Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ ...Тот, чье будут помнить имя

...Тот, чье будут помнить имя

...Тот, чье будут помнить имя

Общеизвестен и неоспорим огромный вклад мыслителей и ученых Центральной Азии в мировую науку и философию. И яркая роль в создании представлений о наиболее рациональных путях исторического развития социально-экономической и культурной жизни человечества принадлежит представителям религиозно-нравственной мысли средних веков. Достаточно назвать блистательные имена ал-Фаргони, ал-Хорезми, Фараби, Беруни, Ибн Сино и других, чье устремленное в будущее творческое наследие составляет предмет гордости народов Востока и Запада. Неизгладим след, оставленный и выдающимися учеными-богословами, такими как ат-Термези, ал-Бухари, Ахмад Яссави, Бахоуддин Накшбанд и многие из их учеников и последователей. Без изучения и освещения жизни, деятельности и трудов крупнейших теологов Центральной Азии не будет полна история формирования и развития общественно-философской мысли Востока.

Сегодня, конечно, можно по-разному оценивать отдельные аспекты их творческого наследия с позиций современного уровня знаний. Время не стоит на месте. Но узбекский и другие народы Центральной Азии берегут благодарную память о своих предках, умеют ценить их мудрые и благородные мысли, дошедшие до нас через века. Как сказал Алишер Навои, –

Не могут люди вечно быть живыми,
Но счастлив тот, чье будут помнить имя...

Среди наиболее видных богословов позднего средневековья выделяется имя Ходжа Ахрара – одного из самых известных и выдающихся представителей религиозно-социальной мысли своего времени. О том, каким высочайшим авторитетом пользовался Ходжа Ахрар в среде верующих мусульман, свидетельствует то, что в агиографической литературе имя его стоит в ряду главнейших и «благороднейших» преемников заветов пророка Мухаммада. А народная молва и долгая память со временем породили множество связанных с его именем легенд, преданий, сказаний, вплоть до приписывания ему волшебного дара творить чудеса. Явление само по себе примечательное, ибо свидетельствует о необычайной популярности Ходжа Ахрара и о том, какой глубокий след оставил он в сознании широких масс. Ему приписываются слова о том, что «в горькое время мятежей и волнений Аллах избрал (его) быть заступником мусульман, простого народа».

Достоверные сведения о биографии Ходжа Ахрара сводятся к тому, что родился он в месяце Рамазан 906 г. Хиджры (март-апрель 1404 г.) в горном селении Богистан, недалеко от Ташкента. Около 1426 г. молодой Ходжа Ахрар впервые побывал в Самарканде, где, по-видимому, обучался в одном из медресе. Посещал он и «священную Бухару» («купол ислама на Востоке»). Здесь он общался с виднейшими шейхами из суфийского ордена Накшбандийа, все более проникаясь его идеологией, его символом веры. Несколько лет Ходжа Ахрар пробыл в Герате и в возрасте 30 лет, уже в качестве духовно зрелого проповедника «пути познания Бога», прибыл в Ташкент. С 1451 г. постоянным местом жительства Ходжа Ахрара стал Самарканд. Здесь в возрасте 89 лет он и обрел вечный покой, скончавшись 20 февраля 1490 г. Похоронен был в Кандигаране – селении близ Самарканда.

Ценнейшие данные к биографии Ходжа Ахрара содержатся в дошедшем до нас труде его ученика и последователя Фахр ад-дин Али ибн Хуссейна ал-Ваиза ал-Кашифи (псевдоним – ас-Сафи, 1463–1533) «Рашахат’айн ал-хайат» («Капли источника жизни»). В этом труде содержатся и данные о 94 шейхах – современниках Ходжа Ахрара и последователях ордена Накшбандийа, действовавших в Мавераннахре и других странах Востока.

Имя Ходжа Ахрара тесно и неразрывно связано с мировоззрением и деятельностью ордена Накшбандийа, который еще при жизни его основателя Бахоуддина Накшбанди Бухараи (1314–1389) вошел в число наиболее известных и авторитетных суфийских братств мусульманского мира. В противовес схоластическим призывам исламских ортодоксов к отшельничеству и затворничеству как уделу земной жизни всех «истинно верующих», адепты ордена Накшбандийа видели первейший долг каждого мусульманина в усердном и честном труде на поприще земледелия, ремесла и торговли и под руководством справедливых и сведущих правителей, способных действовать на благо народа и воспитывать его в соответствии с основополагающими принципами ислама.

Появление на исторической арене такого богослова, как Ходжа Ахрар, открыло новые страницы истории ордена Накшбандийа. Его проповеди, его живое и яркое слово, дар убеждения способствовали укреплению и расширению влияния ордена. За Ходжа Ахраром прочно закрепилась репутация высокоэрудированного и авторитетного ученого-богослова.

О богословской образованности и таланте Ходжа Ахрара говорят и принадлежащие его перу трактаты: «Рисалаи Валадийе» («Родительское послание»), «Факара ал-арифин» («Параграфы познавших»), «Рисалаи Хаурайе» («Послание о гуриях») и другие.

