5.8 C
Узбекистан
Четверг, 28 октября, 2021

Последний губернатор Туркестана. Глава двадцатая

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,460участниковПодписаться

Триумф и трагедия Алексея Куропаткина

Из цикла Туркестанские генерал-губернаторы

Миссия в Персию

В октябре 1894 года император всероссийский Александр III Миротворец скончался. На престол вступил его старший сын Николай. Как оказалось, последний монарх на российском престоле. И уже через три месяца, Куропаткин по поручению нового императора отправляется во главе посольства в Тегеран. Официально целью поездки было объявление Насреддин-шаху о вступлении на престол нового царя (это была обычная практика), а также обсуждение пограничных вопросов двух государств. Но, в любой дипломатической миссии всегда имеется двойное дно. И, кроме официальной составляющей, в задачу посланника входило: ознакомление с положением при персидском дворе и в стране вообще. 23 декабря Куропаткин встречается с императором, который даёт своему посланнику последние инструкции и велит: “передать Шаху поклон и заявить ему, что Россия предполагает по-прежнему поддерживать дружественные отношения с Персией, но что сохранение таковых будет зависеть от действий самого Шаха”. Кроме того, отмечает в своём дневнике Алексей Николаевич, император велел ему поблагодарить Насер ад-Дин-шаха за внимание, выказанное им во время болезни и после кончины Александра III, а также предоставил Куропаткину возможность самому решать, о чём говорить с шахом.

В свою поездку Алексей Николаевич приглашает известного путешественника, художника, писателя и врача Павла Яковлевича Пясецкого. Когда-то, в 1874 году тот совершил путешествие в Китай в составе экспедиции полковника Сосновского – выше мы вкратце упоминали о ней. Приглашает Пясецкого Куропаткин в качестве мастера кисти, чтобы тот делал зарисовки трудного, но весьма живописного пути. Выбор оказался удачным — результатом поездки художника стало гигантское (60 на 49 метров) полотно «Персидская панорама». Картина показывает дорогу от персидского порта Энзели на южном берегу Каспийского моря до столицы Персии. Ныне, эта уникальная работа хранится в Эрмитаже

12 января 1895 года русская дипломатическая миссия, возглавляемая военным губернатором Закаспийской области, отправилась в Персию, где к тому времени сложилась непростая политическая обстановка.

По образному выражению американского историка Ф. Карем-заде: “Злая судьба поместила Персию между русским молотом и английской наковальней”. Если густонаселённый север Ирана был легко доступен для русских армий с Кавказа, то юг, был во власти британского флота, который мог быстро доставить в Персидский залив индо-британскую армию.

В английских правительственных кругах давно вынашивалась идея о разделе Персии между Россией и Англией. Вопрос был только в том, кому какой кусок достанется. Лондон и Санкт-Петербург жёстко соперничали за контроль над Персией, и в этой борьбе Россия пока одерживала верх. Русская «мирная интервенция» началась в 1889 году, когда для защиты своих экономических интересов Россия закрыла для иностранного экспорта территорию Кавказа. Английские товары, таким образом, доставлялись по длинной и плохо оборудованной караванной дороге от Трапезунда до Тавриза. Это привело к тому, что к 1893 году торговый оборот между Англией и Персией снизился с 75 до 50 миллионов франков, в то время как Россия довела стоимость своего товарооборота до 125 миллионов.

Кроме того, в обеспечение займов персидскому правительству, Россия получила в собственность землю в Персии для строительства Энзели-Тегеранской, Хамаданской, Тавризской железных дорог и портов – в Энзели на Каспии и Чахбаре, на берегу Аравийского моря, близ границы с Британской Индией.

Известный предприниматель и авантюрист Лазарь Поляков (предполагаемый отец балерины Анны Павловой) основал «Товарищество промышленности и торговли в Персии и Средней Азии». Оно имело филиалы в Тегеране, Реште, Мешхеде и других городах. В Тегеране, им же было основано «Персидское страховое и транспортное общество», построена спичечная фабрика.

Тогдашний министр финансов России Сергей Юльевич Витте, в 1894 году, поставил перед банкирами четкую цель: содействовать «развитию активной торговле русских в Персии, сбыту туда русских фабрикатов, распространению среди персидского населения российских кредитных билетов, а равно вытеснению из Персии английских произведений». Каспий по сути стал внутренним российским морем, судоходство там монопольно осуществляло пароходное Общество «Кавказ и Меркурий».

О полном торговом доминировании России в Персии можно судить по тому, что даже чай(!) там можно было купить только производства русских фирм, получавших его с о. Цейлон и доставлявшийся из России в красивых жестяных коробках через Решт на побережье Персидского залива.

Даже шахская армия была по сути русской, в 1879 году по просьбе шаха Насер эд-Дина была учреждена Персидская казачья бригада. Состоявшая из казаков и мухаджиров (мусульман, бежавших в своё время с Кавказа), она также стала проводником русских интересов в Тегеране.

