0.5 C
Узбекистан
Пятница, 3 февраля, 2023

Внук “Бриллиантового князя”. Барон Вревский. Глава третья

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905ФанатыМне нравится
22,961ЧитателиЧитать
4,980ПодписчикиПодписаться

Из цикла Туркестанские генерал-губернаторы

Замечательную характеристику барону Вревскому дал Г. П. Фёдоров. В своих воспоминаниях он пишет: “По своему происхождению, связям, воспитанию и состоянию он принадлежал к высшему обществу Петербурга.

И действительно, это был человек вполне благовоспитанный, всегда одинаково элегантный, в высшей степени корректный, вежливый и внимательный со всеми, уважавший чужое мнение, хотя бы оно шло вразрез с его взглядами. Но в нем было одно качество, очень симпатичное, но совершенно не подходящее для роли генерал-губернатора: он был бесконечно добр, мягок и доверчив, и этими качествами пользовались и злоупотребляли. По своей бесконечной доброте, он положительно не умел в чем-либо отказать. Его все очень любили, но… дело иногда страдало.

Еще одно его свойство – это его постоянное спокойствие и сибаритизм. В его управлении краем имели место факты довольно угрожающего свойства; мы все начинали волноваться, но барон никогда, даже в этих случаях, не нарушал своих привычек и своим спокойствием и хладнокровием лучше всяких грозных решений успокаивал всех и направлял события к их нормальному течению. Это был образованный, разумный администратор немного ленивый, любящий пожить с комфортом, много работавший по утрам, но считавший своим правом–вечером дать себе отдых за ломберным столиком. Ежедневно он приглашал к себе обедать трех партнеров…

Повар у него был превосходный, обеды были тонкие, вина прекрасные. Сам хозяин всегда был одинаково любезен со своими гостями. После обеда усаживались играть в винт по очень маленькой. Барон играл хорошо, но всегда очень снисходительно относился к промахам своих партнеров, а иногда безропотно выслушивал замечания какого-нибудь несдержанного винтера, как, например, генерала Повало-Швыйковского (ферганского губернатора), который так волновался за картами, что готов был вызвать к барьеру за всякую ошибку в винте”.

Симпатичный образ, не правда ли?

Однако, как не ценил Александр Борисович комфорт, служба для него оставалась службой, и едва приступив к своим обязанностям, уже в начале апреля генерал-губернатор отправляется поездку для ознакомления с краем. Сначала в Ходжент, где осмотрел все военные учреждения и административные здания, в том числе тюрьму, гауптвахту и женскую лечебницу. В этой поездке его сопровождали: переводчик ротмистр Асфандияров, подполковник А. С. Галкин и чиновник по особым поручениям П. И. Хомутов.

Затем, не задерживаясь, Вревский отправился в Ферганскую долину, где остался весьма доволен увиденным, выразив за это военному губернатору Королькову свою “душевную признательность”. Посетив затем Джизак и Ура-Тюбе, Александр Борисович возвратился в Ташкент, где 15 июля принял участие в торжествах по случаю 25-летия взятия Ташкента генералом Черняевым. В честь этого события, в 1886 году, над братской могилой воинов, погибших в этом сражении, была сооружена часовня Святого Георгия Победоносца, называемая ещё Камалонской, по названию одних из двенадцати ворот Ташкента. В 2020 году часовня, пришедшая к этому времени в упадок, была полностью реконструирована.

Часовня Св. Георгия Победоносца (Камалонская) первоначальный вид и современная фотография

Но вернёмся в июнь 1890 года. В этот день состоялся крестный ход от Военного собора к часовне, где процессию встретил отец Андрей Малов с ветеранами–участниками той давней битвы: подполковниками Веретиновым и Салтаковским, капитаном Макаровым, отставным поручиком Можирским и пятнадцатью нижними чинами. Затем процессия возвратилась в собор, где генерал-губернатор, по окончании панихиды, поздравил всех с памятной датой. После чего была отправлена поздравительная телеграмма генералу Черняеву. В ответ Михаил Григорьевич написал: ”Сердечно признателен Ваше Высоко-превосходительство за лестное ко мне внимание и тёплое отношение к событию давно минувшему”.

А вскоре состоялось ещё одно значительное событие — открытие Туркестанской сельскохозяйственной выставки. Задумал её ещё предыдущий генерал-губернатор, Розенбах. Как написано в “Путеводителе по выставке”, написанной редактором “Туркестанских Ведомостей” полковником Маевым: “По случаю наступающей юбилейной даты – 25-летие вхождения Средней Азии в состав России, еще в 1888 году, Главный Начальник края, Генерал-Адъютанта Н. О. Розенбах, высказал мысль проведения выставки в Ташкенте. Приказ о назначении Туркестанской сельскохозяйственной и промышленной выставочной комиссии вышел 15 сентября 1889 года» этим же приказом был создан распорядительный комитет под председательством Военного губернатора Сыр-Дарьинской области генерал-майора Гродекова. Туда также вошли начальник Ташкента и Ташкентский Городской голова полковник Путинцев, чиновники по особым поручениям Бородовский и Мышенков, а также ряд чиновников и общественных деятелей рангом пониже.

