19.8 C
Узбекистан
Понедельник, 19 октября, 2020

Последний губернатор Туркестана. Глава двадцать третья

Топ статей за 7 дней

В Кашкадарье несовершеннолетняя девушка регулярно подвергалась насилию со стороны отца

Случаи насилия происходили в Касанском районе Кашкадарьинской области. По данным...

Несовершеннолетняя девушка, которую насиловал отец получит помощь от хокимията и агентства по делам молодежи

Девушка, которую изнасиловал собственный отец получит помощь от хокимията и агентства по делам молодежи.

В Узбекистане до 1 января 2021 года приостановлены стимулирующие выплаты бюджетникам

Принято постановление Правительства «О мерах по обеспечению стабильности Государственного бюджета Республики Узбекистан на 2020 год и оптимизации...

Подпишитесь на нас

51,631участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,260участниковПодписаться

Триумф и трагедия Алексея Куропаткина

Из цикла Туркестанские генерал-губернаторы

На исходе XIX века на юге африканского континента вспыхнул крупный вооружённый конфликт, ставший первой большой войной века двадцатого. В истории она получила название англо-бурской. Война — это всегда испытание на поле боя новых вооружений, и этот факт, конечно, вызвал огромный интерес российского военного ведомства.  Кроме того, одной из сторон конфликта выступал извечный соперник Российской империи – Великобритания. Расскажем вкратце предысторию конфликта.

Первыми европейскими колонистами в Южной Африке были выходцы из Нидерландов, прибывшие на Чёрный континент ещё в XVII веке. Они заняли территорию у южной оконечности материка (ныне здесь расположен город Кейптаун). За голландцами потянулись переселенцы из Дании, Германии и Франции. Они покорили местные племена и занялись сельским хозяйством, широко используя труд рабов-африканцев. Белых колонистов, — большей частью голландцев, — стали называть бурами («boer» на голландском означает «крестьянин»).

Поскольку Суэцкий канал в то время ещё не был построен, то кратчайший путь в захваченную англичанами Индию, проходил вокруг Африки. Британия, таким образом, нуждалась в опорном пункте на южном побережье Африки для обеспечения безопасного плавания в свою главную сокровищницу. Для осуществления этого в 1795 году войска Британской империи захватили принадлежавшую голландцам Капскую колонию, объявив её собственностью Британии. Захват голландской колонии вызвало резкое неприятие буров, поскольку оккупанты стали насильственно вводить английский язык и собирать налоги в пользу британской короны. Последней каплей стало отмена рабства в 1834 году, поскольку она привела к разорению многих фермерских хозяйств.

Всё это привело к массовому переселению буров вглубь Африки, за реку Вааль. На этих землях буры создали два государства: Южно-Африканскую республику, более известную как Трансвааль, и Оранжевое свободное государство (Оранжевая республика). Британия эти государства признала, и всё бы так и шло, патриархально и размеренно, но вдруг, в 1867 году, на границе Оранжевой республики и Капской колонии было обнаружено крупнейшее в мире месторождение алмазов и туда ринулись тысячи искателей счастья со всего света. Их, в отличии от буров, стали называть ойтлендеры. На месте алмазной лихорадки возникла компания Де Бирс — бриллиантовая империя промышленника Сесила Джона Родса, — существующая и поныне. Англичанин Родс, чьим именем названо одно из африканских государств – Родезия, активно подталкивал соотечественников к войне с бурами. И в конце 70-х годов Великобритания попыталась присоединить Трансвааль к своим колониальным владениям, результатом чего стала первая англо-бурская война 1880—1881 гг. В ходе этой войны бурам удалось отстоять самостоятельность своего государства, и через два года Великобритания, скрипя зубами признала его.

