5.1 C
Узбекистан
Среда, 1 февраля, 2023

Духовской. Глава вторая

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905ФанатыМне нравится
22,961ЧитателиЧитать
4,980ПодписчикиПодписаться

Из цикла «Туркестанские генерал-губернаторы»

Ставка действующего корпуса на Кавказско-турецкой границе находилась в городе-крепости Александрополь (ныне город Гюмри в Армении), и Варвара Фёдоровна при первой же возможности отправляется к мужу. Надо сказать, супруга Духовского на протяжении всей жизни старалась ни на минуту не расставаться с мужем, следуя за ним повсюду. Это была отважная и необыкновенная женщина, объездившая со своим избранником почти весь мир, дважды совершившая кругосветное путешествие и оставившая интереснейшие воспоминания. Вот и на этот раз, несмотря на то, что в неотвратимости войны с Турцией никто не сомневался, — она должна была начаться, буквально с минуту на минуту, — Варвара Фёдоровна отправилась к мужу, чтобы быть рядом с ним, как говорится «и в радости и в горе».

Дорога от Тифлиса до Александрополя оказалась не лёгкой прогулкой: по горным кручам, через два перевала и даже однажды пришлось переправляться вброд через бурную горную речку.

Александрополь, — бывшая турецкая крепость Гумри, отвоёванная русскими войсками и переименованная в честь супруги Николая I императрицы Александры Фёдоровны, — в то время представлял собой заштатный уездный городок, населённый в основном военными. Духовская так описывает его в своих воспоминаниях: «Армянский собор единственное порядочное здесь здание. Муж дал название некоторым улицам: Лорис-Меликовская, Генеральская и по именам разных полков; прежде же была одна Николаевская улица, а остальные безымянные».

И вот война объявлена. Вновь обратимся к воспоминаниям Варвары Фёдоровны: «Объявление войны случилось 11 апреля, как раз в первую годовщину нашей свадьбы. У нас собралось несколько близких знакомых пообедать и отпраздновать радостный для нас день. Перед самым обедом прискакал курьер и доложил мужу, что Лорис[1]  сейчас его к себе требует. Муж понял, в чём дело, полетел к Лорису и застал его разбирающего с Гемайном[2] (начальником отряда) шифрованную депешу – объявление войны. Решили они, чтобы до 9 часов вечера никто не подозревал, что война объявлена, для внезапного нападения ночью на турецкие пограничные посты. Вернувшись от Лориса муж употребил все усилия, чтобы не выдать себя и казаться спокойным, продолжал обедать как ни в чём не бывало».

М. Т. Лорис-Меликов в 1878 г. Гравюра Ю. Барановского по рисунку П.Ф. Бореля. Из альбома “Герои и деятели Русско-Турецкой войны 1877-1878 гг. СПб, 1878 г.

Лорис-Меликов тотчас посылает депешу начальнику Ахалцикского отряда, располагавшегося на правом фланге корпуса. В ней говорилось: «Завтра, 12 числа, последует объявление войны Турции. Вследствие этого, по Высочайшему повелению и приказанию Главнокомандующего, предлагаю завтра с войсками вверенного вам отряда открыть наступательные действия в пределы Турецкой империи. Уведомьте, когда получите эту депешу – поняли-ли и что предпримите, для донесения Его Высочеству. О том, что предпримут войска Главных сил после первого ночлега за Арпачаем[3], соответственно предприятиям неприятеля, сообщу, ибо совершенно необходимо действия Ваши согласовать с действиями Главных сил». А в 4 часа утра, вдогонку к первой, отправляется вторая телеграмма: «При возможности, прикажите завтра, двенадцатого числа, утром захватить по Вашей пограничной линии турецких кордонных сувари[4], стараясь брать их живьём. Такое же приказание отдано по всей линии Главных сил. Жителей всех вероисповеданий отнюдь не трогать и строжайше воспретить денежные поборы. Приказы и прокламации пришлю, по получении из Тифлиса».

Ранним апрельским утром русские войска стали переходить турецкую границу. Война началась, и генерал Духовской покидает молодую жену, присоединяясь к атакующим частям.

Вот как описывает сцену прощания Духовская в своих воспоминаниях: «Утро туманное серое. На 7 часов назначено выступление. Муж вернулся с молебна, стал собираться; сердце моё совсем замерло! Помолились мы, простились, оба дали волю душившим нас слезам. Но пора… Муж выбежал, я его не провожала…не под силу!».