Дети персидских вельмож учились в российских военных училищах. Некоторые из них оставались потом на русской службе. В частности, персидский принц Риза-Кули-Мирза служил в Собственном Его Величества Конвое.

Почти во всех более-менее крупных персидских городах были открыты российские консульства

Витте в своих воспоминаниях писал: “Мы рассматривали Персию, как такое государство, которое находится, с одной стороны, под полным нашим покровительством, а с другой – под полным нашим влиянием. Иначе говоря, мы с Персией в то время могли делать то, что мы считали для себя нужным”.

С. Спринг-Райс, секретарь британской дипломатической миссии в Тегеране, писал в 1899 г. “Когда превосходство одной державы над другой настолько очевидно, как в данном случае превосходство России над Англией, лучше всего честно признать его. Это не придется по нраву газетам или, скажем, министерству иностранных дел, но безопаснее придерживаться фактов. Порядок в Тегеране поддерживают русский полковник и его по-русски выученное войско с помощью ружей, выданных царем, и советов, на которые не скупятся русские. Финансы на время приведены в порядок с помощью русского займа. Зерно привозят в голодающий город по русским дорогам”.

Русский полковник, о котором упоминает британский дипломат, это видный участник “Большой Игры”, Владимир Андреевич Косаговский. Выпускник Академии Генерального штаба он, в начале 1894 года назначается командующим Персидской казачьей бригады, находящейся в то время в критическом положении. Под нажимом британцев, военный министр Ирана попытался расформировать пророссийское военное подразделение. Усугублялось это и ухудшившимся финансовым и материальным положением бригады. Косаговскому удалось выправить положение, сократить расходы и укрепить дисциплину.

Девять лет прослужил Косаговский в Персии осуществляя не только командные, но и разведывательные функции. За этот период Генеральный штаб и штаб Кавказского военного округа получили от него огромное количество ценнейшей информации: стратегического, военно-статистического, политического, экономического характера. Доклады и отчёты Владимира Андреевича отличались высоким уровнем профессионализма.

Фотопортрет неустановленного мастера

Именно этому человеку была поручена организация встречи и дальнейшее сопровождение миссии Куропаткина. В начале января Косаговский отправляет рапорт военному министру, наследнику престола Мозаффар-эд-дину:

 «5» января 1895 г.

№ 2

Тегеран (Персия)

«Конная казачья бригада. Его Императорскому Высочеству, Августейшему, Могущественному и Благочестивейшему, да будет жизнь наша жертвой за него. Дня 21-го месяца раджаба года 1312. Тегеран.

Его Милости Его Благороднейшему, Счастливейшему и Высочайшему из Высоких Высочеству, Высокочтимейшему из шахиншахских отпрысков, господину Наибу ас-Салтане (титул наследника престола, В. Ф), Великому Амиру и Военному Министру, да будет жизнь наша жертвой за него, имею доложить. Ввиду того, что прибытие во Дворец Царства Тегеран Его Превосходительства Чрезвычайного Посла Государства Российского весьма приблизилось, имею честь просить у Вашей Милости Вашего Благороднейшего, Счастливейшего и Высочайшего из Высоких Высочества издать собственноручный благословенный и благородный указ о том, какие из военных частей гарнизона Дворца Царства будут назначены для выполнения нижеследующих пунктов надлежащего дипломатического протокола и военных почестей в отношении вышеупомянутого Посла:

Пункт 1. Почётный караул

Пункт 2. Караул при входе в резиденцию Посла

Пункт 3. Внутренний караул в резиденции и апартаментах Посла

Пункт 4. Ординарцы и посыльные

Пункт 5. Конная часть для сопровождения Посла во время его перемещений по городу

Пункт 6. Две деревянные караульные будки у дверей отведённых Послу апартаментов

Пункт 7. Военный оркестр, долженствующий сопровождать Почётный караул

Командующий бригадой, полковник Косаговский».

Торжественная встреча русской миссии произошла в городе Реште, находившемся в 240 километрах от Тегерана. “Список чинов бригады, командированных на встречу Его Высокопревосходительства Господина Чрезвычайного Российско-Императорского Посла генерал-лейтенанта Куропаткина”, составил лично Косаговский. Командиром конвоя, состоящего из сорока человек, был назначен полковник Мамед-Багир Хан. Кроме него в отряд вошли поручики: принц Мамед Али-Мирза, Риза-Хан и Мамед Ага.

Первого февраля 1895 года Куропаткин, во главе дипломатической миссии, торжественно въехал в столицу Персии.

Продолжение следует

На заставке: П. Я. Пясецкий. “Панорама Персии по пути Чрезвычайного посольства России во главе с генерал-лейтенантом А. Н. Куропаткиным от города Энзели до Тегерана” (фрагмент) 1895.

Владимир Фетисов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Государство компенсирует часть процентных ставок по крупным валютным кредитам, которые коммерческие банки переведут в национальную валюту

27 октября вышло Постановление президента РУз «О дополнительных мерах по снижению нагрузки на субъекты предпринимательства, связанной с исполнением ими...

Больше похожих статей

ЎЗ
×