Главная > Интервью > Что стоит за решением России оказать военную помощь Сирии? Интервью

Что стоит за решением России оказать военную помощь Сирии? Интервью


30 сентября 2015 года Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации единогласно одобрил просьбу Президента России В.В.Путина об использовании российских вооружённых сил в Сирии.
Мы побеседовали с Чрезвычайным и Полномочным Послом России в Узбекистане В.Л.Тюрденевым о том, что стоит за решением России оказать военную помощь Сирийской Арабской Республике, и какие цели преследует этим Москва.
Что стоит за решением России оказать военную помощь Сирии? Интервью

Владимир Львович, не могли бы Вы рассказать о приоритетах, которые ставит перед собой Россия в Сирии?

В соответствии с обращением Президента Сирийской Арабской Республики Б.Асада об оказании военной помощи в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство Ирака и Леванта» и другими террористическими группировками, действующими в Сирии, Российская Федерация 30 сентября этого года приступила к нанесению авиационных и ракетных ударов по объектам террористических формирований, расположенных в этой стране. Другими словами, мы пришли на помощь легитимному правительству Сирии, действуем с его согласия и по его просьбе, в соответствии с Уставом ООН, основополагающими принципами международного права и российским национальным законодательством.

Отмечу, что, меры, которые в настоящее время Россия предпринимает на сирийском направлении, подчинены главной цели – содействие достижению политического урегулирования в этой стране. Без этого невозможно восстановить единство и суверенитет Сирии, обеспечить стабильность и комфортное сосуществование всех этноконфессиональных групп. Во исполнение этой основной задачи необходимо ликвидировать причины, вызвавшие системный внутренний кризис, приведшие к возникновению вакуума власти, росту экстремистских настроений и притоку международных террористов.

Если говорить о приоритетах, которые ставит перед собой Россия, то можно было бы их распределить следующим образом: укрепление сирийских государственных институтов и организация совместной борьбы с террористами единым фронтом как антитеррористических сил в самой Сирии, так и тех, кто искренне заинтересован в том, чтобы покончить с этой угрозой.

Некоторыми международными СМИ предпринимаются попытки исказить действия, которые предпринимаются Россией в Сирии, ставится под вопрос приверженность России задаче уничтожения очага международного терроризма и экстремизма.

В последнее время, в том числе в связи с украинским кризисом, агрессивность информационных атак против России стала беспрецедентной. В условиях развернутой некоторыми странами напористой медиа-кампании, направленной на дискредитацию антитеррористических усилий нашей страны на сирийском направлении, линия России остаётся неизменной и принципиальной. Помогая Сирии покончить с террористами, мы защищаем все страны региона от внешнего вмешательства, предотвращаем дальнейшее распространение в мире человеконенавистнической идеологии и практики экстремизма и трансграничного терроризма.
Кроме того, нередко наши оппоненты спекулируют на том, что действия России не поддерживаются большинством государств мира. Однако, как показали встречи на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, в том числе на высшем уровне, многие страны солидарны с нами и не испытывают энтузиазма в связи с перспективой разрушения архитектуры региональной безопасности, прихода непредсказуемого экстремистского «халифата» на смену традиционным светским государствам.

Один из распространенных мифов, который пытаются сейчас всячески стимулировать, сводится к тому, что Россия якобы бьет не по «игиловским» целям, а по тем позициям, где «ИГИЛ» нет, и вместо него Россия сражается с гражданским населением, некой «умеренной» оппозицией.

Напомню, что по линии Министерства обороны Российской Федерации регулярно дается полная информация относительно хода военной операции и целей, которые поражаются. Российские вооружённые силы наносят удары в Сирии исключительно против представителей международного терроризма, международных террористических организаций и тех, кто им способствует. Тем же, кто не является террористом, не взаимодействует и не координирует свои шаги с террористическими организациями, бояться нечего.
На мой взгляд, очень важно понять и осознать, что дело не в том, как называли себя террористы вчера или как будут называть завтра. Сегодня мы имеем дело с экстремистскими и террористическими группировками, которые используют террористические методы ведения боевых действий и акций. Если они действуют не организованно, то все равно идейно они связаны между собой, взаимодействуют и иногда даже плавно перетекают друг в друга, затем они могут разделяться, представлять самостоятельные организации, а также бороться друг с другом.

Хотелось бы еще раз в этой связи напомнить слова Министра иностранных дел России С.В.Лаврова, которые он сказал «на полях» Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке: «Если кто-то выглядит, как террорист, действует, как террорист, воюет, как террорист, то он и есть террорист, не так ли?».

Россию пытаются также упрекать в том, будто она воюет в интересах режима Б.Асада?

Ничего, кроме недоумения, не могут вызвать попытки выставить Россию в виде пособника режима Б.Асада. Однако, стоит, наверное, отметить, что в случае его ухода, аппетиты террористических группировок не уменьшатся, а вот боеспособность сирийской армии, являющейся единственной реально противостоящей террористам силой, окажется ослабленной. Мы убеждены в том, что эффективное противодействие террористической угрозе требует сохранения государственных институтов Сирии, и это также верно при любой политической трансформации в этом государстве.

Теракты в Анкаре и Дамаске показали, что мы живём в очень неспокойное время. Очевидно, что угроза проникновения элементов ИГИЛ и других террористических организаций в различные страны, включая Россию, государства Европы и Центральной Азии становится всё более вероятной…

То, что произошло в Турции и Сирии – это, конечно, ужасные террористические преступления против мирного населения, провокация легитимной власти этих государств. Терроризм не признает государственных границ, международного права и современных цивилизационных ценностей, которые нам кажутся незыблемыми. С учётом этого, все цивилизованные страны не могут чувствовать себя в безопасности от этой угрозы.

Осознание этого во многом способствует всё более интенсивным и содержательным контактам российской стороны со своими партнёрами, в том числе со странами Центральной Азии. В этом контексте хотел бы отметить, что буквально на днях Ташкент посетил заместитель Министра обороны Российской Федерации Анатолий Иванович Антонов. В ходе его переговоров с руководством Министерства обороны и Министерства иностранных дел Узбекистана состоялся обмен мнениями по представляющим взаимный интерес международным и региональным проблемам, включая ситуацию в Сирии.

Что, по Вашему мнению, необходимо сделать для уничтожения террористической угрозы со стороны ИГИЛ?

Нужно объединить усилия в борьбе с этим злом. Наша страна призывает образовать широкий антитеррористический фронт, участники которого поддерживали бы эффективную гибкую координацию и тем самым предотвратили бы неизбирательность действий, помогли избежать жертв среди мирного населения, позволили гарантировать скорейшее достижение поставленных целей. Задача консолидации усилий для разгрома террористов требует объединения действий всех, кто сегодня воюет с ИГИЛ, сирийской и иракской армий, курдских и шиитских ополченцев, отрядов здоровой антитеррористической оппозиции в Сирии. Мы уверены в том, что российская инициатива формирования такого единого фронта станет объединяющим фактором в борьбе с игиловской угрозой и поможет остановить разрастание сирийского кризиса.

Беседовал Виктор МИХАЙЛОВ
Вернуться назад