Одной из главных задач поставленных русским военным командованием перед частями Лорис-Меликова, было овладение турецкой крепостью Ардаган, имевшей важное стратегическое значение, поскольку она прикрывала пути к Батуму и крепостям Эрзурум и Карс. Турецкое командование превратило Ардаган в неприступную твердыню. В конце апреля 1877 года Ахалцихский отряд, где находился и генерал Духовской подошёл к Ардагану и окружил его. Перед штурмом был проведен массированный артиллерийский обстрел, а 5 мая пехота перешла в наступление. Оно началось ранее намеченного срока в связи с тем, что разведкой было обнаружено поспешное отступление противника в горы. К ночи Ардаган был взят. Потери русских войск составили 296 человек убитыми и ранеными, а противника — около 3000 человек. Обратимся к послужному списку нашего генерала, в котором сухим канцелярским языком описывается подвиг Сергея Михайловича в этой операции, за которую он был награждён самым почётным орденом в Русской императорской армии. Вот, что там написано: “За проведённую тотчас по прибытию главных сил действующего корпуса под крепость Ардаган с большою опасностью, под выстрелами из ближайших неприятельских укреплений, рекогносцировку с определением во время её наиболее слабых пунктов и наиболее выгодных позиций, движением с коих войска могут с меньшими потерями занять укрепления и за блестяще исполненный  мая во время штурма крепости Ардаган возложенной на него атаки левого фланга атакующей линии, согласно ходатайству Главнокомандующего армией основанной на определении местной Кавалерской думы Всемилостивейше наградить  орденом Св. Георгия 4-й степени”.

«Четвёртого мая начался штурм Ардагана. — записала в своём дневнике, Варвара Духовская, — Муж шёл впереди с драгунами, вёл отряд (к счастью я этого не знала). Несмотря на храбрую защиту турками крепости, она сдалась и Ардаган был взят. На улицах валялась масса трупов, три дня их всё подбирали; хорошо, что были лёгкие заморозки, а то дышать нельзя было от смрада».

Позднее, после встречи с Великой княгиней Ольгой Фёдоровной, — супругой Главнокомандующего действующей армии на Кавказе Великого князя Михаила Николаевича, — в дневнике Духовской появилась новая запись: «Рассказала она мне также, что под Ардаганом муж мой вёл себя героем, был в страшном огне, вёл целый отряд и что под ним была убита лошадь. (За это дело муж получил Георгия 4-й степени.) Услыхав всё это я разрыдалась уже громко».

Кроме Св. Георгия Духовской, за отличия во время русско-турецкой войны был награждён ещё двумя орденами — Св. Анны 1-й степени с мечами и св. Владимира 2-й степени с мечами.

По окончании войны Сергей Михайлович назначается военным губернатором Эрзерумской области, а в мае 1879 года, получает должность начальника штаба Московского военного округа и через семь лет производится в генерал-лейтенанты.

В 1888 году, к радости Варвары Фёдоровны её мужа посылают в Италию для присутствия на военных манёврах. Как уже было отмечено супруга всюду следовала за своим избранником, вот и на этот раз она отправилась вместе с ним, совершив большое путешествие. Кроме Италии посетили и Францию, осмотрев проходившую там Всемирную парижскую выставку.

И, вот наконец, в марте 1893 года Духовскому поручено занять один из высших военно-административных постов Российской империи — генерал-губернатором обширного Приамурского края.

Это был, конечно, значительное повышение. Вот, что об этом пишет Духовская: «6-го марта ночью получает муж телеграмму от генерала Обручева[5]: «Военный министр вызывает вас немедленно в Петербург по делам службы». На другой же день выехали мы в Питep. Муж c вокзала поехал прямо к военному министру и узнал от него, что государь остановился на нём. Итак, мы едем на Амур!.. Военный министр уже отвёз приказ о назначении мужа на подпись государю, и на следующий день он был напечатан в «Инвалиде». Вот как величается теперь муж: «Приамуpcкий генерал-губернатор, командующий войсками Приамурского военного округа и наказной атаман Приамурских казачьих войск». Быстрый скачок сделал он — из начальников штаба в генерал-губернаторы!».

В.ФЕТИСОВ

Продолжение следует

На заставке: «Штурм крепости Ардаган 5 мая 1877 года». Художник Алексей Кившенко, 1886 г.


[1] Михаил Тариэлович Лорис-Меликов (1842-1888) командующий особого действующего корпуса Кавказской армии для боевых действий против турок в Малой Азии.

[2] Гейман Василий Александрович (1823—1878), русский генерал, участник покорения Кавказа и русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

[3] Горная река в Армении.

[4] Кавалеристов, в данном случае – пограничников.

[5] Обручев Николай Николаевич, русский военный деятель, генерал-адъютант, генерал от инфантерии, в описываемое время начальник Главного штаба.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Программы партнёрства ФАО-Турция: опыт Узбекистана

Узбекская делегация из числа представителей Министерства сельского хозяйства Республики Узбекистан, Министерства природных ресурсов Республики Узбекистан, Ташкентского государственного аграрного университета...

Больше похожих статей