17.8 C
Узбекистан
Среда, 14 апреля, 2021

Пьяные смертники (Из дневника начальника уголовного розыска)

Топ статей за 7 дней

Жители махалли Юнуса Раджабий написали открытое письмо президенту и попросили защитить их от противоправных действий застройщика

Жители махалли Юнус Раджабий в Яккасарайском районе столицы обратились к президенту Узбекистана с открытым письмом и попросили принять меры...

Полная неожиданность: в Ташкенте сносят дворец «Навруз». В хокимияте рассказали, что будет построено на его месте

Пользователи социальных сетей опубликовалли фото сноса Дворца Навруз на Дружбе народов, который начался минувшей ночью. Столичный хокимият рассказал о...

То, чего все долго ждали: в Ташкенте открыта дорога, объединяющая проспект Мустакиллик с улицей Паркент

Сдана в пользование дорога объединяющая проспект Мустакиллик с улицей Паркент в Мирзо Улугбекском районе (бывш. Пушкинский круг). Здесь создан...

Подпишитесь на нас

51,913участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,770участниковПодписаться

Вот и начался мой трудовой день. Ходики показывают пять часов, за мной приехала машина, значит, преступление тяжкое.

По дороге дежурный  оперативник рассказал мне, что в центральную больницу госпитализирован таксист. В его «тачку» сели двое и попросили отвезти их на Ак-тепе. В пути они ударили шофёра  железякой по голове, выхватили у него деньги и скрылись. Одного пассажира потерпевший запомнил: худой, бледный, лет сорока.

На месте происшествия мы увидели такси. Оно стояло на обочине дороги, под тенью акации. Эксперт неторопливо распахнул свой чемодан, взял лупу и начал «обнюхивать» двери, пепельницы, сиденья авто.

— Пальчиков нет, — минут двадцать спустя, изрёк он.

Его слова я воспринял спокойно, так как почерк опытного бандита видел сразу: он улик не оставлял.

 Вдоль шоссе мелькали ранние пешеходы. Людям опер задавал вопросы, называл приметы лиходея и в итоге выяснил, что «худого» жители этого участка не знают. 

 Дорога тянулась ещё метров триста. Она шла вдоль канала и уходила к туберкулёзной больнице. Но я исследовать эту территорию не стал – спешил, в РОВД меня ждали инспектора угро.

В моём кабинете уже собрались десять человек. Они слушали моего зама, Шаймиева. Искандер пропахал в отделе восемь лет и лучше других знал жилые массивы, криминальный мир, население района.

— Текущей весной мы зарегистрировали три нападения на водителей. Причём все атаки совершены в радиусе трёхсот метров друг от друга, — майор ткнул фломастером в карту города, — это даёт нам основание выделить пару версий:

а) разбойники временно живут недалеко от места преступления. Они устроили беспредел, так как оставаться там не планируют;

б) бандиты навещают любовниц или притон, расположенный в одной из высоток.

Обсудив все за и против мнения Шаймиева, я дал команду считать все нераскрытые дела единым целым, и направил на Ак-тепе ещё двух оперов — важно было найти очевидцев преступления. В основном, ими являются дворники, охрана магазинов, нередко водители городского транспорта.

Утром меня вызвал к себе начальник и без всякого предисловия сказал:

 — Что с таксистом?

Изложив суть, я попросил его выделить мне в помощь троих милиционеров. Этих ребят мой зам. хотел направить на Ак-тепе, они должны будут фиксировать всё, что там происходит ночью.

День начался с приятного для моего слуха известия: милиционеры добыли  интересный факт о нападении на водителя.

— Ночью метрах в пятидесяти от нас тормознуло такси, — докладывал мне старший поисковой группы, — из машины вылезли двое и скрылись в парке, а водила и ожидавший его на улице мальчик, вошли в подъезд хрущёвки. Я и мой напарник разделились. Один рванул следом за пассажирами, второй — за шофёром. Определить в какой квартире он живёт труда не представляло, свет горел в единственном окне. Мужчина оказался человеком хлебосольным,  налил мне пива, угостил фруктами. Я задал ему вопрос: где сели в авто последние клиенты? —  «Та-ак… – водила почесал репу, будто вспоминал давно минувшие события, — они остановили меня у сквера… просили отвезти на Ак-тепе. Клиентам я был рад, так как ехал домой, перекусить, а названный ими адрес в нескольких шагах от моей квартиры. В общем, гнать порожняком не пришлось… Встретивший нас мальчик – мой сын. Ребёнок не ляжет спать, пока не нальёт мне стакан чая… Пассажиры оказались тихие, за всю дорогу слова не молвили».

Разговор подхватил милиционер, который шёл следом за клиентами.

— Эти двое направились к туберкулезной больнице, перемахнули через забор и влезли в окно палаты. Я разбудил медсестру и выведал инфу о находящихся здесь людях. Женщина говорила охотно: она работает в стационаре пятнадцать лет. Оздоровление пациента длится три недели, но совсем хилых не выписывают месяцами. Сегодня в диспансере лечатся сто человек. «Каков распорядок дня? – переспросила меня женщина. – Утром больные принимают лекарство, уколы, физиотерапию, а вечером разбегаются, кто куда. Уследить за ними сложно».