Буры по-прежнему продолжали заниматься фермерством, в то время как ойтлендеры, правда лишённые равных прав с бурами, сосредоточили в своих руках золотодобычу, промышленность и торговлю Трансвааля. Эти иностранные граждане, среди которых было большинство британцев, потребовали равноправия. Правда, единого мнения как его добиться – мирно или с оружием в руках – не было. В 1895 году при тайной поддержке британского правительства вооружённый отряд, принадлежавший частной британской горно-рудной компании, во главе с врачом Джеймсоном пересёк границу Трансвааля со стороны Родезии. Под предлогом помощи страдающим от бесправия соотечественникам британцы попытались захватить Йоханнесбург. Сначала они не встретили никакого сопротивления, но вскоре отряд был окружён и взят в плен бурскими войсками. Надежды на восстание жителей Йоханнесбурга не оправдались. После провала «рейда Джеймсона» Великобритания предъявила Оранжевой республике ряд требований об ойтлендерах, которые почти все были удовлетворены. Тем не менее Великобритания стала готовиться к войне. Трансвааль, в свою очередь, также начал подготовку к отпору агрессии и заключил военный союз с Оранжевой республикой.

9 октября 1899 года Трансвааль предъявил ультиматум, в котором выдвигалось требование незамедлительно отвести британские войска от границ республики, удалить из Южной Африки всё британское пополнение, прибывшее туда в течение последнего года, а находящееся в данный момент в море вернуть обратно без высадки. В ультиматуме отмечалось, что в случае отсутствия удовлетворительного ответа в течение сорока восьми часов, «правительство Трансвааля с глубоким сожалением будет вынуждено рассматривать действия правительства Её Величества как официальное объявление войны, последствия которой будут лежать на английской стороне». Ответ британского правительства был следующим: «Правительство Её Величества с глубоким сожалением встретило категорические требования правительства Южноафриканской Республики, выраженные в Вашей телеграмме от 9 октября. В ответ извольте проинформировать правительство Южноафриканской Республики, что его условия таковы, что правительство Её Величества считает невозможным их обсуждать».

И война началась. 12 октября бурские войска перешли границу с Капской колонией на западе и колонией Наталь на востоке. Надо сказать, общественность практически всех европейских государств была на стороне буров. И конечно же, российская печать, также всей душой поддерживала борьбу маленького народа против самой могущественной империи того времени. К тому же, извечной сопернице России. Выдающийся разведчик и геополитик Едрихин (Вандам), — о нём мы подробно расскажем ниже, — писал:  “Замыслы в том, чтобы овладеть Трансваалем и Оранжевой Республикой, а заодно, в силу непоколебимого убеждения англичан, что все моря и реки должны принадлежать им, приобрести тем или иным способом у португальцев часть прибрежной полосы с прекрасной гаванью Лоренцо-Маркез и соединить все эти земли в одно владение под именем Южно-Африканских Соединенных Штатов, с самостоятельной конституцией, но под протекторатом Англии. Наконец, связать вновь образованное государство с Египтом железной дорогой, прикупив для этого часть Бельгийского Конго или войдя в соглашение с Германией и всю эту огромную империю преподнести своему отечеству. И вот маленький мирный народец, сознавая на своей стороне Бога, правду и сочувствие всего цивилизованного мира, смело во всеоружии встает на брань с могущественным врагом и удивляя мир “.

Военному министерству и Главному штабу Российской империи остро необходима была полная информация с места событий, и ещё за несколько дней до формального начала войны, после сообщения об ультиматуме президента Южно-Африканской республики Крюгера, генерал-лейтенант Куропаткин уже давал необходимые распоряжения, чтобы быть в курсе хода военных действий и вооружениях сторон. 21 сентября он отправляет начальнику Главного штаба В. В. Сахарову следующую записку: “Необходимо немедленно назначить двух офицеров Генерального штаба для присутствования на случай войны в Южной Африке по одному с каждой стороны… и просьба прислать карту военных действий, где обозначить (место) сбора буров и английских войск”.

