-0.5 C
Узбекистан
Среда, 26 января, 2022

ИВАНОВ. Из цикла Туркестанские губернаторы. Глава одиннадцатая

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,720участниковПодписаться

Ферганская область, управлять которой, был поставлен наш герой, была весьма неспокойным регионом, и резко отличалась по менталитету его жителей от тех мест, где раньше служил Иванов. Об этом свидетельствует в частности воспоминания Николая Оттоновича Розенбаха, назначенного туркестанским генерал-губернатором в феврале 1884 года и совершавшего ознакомительную поездку по вверенному ему краю:

“19 августа 1884 года я выехал из Ташкента, чтобы осмотреть часть Сыр-Дарьинской области, Заравшанский округ и Ферганскую область. Это был мой первый объезд края.

Пробыв сутки в Джизаке, я выехал 21 августа в Самарканд. На берегу реки Заравшана я был встречен массою населения и Бухарским посольством, во главе которого стоял наследный принц, ныне царствующий Эмир бухарский. Картина встречи была восхитительна и произвела на меня сильное впечатление. […].

В течение десяти дней я осмотрел подробно г. Самарканд и весь Заравшанский округ. […]

Туземное население я нашел весьма зажиточным и по-видимому вполне довольным русской администрацией, и порядками, установленными русским правительством. Оно встречало меня везде приветливо.

1 сентября я выехал через Ура-Тюбе и Ходжент в Ферганскую область. На границе области я был встречен военным губернатором генерал-майором Ивановым. Прием, оказанный мне населением, резко отличался от сделанного мне в Заравшанском округе; везде проявлялось неудовольствие, можно сказать враждебность к русскому правительству; я был завален просьбами, в которых преимущественно приносились жалобы на тяжесть поземельного налога; во время моего пребывания в области мне было подано таковых не менее 2.000. Не имея возможности оказать немедленную помощь, я объявлял населению, что буду со временем ходатайствовать о новой переобработке, пока же население обязано уплачивать налог, установленный организационными комиссиями. Население, не удовлетворяясь этим решением, продолжало настаивать на безотлагательном уменьшении налога, и бывали случаи, что мне приходилось обращаться к содействию казаков, чтобы разгонять толпу, подступавшую во мне с дерзкими требованиями”.

Н. О. Розенбах. Гравюра Ю. Барановского, по рисунку. П. Ф. Бореля. Приложение к Всемирной иллюстрации № 71, 1878 г.

Принявшему этот неспокойный регион Иванову пришлось “кнутом и пряником”, наводить здесь порядок. В начале 80-х годов в различных уголках Ферганской долины действовали мятежные группы, так называемых “джетым-ханов” (ложных ханов, самозванцев). Называли их так потому, что вожди этих отрядов выдавали себя за наследников Кокандских ханов. Однако, в своих донесениях Иванов называл их “разбойничьими шайками”, тем самым придавая их деятельности чисто криминальный характер, отрицая политическую составляющую. Действительно “лжеханы” нападали и грабили, только местных жителей, опасаясь трогать русское население, а также государственные учреждения: почты, телеграфы, банки и т. п.  Тем не менее, требовалось положить этим бесчинствам конец, иначе авторитету власти будет нанесён значительный ущерб.

И движение «джетым-ханов», военным губернатором области было разгромлено: 50 предводителей были схвачены и пятеро наиболее жестоких преступников повешены.

Но вот, в 1885 году, в период обострения “Большой игры” и русско-афганского столкновения в Пендинском оазисе, — где генерал Комаров разгромил афганские войска, -по Туркестану стали распространяться слухи о скорой войне между Россией и Афганистаном, который поддержит Англия и о появлении мусульманского мессии — Махди. Из кишлака в кишлак по рукам ходила прокламация, провозглашавшая близкое объявление “джихада” — войны с неверными. По информации полученной Ивановым воззвание исходила от некоего Абдул-Керим бека, жившего в Пешаваре. И вновь появились, казалось уже разгромленные, отряды “джетым-ханов”. Они устраивали налеты на кишлаки, вербуя в свои отряды бедняков-дехкан, нападая на дома баев и волостных управителей, брали в качестве заложников представителей сельской администрации. Главным предводителем этого, уже политического, движения был некий Дервиш-хан, житель Коканда. Партизанская война, грозила охватить всю долину, а возможно перекинуться и дальше. Бывший в то время начальник штаба Туркестанского военного округа генерал Белявский свидетельствовал: “Разбои, бывавшие в Фергане и ранее, за последнее время приобрели большую смелость и дошли до того, что шайки нападали на наши пограничные посты и оказывали вооруженное сопротивление администрации. В прошлом году шайка дошла до такой силы, что против нее была выслана сотня казаков, которая и рассеяла её. К крайнему сожалению, пострадали очень немногие из участников этой шайка и то второстепенные”. А по свидетельству помощника военного губернатора Ферганской области В. Ю. Мединского Дервиш-хан рассчитывал на поддержку всего населения и на общее восстание в Фергане. Для ликвидации движения Ивановым был отправлен отряд казаков под командованием начальника Андижанского уезда, капитана Брянова. Вот что об этом пишет генерал-губернатор Розенбах: “В августе (1885 г., В. Ф.) начал я получать весьма неутешительные известия из Ферганской области. Неудовольствие населения, замеченное мною при объезде в 1884 году, начало выступать в более решительной форме. По области стали бродить шайки человек в 100-150, призывающих население к открытому восстанию против русских властей и совершающих разные бесчинства. Ими были захвачены и зарезаны несколько волостных управителей, оставшиеся верными русским. Проезд по почтовым дорогам делался не безопасным, мирными жителями овладела общая тревога. Военным губернатором области генералом Ивановым принимались всякие меры к прекращению беспорядков, направлялись летучие отряды войск, по разным направлениям для поимки шаек и успокоения населения. Несколько шаек было настигнуто, но при первых встречах они разбежались, и появлялись вновь в других пунктах. Тревожное положение продолжалось до конца сентября, когда начальнику Андижанского уезда капитану Брянову удалось настичь одну значительную шайку человек в 200, при чем несколько человек было убито и человек 50 захвачено в плен”.