– Далее я спросил, где эти люди могли заработать туберкулез? «Сюда от сытой жизни еще никто не попадал, — ответила она, — все наши пациенты когда-то сидели в тюрьме, там и заболели. В камере холод, сыро, витаминов не дают, а кто побывал в лагере два-три раза, тех мы лечим годы». Я указал на крайнюю палату и попросил сказать пару слов о её обитателях. «Там живут Филипп и Нариман, — медсестра знала этих ребят хорошо, —  оба с запущенной формой туберкулеза. Они ведут себя тихо, но любят выпить. Откуда парни черпают деньги, не ведаю, родня к ним не ходит».

Это была серьёзная информация. Мы решали, как поступить далее: пригласить водителей для опознания – шофера могут больных не узнать; изъять фото из личного дела Филиппа и Наримана, но снимки наверняка очень «древние»; установить за палатой наблюдение, однако в город они могут выйти не скоро.

Для начала опер получил анкетные данные больных. Как мы и полагали, Вавилов и Ахметов неоднократно содержались в исправительном учреждении. Судимость, разумеется, не доказывает факт нападения на водителей, но изучитьжизнь приятелей было нелишне.

В туберкулезной больнице мне навстречу шёл главврач. Старый профессор узнал меня издали и оживлённо воскликнул:

— Здравствуйте, уважаемый! Вам требуется экстренная помощь?

Мы поболтали на разные темы.

— Надо «госпитализировать» сотрудника милиции в корпус № 1, — наконец сказал я.

Он всё усёк и глянул на часы:

— Жду его после обеда.

Сидя в кабинете, я размышлял: «Кого вселить в больницу? Опера или участкового хроники уличат, и тогда затея провалится … а вот пути коллег из ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности) и уголовников не пересекаются… ».  По моей задумке офицеру предстояло выполнить несложную задачу: войти в контакт с Филиппом или Нариманом, установить откуда они берут спиртное и как часто покидают лазарет.

 Мою  идею  начальник ОБХСС встретил в штыки.

— Ты сошёл с ума, Георгий, – вопил он, — мои орлы в туберкулезном стационаре! Нам не дано права оставить склады и мясокомбинат без контроля! Там всё мигом растащат.

Но вскоре мой друг успокоился и благосклонно произнёс: 

— Ладно, забирай Хаитова Мунира.

Неделю Мунир не мог найти предлога для контакта. Ни Ахметов, ни Вавилов из палаты не выходили — оба температурили. Как-то вечером Филипп брёл в туалет и, увидев открытую дверь напротив, хрипнул:

— Братан, сгоняй в ларёк за пузырём вина. Сам я не ходок, ноги не держат.

Мунир вначале отнекивался, но спустя минуту сказал:

— Сгоняю, если нальёшь мне стакан.

Так состоялось их знакомство, а через день Филипп и Нариман решили втянуть парня в свою компанию.

 Хаитов видел, что его друзья «сидят на мели» — Филя задолжал ему десять рублей, и вновь просил деньги на бормотуху. Однако этих пьяниц инспектор уже не финансировал, чтобы уловить, как они себя поведут далее. 

Вечером Ахметов шепнул Муниру:

— Мы идём в город. Ты с нами?

— Нет, — Хаитов показал на грудь, — боль нестерпимая.

Они вернулись в пять утра – бесшумно, влезли в палату через окно, а после завтрака Нариман воротил Муниру долг.

«Это продукт ночи», — решил инспектор, и записался на приём к главврачу.

Из кабинета онколога Хаитов позвонил мне. Выслушав события последних дней, я ответил:

— В неотложку попали два таксиста. Кто нанёс им травмы ясно и тебе, и мне. Твоя миссия на этом закончена, можешь из больницы выписываться.

При аресте Вавилов и Ахметов сопротивления не оказывали — эти люди, изъеденные страшным недугом, едва держались на ногах. Сыщики  палату обыскали. Они нашли в кармане Филиппа двадцать рублей, а в шкафу «выловили»  пять бутылок вина. Недоставало лишь орудия преступления.

Допрос арестованных мы провели одновременно. С первой же минуты Вавилов назвал инициатором разбоя Наримана.

— Таксиста бил Ахметов, — мямлил он, – под балконом палаты спрятан кастет, на нём его отпечатки.

Нариман избрал иную тактику поведения.

— Только не бейте меня, — стонал больной, — я всё расскажу сам … Год назад администрация лагеря вручила нам медицинские справки и по три рубля на дорогу. Ни Филе, ни мне ехать некуда. Моя жена, пока я тянул срок, выскочила замуж, Вавилов имеет брата, но родственник не хочет о нём слышать … Мы первые месяцы вкалывали на стройке, ночевали там же, однако наши силы таяли. И тогда мне пришла идея осесть в туберкулёзном диспансере. Главврач обследовал нас…  разместил в отдельной палате. Несколько дней мы просто спали … Всё шло клёво, но нам хотелось глотнуть винца … Филя предложил кидать водителей … Ночью мы шли в город, тормозили такси, молотили шофёра кастетом и отнимали деньги… Я кимарил безмятежно, ведь ни один мент не станет искать преступника там, где лежат обречённые на смерть люди.

Милиционер увёл Вавилова и Ахметова в камеру, а я задумался над судьбой этих несчастных: они трижды мотали срок, не имели семью, детей, любимую работу. И вновь их ждала тюрьма.

Георгий Лахтер (Мирвали Гулямов)

Ташкент — октябрь, 1991 год

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Стало известно, сколько человек заболели COVID-19 13 апреля

13 апреля в Узбекистане зафиксировано 212 новых случаев коронавируса, выздоровели - 175 человек. Об этом сообщает Минздрав Узбекистана. Большая часть инфицированных зарегистрирована...

Больше похожих статей

ЎЗ