Слава Ходжа Ахрара, как носителя основополагающих принципов ордена Накшбандийа, росла не по дням, а по часам. Горячо воспринимались его призывы к праведной жизни путем познания Бога и приближения к нему. Живейший сочувственный отклик вызывало и осуждение Ходжа Ахраром неправедных действий власть имущих, злоупотребляющих своим высоким положением, погрязших в роскоши, разврате и других пороках и не считающихся с достоинством и правами своих подчиненных.

Требуют освещения и другие важные страницы биографии этого необыкновенного человека, без которых невозможно целостное воссоздание его облика. Как невозможно и в полной мере осознать и объяснить его роль и степень влияния на ход событий в Мавераннахре его времени.

Ходжа Ахрар предстает в памяти поколений как личность не только высочайшего авторитета, но и как человек, своеобразно и неповторимо сочетавший в своей деятельности «духовное» и «земное». Именно здесь ключ к пониманию причин, по которым имя этого мыслителя и богослова так прочно вошло в историю общественно-политической жизни Мавераннахра и способствовало его мировой известности.

Судя по всему, Ходжа Ахрар обладал незаурядными способностями организатора и был человеком практических действий, стремившимся к тому, чтобы идеология Накшбандийа служила не только слову, но и делу. Волевой и настойчивый, энергичный и целеустремленный, Ходжа Ахрар не чуждался вмешательства в личные дела и образ жизни правящих кругов общества. Он гневно осуждал их отрыв от народных масс, их показное благочестие, праздность, злоупотребление властью и распри в борьбе за нее.

С этой точки зрения очень важны и характерны слова Ходжа Ахрара, воспроизводимые его биографом ас-Сафи: «Если бы мы... действовали только как шейхи, то никакой шейх мира не нашел бы себе ученика. Но у нас другая цель – это защита мусульман от злой воли (правителей). Для этой цели мы должны общаться с царями и завоевывать их души, тем самым выполняя предписания ислама... о подчинении своей воли воле Бога».

А для этого и самому Ходжа Ахрару было необходимо обладать еще и материальными возможностями для осуществления своих замыслов.

Теперь уже трудно или даже невозможно выяснить точно и полно, какими именно способами (не противоречащими его идейным убеждениям) действовал он, но остается фактом, что «поздний» Ходжа Ахрар, в отличие от Ходжа Ахрара «раннего», стал со временем одним из богатейших людей Мавераннахра. Предполагается, что свою роль сыграли здесь пожертвования вкупе с умелыми операциями по купле-продаже. Так или иначе, но Ходжа Ахрар стал владельцем огромных земельных владений. И это, в сочетании с непререкаемым богословским авторитетом, позволило ему на равных входить в сферу «сильных мира сего». Они были вынуждены считаться с высочайшим авторитетом Ходжа Ахрара, его видным положением в обществе, поддержкой его действий среди широких кругов населения.

Прославленный поэт и философ Абдуррахман Джами (1414–1492) был лично приглашен Ходжа Ахраром в Самарканд в качестве преподавателя (мударриса). А репутация Джами как носителя высоких этических и гуманистических идеалов общеизвестна. Джами высокоуважительно отзывался о Ходжа Ахраре, как о борце за обуздание произвола феодалов с помощью «закона шариата и веры... милости и строгости». Джами отмечал и глубокую богословскую ученость Ходжа Ахрара.

Не менее показателен и пример отношения к этому выдающемуся человеку великого мыслителя и поэта, государственного деятеля и родоначальника узбекской литературы Алишера Навои (1441–1501), познакомившегося с Ходжа Ахраром во время своего пребывания в Самарканде. По словам великого поэта, Ходжа Ахрар оказывал «удивительное влияние на державы... Властители Мавераннахра считали себя его мюридами и сподвижниками, как и многие повелители Хорасана, Ирана и Азербайджана и даже от Рума и Египта и до Китая и Индии».

Кстати сказать, в литературе отмечается, что взгляды Навои на управление страной во многом совпадали со взглядами Ходжа Ахрара. Сам Навои с глубоким удовлетворением отмечал благорасположение к нему Ходжа Ахрара и гордился тем, что получал от него «подобные чистым небесам послания», которые «свято хранил».

Впоследствии Бабур (1483–1530) в своих знаменитых «Записках» неоднократно обращался к образу «досточтимого» Ходжа Ахрара, при котором «многие, бедные и нищие, благодаря его покровительству... были избавлены от обид и злоупотреблений в отношении повинностей и налогов». Бабур видел в Ходжа Ахраре полную противоположность людям «дурной веры, жестоким, бездарным, предававшимся порокам, вроде Султан Махмуд Мирзы». Известен осуществленный Бабуром в 935 г. (1528-29) стихотворный перевод на староузбекский язык (тюрки) трактата Ходжа Ахрара «Рисалаи Валадийе».

Т. Солиходжаев.
Окончание следует.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

К Новому году Алишер Усманов подарит узбекистанцам сразу несколько благотворительных концертов

Болгария открывает свои двери для трудовых мигрантов из Узбекистана

Сын Гульнары Каримовой рассказал, что его мать вложит все свои сбережения в развитие Узбекистана

Что мы купим на зарплату к новогоднему салату?

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
Т. Солиходжаев