирная иллюстрация”, №642, 1881 г.

[5] Флигель-адъютант — офицер (до присвоения генеральского чина) при императоре или фельдмаршале в России в 18 в., а позднее (с начала 19 в. и до 1917 г.) — почетное звание, присваивавшееся офицерам, состоявшим в свите русских императоров.

[6] Имеется ввиду Русско-Турецкая война 1877 – 1878 гг.

[7] Баранов Эдуард Трофимович (1811 — 1884) — приближённый и личный друг Александра II, генерал-адъютант, генерал от инфантерии возглавлял литовские и белорусские губернии.

[8] Витте Сергей Юльевич (1849 — 1915) — русский государственный и политический деятель.

Министр путей сообщения (1892), министр финансов (1892—1903), председатель Комитета министров (1903—1906), председатель Совета министров (1905—1906). Действительный тайный советник (с 1899 года), член Государственного совета (с 1903 года). Оставил обширные воспоминания.

[9] Пифия — в Древней Греции жрица-прорицательница Дельфийского оракула в храме Аполлона.

[10] Витте С. Ю. 1849—1894: Детство. Царствования Александра II и Александра III. // Воспоминания в 3-х томах. — М.: Соцэкгиз, 1960. — Т. 1.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В ГУВД Ташкента опровергли слухи о бомбе в торговом центре: проводятся запланированные учения

Ташкентцев напугали сообщения об эвакуации в одном из торгово-развлекательных центров столицы. Как пишут комментаторы в соцсетях, причиной эвакуации стал...

Больше похожих статей