Желанию военного министра, неожиданно воспротивился МИД. Товарищ министра иностранных дел Ламздорф направил Сахарову письмо, в котором в весьма обтекаемых выражениях проводил мысль о том, что не стоит ссориться с «морской владычицей» до окончательного прояснения вопроса о состоянии войны между враждующими сторонами

во избежание резкого ухудшения и без того открыто враждебных отношений между Великобританией и Российской империей. Кроме того, и Англия с самого начала войны ограничила число иностранных военных представителей одним из каждой страны и в дальнейшем весьма строго придерживалась этого правила. Великобритания не желала допускать зарубежных агентов совать нос в свои дела. Однако, Куропаткин продолжал настаивать и после официального объявления о том, что Великобритания находится в состоянии войны с южноафриканскими республиками последовало следующее распоряжение военного министра:

“Ввиду того что Англия признала Трансвааль воюющей стороной, необходимо безотлагательно отправить нашего военного агента к бурам”.

И согласие британских военных властей на присутствие русского представителя – им стал полковник Стахович. — на англо-бурской войне было получено. Военный агент в Лондоне Н. С. Ермолов отправляет в Петербург шифровку:

От кого: полковника Ермолова

Кому: генералу Соллогубу

Откуда: из Лондона, 6 октября 1899 г.

Благоволите предупредить Стаховича: разрешено иметь денщика, рационы, фураж, палатку дадут, купить лошадей помогут на месте. Объявлен призыв 30 000 резерва милиции.

Полковник Ермолов.

Генерал Соллогуб был управляющим делами Военно-учёного комитета Главного штаба, ведающего вопросами военной разведки, однако, по свидетельству А. Ф. Редигера, его деятельность в этом качестве была не особенно успешной: “Соллогуб, управляя делами Военно-учёного комитета, имел в своём распоряжении наших военных агентов за границей, в том числе и специального в Южной Африке, и доставлял только запоздалые сведения, тогда как великий князь Александр Михайлович, не имея агентуры, доставлял государю новейшие данные и карты театра войны; всё это плохо характеризовало нашу военную агентуру и было неприятно Куропаткину, но Соллогуб оставался к такому состоянию дел совершенно равнодушным”.

Такое положение дел не могло удовлетворить Алексея Николаевича, и 25 ноября 1900 года Соллогуб был уволен от должности с назначением состоять в распоряжении военного министра, который отправил нерадивого генерала на Дальний Восток, назначив его представителем Военного министерства в правлении Китайской железной дороги.

С отправкой Стаховича на театр военных действий, Главный штаб получал, кроме – донесений военного агента в Лондоне Ермолова – ещё один источник информации. Тем не менее, этого было мало. И Куропаткин пытается увеличить число русских агентов в Южной Африке. Необходима была информация не только из расположения британской армии, куда был отправлен Стахович, но и с другой стороны – стороны буров. И Алексей Николаевич этого добивается. 21 ноября военный министр отправляет министру иностранных дел графу Муравьёву письмо со следующим содержанием:

Милостивый Государь

граф Михаил Николаевич.

В 21 день сего ноября последовало Высочайшее соизволение на командирование в армию буров для наблюдения за ходом военных действий штаб-офицера для поручений при командующем войсками Варшавского военного округа Генерального штаба подполковника Ромейко-Гурко. Сообщаю на письмо Вашего Сиятельства от 18 ноября № 10481 имею честь просить принять уверение в совершенном моём почтении и преданности.

Подписал А. Куропаткин.

20 января 1900 года от Ромейко-Гурко была получена телеграмма, в которой сообщалось, что в этот день после полудня он прибыл в лагерь главнокомандующего буров – генерала Жубера.

Фотография из книги “Англо-бурская война 1899–1902 годов глазами российских подданных”, Том 2.

