5.1 C
Узбекистан
Четверг, 28 октября, 2021

Последний губернатор Туркестана. Глава двадцать пятая

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,460участниковПодписаться

Триумф и трагедия Алексея Куропаткина

Из цикла Туркестанские генерал-губернаторы

В двадцатое столетие Российской империи пришлось входить под свист пуль и грохот артиллерийских орудий в так называемой русско-китайской войне, которая по своему масштабу и значимости, по оценке И. М. Попова, стала «наиболее серьезным и крупномасштабным военным столкновением России и Китая за всю историю их взаимоотношений. И это событие, безусловно, легло тяжелым бременем на военное ведомство и на его главу, как в военном, так и в политическом плане. Что же произошло?

Китай к концу XIX века, растерял всё своё былое величие. Вместе с внутренними проблемами – страну разъедала коррупция, казна разворовывалась, население нищало, экономика находилась в ступоре, — Китай столкнулся и с внешними атаками. Обессиленная Цинская империя не могла противостоять технологически превосходящим её державам — Японии, США, Британии, Франции, компании которых подминали под себя местные рынки. Строя железные дороги, внедряя телеграфную связь, увеличивая импорт фабричных товаров в Поднебесную иностранный капитал лишал традиционной работы сотни тысяч китайцев: носильщиков, погонщиков, посыльных, возчиков и тому подобное. Слабая, как в экономическом, так и в военном отношении страна, стала лёгкой добычей для более сильных соперников. Первой, полакомиться куском китайского пирога, решила соседняя Япония, задумав прибрать к рукам всю Маньчжурию. Разгромив китайскую армию, японские войска двинулись вглубь страны, занимая город за городом. Однако, это весьма не понравилось другому соседу Китая – России, которая решила поумерить японские аппетиты. Россию поддержали Франция и Германия, которые тоже были не в восторге от прыти Страны Восходящего Солнца, и Японии, под столь мощным давлением, пришлось отказаться от своих планов и вывести оккупационную армию.

За своё покровительство Россия была щедро вознаграждена – она получила в долгосрочную аренду Ляодунский полуостров, начала строить военно-морскую базу Порт-Артур и торговый порт Дальний. Также получила разрешение на строительство экстерриториальной Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) – ответвление от Транссиба, значительно сокращавшей путь между Забайкальем и Приморьем. В зоне строящейся дороги стал расти русский город Харбин. Германия, также не упустила своего, получив крупные заказы на перевооружение китайской армии новейшими винтовками “маузер” и стальными пушками Круппа.

Как было сказано выше, активное проникновение иностранного капитала, подчинение страны заморским державам, сделавшее Китай по сути полуколонией, вызвали резкое недовольство у китайцев.  В конце 19-го века в Китае стали возникать тайные общества, ставившие своей целью изгнание иностранцев из страны. Крупнейшее из них называвшееся Ихэтуань (“Кулак справедливости и гармонии”). Именно оно стало детонатором крупнейшего социального взрыва на всей территории Поднебесной, получившее название “Боксёрское восстание”, — по иероглифу, обозначавшему кулак в названии общества.

Начало восстанию положил инцидент в столичной провинции Чжили в мае 1900 года, организованный членами тайного общества. Мятежники нападали, грабили и жгли дома христиан, разрушали железные дороги, сжигали храмы и школы различных конфессий, вырезали христианских миссионеров. В городах Ляоян, Инкоу, Гирин и Куанчэнцзы прошли массовые демонстрации, закончившиеся погромами, грабежами и пожарами, а в Мукдене произошла серия жестоких убийств и нападений на иностранцев и китайцев-христиан. Правительство императрицы Цы Си не предприняло ничего, чтобы остановить разраставшееся насилие. Более того, было принято решение поддержать мятеж, и императрица издаёт указ, обращенный к мятежникам: “Пришло время следовать старому и испытанному пути наших предков. Помоги нам, божество Юй Хуан! Повинуйтесь и следуйте его наставлениям! Смерть иностранцам!”.  Под этим лозунгом восставшие захватили Пекин, где 20 июня 1900 года китайскими солдатами был убит германский посол Клеменс фон Кеттер. В этих условиях шесть держав — Германия, Франция, Австро-Венгрия, США, Япония и Россия для охраны своих представительств и иностранных граждан – ввели в Пекин войска. А к китайским берегам подошёл объединённый военный флот европейских стран.

Войска коалиции в Пекине возле Запретного Города, 1900 г.

Тем временем, к “ихэтуаням” примкнули всевозможные преступные группировки и банды. Пожар мятежа охватил всю страну. Заполыхал он и в Маньчжурии. Строящаяся КВЖД подверглась нападениям. Уничтожались мосты, поджигались склады и другие постройки. “Боксёры” убивали или уводили в плен русских рабочих и служащих, членов их семей. К восставшим присоединилась и маньчжурская правительственная армия. Немногочисленная охрана не смогла противодействовать мятежникам и к концу июня 1900 года практически вся железная дорога, за исключением Харбина, оказалась в руках восставших. Военный министр Куропаткин писал: “Быстрота, с которой враждебные действия охватили огромный район, и одновременность начала этих действий не оставляет никаких сомнений в том, что приходилось иметь дело с движением, заблаговременно организованным”.