Главные зачинщики беспорядков, — 21 человек, были сосланы в Сибирь. Однако, сам Дервиш-хан успел скрыться и так и остался непойманным. Говоря об арестованных мятежниках после поимки отряда Дервиш-хана генерал Мединский пишет: “Арестованные затем участники беспорядков, более 60 человек, представляли жалкий вид, большинство из них бездомники”. Таким образом, благодаря решительным действиям военного губернатора спокойствие в Ферганской области восстановилось.

Но, не только жёсткими мерами по отношению к нарушителям закона, оставил о себе память у жителей области генерал Иванов. За время его правления в семи городах Ферганской области было построено 5 больниц и 2 приёмных покоя, открыты амбулаторные лечебницы для женщин и детей в Коканде и Андижане. Строились школы, развивалась промышленность, чему деятельно содействовал военный губернатор.

Однако, в 1889 году, Иванов неожиданно уходит в отставку. Что же случилось? Несколько проясняет этот эпизод в своих воспоминаниях Г. П. Фёдоров. Вот, что он пишет:

“С обычною энергией Иванов приступил к организации Ферганы, в которой так нуждалась эта молодая область, еще недавно бывшая под управлением деспота кокандского хана. Черняева заменил Розенбах, который по своему развитию стоял неизмеримо ниже Иванова. Всегда прямолинейный, скорее образцовый полковой командир, чем генерал-губернатор, Розенбах не сумел оценить талантов Иванова, не мог понять, какого выдающегося деятеля он имел в своем распоряжении, и не додумался, что такие люди, как Иванов, должны быть ценимы. Розенбах не мог понять, что Иванов, беспредельно преданный интересам России на Востоке и хорошо знающий себе цену, не пойдет на компромиссы, раз это идет в разрез делу, им отстаиваемому. Между обоими этими лицами образовались натянутые отношения, и когда Н. А. Иванов убедился, что генерал-губернатор вместо ожидаемого от него содействия суёт ему палки в колеса, то он, не долго размышляя, бросил всё и ушёл в отставку, еще полный сил и энергии. Ровно десять лет прожил он в отставке в Киеве”.

Но, была и ещё одна причина, по которой Николай Александрович покинул военную службу. Как ни странно, это его женитьба на вдове своего старшего брата. Изучая материалы для написания этой работы, мы обратили внимание на то, что в “Списках генералов по старшинству”, вплоть до его кончины в 1904 году, Иванов числится холостым, хотя в воспоминаниях Фёдорова многократно упоминается его супруга, радушная и гостеприимная Лидия Иванова.

Страница из “Списка генералов по старшинству” за январь 1904 г. Последний год жизни Н. А. Иванова

 Всё разъяснил Михаил Казбекович Басханов, известный востоковед и крупный знаток истории Туркестанского края. В ответ на наш вопрос, он пояснил, что согласно “Своду законов Российской империи”, запрещалось “вступать в брак в степенях родства и свойства, церковными законами возбранённых”. Таким образом, женитьба Николая Александровича на своей невестке (свойственнице), считалась противозаконной, поскольку в то время свойство приравнивалось к кровнородственным на основании библейской формулы о муже и жене как одной плоти. Для военного человека противозаконный брак был несовместим с его службой.

Как бы то ни было, Иванов покинул Туркестан на целых десять лет. Возможно, так бы он и окончил свои дни в Киеве, лишь вспоминая о крае, которому отдал лучшие годы своей жизни, если бы в 1898 году не произошли некоторые события, коренным образом изменившие судьбу старого туркестанца.

В.ФЕТИСОВ

Продолжение следует

На заставке. Новый Маргелан (Фергана). Дом военного губернатора Ферганской области. Старинная открытка

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Ситуация с электроснабжением в регионах страны в последние минуты уходящего дня

Пресс-служба Минэнерго распространило дополнительную информацию о ситуации с электроснабжением в регионах страны 25 января по состоянию на 22:30. 1. Республика...

Больше похожих статей

ЎЗ
×