И вот, спустя год, уже новый генерал-губернатор открывал эту грандиозную выставку достижений Туркестана устроенную в Городском саду Ташкента. Популярный столичный журнал “Нива” писал по этому поводу: «Взглянем только на Ташкент, чем он стал теперь. Прошло двадцать пять лет со дня завоевания Ташкента – и город стал неузнаваем… Вместо прежних мазанок, мы имеем каменные двухэтажные здания (6 корпусов гимназий, магазины и даже некоторые казармы); вместо азиатских деревьев, украшавших сады и улицы города, мы видим много европейских; улицы сделаны широкие и главные из них вымощены, а остальные прекрасно шоссированы; давно уже нет той баснословной грязи, которая делала путешествия по улицам невозможными. Каждый год дает нам одно или несколько улучшений. Мы имеем прекрасный гостиный двор; роскошный Константиновский сквер составляет поистине одно из лучших украшений города”.

Сообщая об открытии выставки, газета “Туркестанские ведомости” писала: “Генерал-губернатор прибыл ровно в два часа и последовал к месту открытия. У подножия массивной фигуры солдата его ожидал епископ Неофит с духовенством. Генерал-губернатор взойдя на несколько ступенек пьедестала сказал: “объявляю Туркестанскую сельскохозяйственную выставку открытой. Вполне уверен, что она принесёт несомненную пользу нашему Туркестанскому края и послужит к развитию тех естественных богатств, которые Господь Бог так щедро наградил Среднюю Азию”.

“Тут же расположились, — пишет далее газета, — соединённые оркестр и хор под управлением капельмейстера В. Ф. Лейсека. Прозвучали “Боже Царя храни”, “Гром Победы раздавайся” и другие. По окончании музыкальной части, генерал-губернатор осмотрел подробно выставку до 5 часов”.

А смотреть было на что. Главный вход на выставку, со стороны Константиновского сквера, был украшен воротами в «русском стиле» по проекту архитектора Бенуа. Сразу за воротами посетители могли полюбоваться живописным прудом с островами. Справа расположились продавцы фруктов. Далее стояли павильоны садоводства, плодоводства, виноградарства и виноделия. Здесь же высился огромный, недавно отлитый колокол весом в 560 пудов, предназначенный для Спасо-Преображенского собора в Ташкенте.

                                        

Почтовая открытка, 1890 г.

Большой интерес посетителей вызвала охотничья юрта, которую выстроил за свой счёт Бек-Кули-бек, сын Бадаулета Якуб-бека, бывшего властителя Кашгара. В юрте были представлены принадлежности соколиной охоты и несколько обученных птиц, привезённые купцами из Хивы: четыре ловчих и два гончих сокола.

В тот же день военный губернатор Сыр-Дарьинской области и одновременно председатель распорядительного комитета выставки генерал Гродеков, послал телеграмму об этом событии её инициатору  Николаю Оттоновичу Розенбаху и вскоре получил ответ, в котором предыдущий начальник края сообщал: “Сердечно радуюсь открытию выставки и желаю, чтобы она содействовала экономическому развитию края, в той же степени как бывшая 1886 г. Вас искренне благодарю за память”.

По завершении выставки состоялось награждение медалями лучших производителей. Ими стали В. И. Пухляков из г. Пржевальска за выращивание превосходного зерна, А.М. Фетисов из Пишпека – “за выдающиеся своими хорошими качествами сыр, доброкачественный хмель и пшеницу”, И. А Первушин за доброкачественный курительный табак, Муклиев и Мир Агзам Мир Аюпов за доброкачественные произведения рационально поставленного хозяйства и некоторые другие.

А барон Вревский, по окончании выставки, вновь отправился знакомится с вверенным ему краем. В конце сентября он выезжает на Аму-Дарью, в Чарджуй.

В.ФЕТИСОВ

Продолжение следует

На заставке: Фотография французского путешественника Поля Нодара, Туркестанская сельскохозяйственная выставка, 1890 г.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Чем новый Трудовой кодекс в Узбекистане отличается от действующего?

Информационная служба Сената Олий Мажлиса напоминает, что 30 апреля текущего года в стране вступит в силу Трудовой кодекс в...

Больше похожих статей