Россия не могла равнодушно наблюдать за кровавыми событиями, происходившими у самых её границ и 26 июня 1900 года последовало высочайшее повеление Николая II о вступлении российских войск в Маньчжурию. В правительственном сообщении, опубликованном в тот же день, сообщалось: “Если мы и были вызваны действиями китайцев ввести свои войска в Маньчжурию, то эти временные меры отнюдь не могут свидетельствовать о каких-либо своекорыстных планах. […] и как скоро в Маньчжурии будет восстановлен прочный порядок и будут приняты меры к ограждению рельсового пути, Россия не преминет вывести свои войска из пределов соседней империи”.

К середине лета 1900 года положение, сложившееся в Китае, стало критическим и 4 июля Приамурский генерал-губернатор Н. И. Гродеков, — соратник Куропаткина по Ахалтекинской экспедиции, — подробно докладывает обстановку военному министру, подчёркивая, что на Россию легла не просто задача “усмирения мятежа” в соседней стране, а необходимость “вести открытую войну с этим государством”. И в этом Николай Иванович, был абсолютно прав: 24 июня русские телеграфисты со станции Телин перехватили указ маньчжурского правителя, предписывавший правительственным войскам присоединиться к мятежникам. Таким образом необходимость организации и проведения решительной военной операции в Маньчжурии становилась для России всё более очевидной. И в том, что военные действия для России были проведены успешно следует признать огромную заслугу военного министра. В условиях жёсткой конфронтации с министром иностранных дел и министром финансов, Куропаткину удалось убедить императора в необходимости быстрых и решительных мер. В результате, после обсуждения создавшейся ситуации тайком от Ламсдорфа и Витте, 19 июля был отдан приказ русскому отряду в Тяньцзине с боем идти на Пекин, чтобы не отстать от двинувшихся туда англичан, американцев и японцев.

1 августа столица Поднебесной была взята объединёнными войсками. Причём главная заслуга здесь принадлежала русской армии. Как пишет А. А. Керсновский в своём капитальном труде “История русской армии”: “На почетном месте во главе войск восьми держав шли русские флотские роты и батальоны сибирских стрелков. Это они разгромили китайскую армию у Тяньцзина, выручили Сеймура (британский военачальник, В. Ф.) штурмовали Таку, взяли Пекин. Участие остальных иностранных войск – за исключением разве японцев – было чисто декоративным”.

Взятие Пекина. Русские моряки, сражающиеся с отрядами “Большого Кулака”. Рисунок С. Бег из журнала “Нива” № 43, 1900 г.

К осени 1900 года, Маньчжурия была полностью занята русскими войсками, однако, понадобилось ещё два года, чтобы справиться с мятежниками. После этого встал вопрос, что же делать с оккупированной провинцией. С военной точки зрения военный министр считал необходимым для России не торопиться с выводом русских войск, признавая, что главными задачами России в Маньчжурии на тот момент были: “1) окончание постройки строящихся нами в Маньчжурии железных дорог и 2) установление такой охраны сих дорог, по окончании их постройки, которая вполне обеспечивала бы связь России, через Маньчжурию: в одну сторону до Владивостока и в другую – до Порт-Артура”.

Однако к мнению Куропаткина не прислушались и 26 марта 1902 года между Россией и Китаем было заключено соглашение, определившее порядок вывода в три этапа русских войск, находившихся там для подавления боксерского восстания и защиты железнодорожных магистралей. Это было сделано в обход военного министра и показывало углубившиеся разногласия между МИД и военным ведомством. Известную роль в этом сыграл и министр финансов Витте. Впоследствии Куропаткин не раз указывал на нецелесообразность и ошибочность принятого решения. В дневниковой записи от 28 мая 1903 года им была сделана следующую запись: “знаменательные правительственные сообщения о том, что мы не ведем войны с Китаем, и о том, что мы очистим Маньчжурию, составлялись и были обнародованы без всякого участия военного министерства. Никогда еще не было, чтобы в прежнее время в деле, в котором была привлечена вооруженная сила государства, где участие этой силы решило участь Маньчжурии и Пекина, государи русские не справлялись с мнением лица, которому было вверено ими же управление вооруженными силами государства […]. Конечно, военный министр, ранее обнародования правительственного сообщения, подал бы голос за то, чтобы военные действия, в которых

мы потеряли 2000 человек, считались войною. Конечно, военный министр настаивал бы, чтобы хотя северная часть Маньчжурии осталась за Россией. Я делал эти заявления много раз и словесно, и письменно, но уже после того, как государево слово было произнесено”.

Война с Китаем закончилась, но на далёком горизонте уже вставало зарево новой войны, с грозной силой, появившейся на Востоке – императорской Японией. Но времени до этого кровавого события было ещё достаточно, а пока нужно было возвращаться к делам внутренним.

Продолжение следует

На заставке: Рисунок итальянского художника Акилле Бертрама “Китай, казаки и боксеры”. Иллюстрация обложки из воскресного приложения La Domenica del Corriere daily 02.12.1900 г.

В.ФЕТИСОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Почему весь мир хочет инвестировать в Узбекистан и как защитить свои инвестиции?

Основатели крупнейшей инвестиционной площадки Узбекистана, экспертность которых признана даже Всемирным банком, рассказали о том как выгодно и безопасно инвестировать...

Больше похожих статей

ЎЗ
×