В дальнейшем подполковник Генерального штаба Ромейко-Гурко посылал весьма ценные сведения, поскольку в отличие от полковника Стаховича, находился непосредственно на полях сражений. Приведём небольшой отрывок из одного из первых донесений военного агента: “Вообще из разговоров как с лицами высшей администрации, так и с частными лицами я вынес впечатление, что трансваальцы вполне надеются, с Божьей помощью, выйти победителями из этой неравной борьбы. Наибольшая опасность угрожает им, если англичанам удастся поднять чёрных, над чем они усиленно работают. Нашествие чёрных – это поголовная резня женщин, детей и стариков; отдельные нападения чёрных со стороны Родезии уже были произведены, причём бандами кафров предводительствовали англичане, находящиеся на службе акционерных компаний Родезии”.

Интересно, что о передвижениях подполковника Ромейко-Гурко сообщали не только его непосредственному начальству, но и его отцу, отставному генерал-фельдмаршалу, герою русско-турецкой войны Генерал-фельдмаршалу Гурко.

Но Куропаткину и этого было мало. Один за другим в Южную Африку отправляются тайные агенты. B частности, в мае 1900 года Военно-учёный комитет Главного штаба направил двух военных наблюдателей – инженера-фортификатора капитана Щеглова и капитана сапёрного батальона фон Зигерн-Корна – в войска буров в качестве помощников Ромейко-Гурко. Причина такого интереса к военно-инженерной стороне дела крылась в том, что война, а затем и партизанские действия, велись как на равнине, так и в горных условиях.  Попутно решались и чисто технические вопросы доставки денежного довольствия Ромейко-Гурко.

Русские разведчики находились и в рядах добровольцев, поспешивших на помощь маленькому народу, и в рядах русского Красного креста, отправленного на африканскую войну. Назовём некоторых из них. Тайные военные агенты: подполковник запаса (бурский партизанский генерал) Евгений Максимов; военный воздухоплаватель, поручик (штабс-капитан запаса) Виктор Айпа; помощник официального военного агента на стороне англичан офицер-кавалерист подполковник Николай Иолшин, административный секретарь Русского отряда Красного Креста на стороне буров штабс-капитан Алексей Потапов; официальный военный агент в Брюсселе и Гааге подполковник Евгений Миллер.  

Среди этих славных имён русских разведчиков, особо хочется выделить человека, о котором мы уже упоминали, это офицер генерального штаба русской армии, боевой генерал, военный разведчик, путешественник и исследователь Алексей Ефимович Едрихин.

О его удивительной судьбе и пойдёт речь в следующей главе.

Продолжение следует

На заставке: Художник Фредерик Джадд Во. “Битва на кровавой реке Пуорте 17 сентября 1901 года. Англо-бурская война”.

В.ФЕТИСОВ

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Отстойники на Саларе планируется очищать при помощи водных растений

С июля на Саларской аэрационной станции, специализирующейся на очистке сточных вод, проводится эксперимент. В первичных бетонированных отстойниках...

Азербайджан достраивает конкурента «Северного потока»

После двух тёплых зим и пандемии коронавируса, уронивших спрос на газ, европейские газовые рынки перенасыщены. Тем не менее, скоро начнёт работать новый...

Администрация Ташкентского метро установит урны для перчаток

В столичном метрополитене прокомментировали ситуацию, возмутившую неравнодушных ташкентцев: бесплатно раздаваемые пассажирам перчатки переполняют урны. Люди бросают медицинский мусор прямо под ноги, на...

Синоптики пообещали к концу недели похолодание и дожди

18 и 19 октября территория Узбекистана по-прежнему будет находиться под влиянием сухой и теплой воздушной массы. По республике сохранится малооблачная погода, в дневные часы температура...

В Узбекистане рассмотрено развитие ключевых отраслей экономики страны

19 октября Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев с участием советника Сумы Чакрабарти рассмотрел стратегические направления продолжения программы реформ в нашей стране на...

Больше похожих статей

ЎЗ