Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Дина Рубина: «Я – узбекская женщина»

Дина Рубина: «Я – узбекская женщина»

«Давайте без пафоса и фанфар – по-простому, раскованно поговорим. Оставим «выдающихся» - я просто девочка, которая почти 65 лет назад родилась в этом городе и почти 30 лет в нем прожила», - именно так начала свою встречу с поклонниками ее писательского таланта в Ташкенте Дина Рубина.

Дина Рубина: «Я – узбекская женщина»

Приезд писательницы в столицу Узбекистана не случаен – о Дине Рубиной здесь снимается документальный фильм.

«Я бы никогда не допустила такого безобразия, но дело в том, что делают этот фильм мои друзья, тоже ташкентские и многолетние - замечательный режиссер Станислав Митин и сценарист Элла Митина. Меня здесь гоняют то по арыкам, то по лестницам, и я покорно все сношу», - рассказывает Дина Ильинична.

В беседе с ташкентцами – журналистами, писателями, поэтами и просто любителями литературы, было обсуждено множество интересных тем и вопросов. Писательница отвечала обстоятельно, красочно и живо, и при этом всегда по существу.

Разумеется, больше всего каждого интересовал вопрос о ее впечатлениях от современного Ташкента, о том, будет ли продолжена тема города в последующих произведениях, о кулинарных предпочтениях Дины Ильиничны и ее взглядах на такие понятия, как талант, творчество.

Бессмысленно пытаться обыграть блистательные ответы мастера на тот или иной вопрос. Поэтому – живые размышления Дины Рубиной…

о Ташкенте

Это один из самых сложных вопросов, на который трудно ответить. Сегодняшний Ташкент, с этими разворачивающимися площадями, зданиями с истинно восточным, арочным элементом, огромные, нарочито представительные – они настолько отличаются от особнячков моего детства… Все это интересный для меня, даже мечтами захватывающий, но абсолютно незнакомый город.

Я помню другой Ташкент, другой сквер – его я и описала в своем романе «На солнечной стороне улицы». Я не говорю, что это плохо – город не может оставаться таким, каким комфортно мне его видеть.

Но что меня действительно потрясает после всех Амстердамов, Брюсселей – изумительная чистота. Такое впечатление, что здесь живут люди, которые ценят свой город, и понимают, куда надо бросить использованный, например, билет, или конверт от прочитанного письма.

На вопрос о том, закрыта ли тема Ташкента романом «На солнечной стороне улицы», Дина Рубина ответила неоднозначно – и да, и нет.

Жизнь человека достаточно коротка, даже когда она очень длинна.

Роман был одним из самых мучительных – я его начинала очень давно, с записей, воспоминаний, записок. Работа то прерывалась, то начиналась вновь. Долго думала, что не получится – слишком длинный фокус, много времени прошло. Но это было до того момента, когда однажды, поднимаясь в автобус в Израиле, я протянула мятую двадцадку водителю, и сказала «В Ташкент». Я поняла, что город зовет, и роман меня окликает. И тогда я всерьез засела за работу, и дописала его. Вся эта история продолжалась 26 лет. И мне хватило, я сыта по горло.

Но и сейчас, когда я пишу о бабке, о старой тетке – все равно всплывает Ташкент. От этого никуда не деться.

об узбекской кухне

Вы не представляете, насколько не ко времени этот вопрос. Дело в том, что вчера нас Наталья Мусина пригласила в свой ресторан, и я самым пошлым образом обожралась. Потому что я не могла оторваться – там было все любимое – плов, манты, шашлык, и довольно редко я могу это есть, потому что в Израиле есть два хороших ресторана узбекской кухни, но находятся они не в Иерусалиме.

Вобщем, я, конечно, поднажала. И сегодня с утра стараюсь не думать о еде.

Недавно я была в Казахстане. После написания романа «Русская канарейка», где описан город Алма-Ата, меня попросили выступить в этом городе. Я приехала и обнаружила странную вещь – там очень много прекрасных узбекских ресторанов. Когда меня угостили в первый день казахскими изысками – казы, бешбармаком, я поняла, что это абсолютно не мое. И поэтому я сказала: «Смотрите, здесь написано «Узбечка». Это узбекский ресторан? Да? Тогда зайдем сюда, извините, пожалуйста».

И все пять дней я питалась исключительно родной кухней. Дома тоже готовлю – я ведь узбекская женщина. Другое дело, что не всегда получается найти на это время.

об экранизации книг

Боюсь всех экранизаций. Есть 2 экранизации, которые я люблю. Это фильм по моему рассказу «Любка» и фильм «На Верхней Масловке».
Вообще, я считаю, что автора литературного текста надо убивать до премьеры фильма. Но пока никто из режиссеров не решился этого сделать.

немного юмора…

Через 2-3 дня после поездки в Венецию, на карнавал, который меня невероятно впечатлил, я приехала в Москву. Должна была там выступить в книжном магазине.

Встречал меня не издательский водитель, а таксист с табличкой. Очень молчаливый. По дороге мы влипли в пробку. А меня все еще распирает Венеция, и я стала ему рассказывать о параде дожей на площади Сан-Марко, фонтаны бьют струи розового вина провинции Минетта, а дамы подставляют туфельки под эти струи, и пьют. О том, под какими штандартами – золотыми, черными, бордовыми, лазоревыми, идут участники карнавала, какие костюмы, как загорается свет на вершине башен…

Таксист очень дико на меня смотрел, искоса. Молчал. А я была ужасно довольна собой, потому что обкатывала на нем будущее произведение. Наконец, он меня подвез к отелю, вытащил чемодан из багажника и говорит:

- Где вы говорите, живете-то?
- В Израиле
- А сколько лет там живете?.
- Почти тридцать.
- Знаете, неплохой у вас русский язык.

О писательстве и творчестве

Писатель – всегда самовлюбленный идиот. Это человек, который занят собой 24 часа в сутки. И больше всего на свете он ценит свое драгоценное слово. Но большими писателями становятся те, кто могут вовремя придушить в себе художника, остановить бесконечные пассажи во имя целостности сюжета, той замечательной точки, которая либо взорвется в конце, либо засияет звездой.

Мне в этом помогает то, что я закончила консерваторию, и хорошо знакома с таким понятием, как музыкальная форма. Все искусства связаны, и музыкальная форма – очень определенная, жесткая вещь, как алгебра. И я чувствую эту форму.

Творчество – это не божий дар. Это работа, ремесло. А за ним уже идет все остальное.

Оборачиваясь назад, я вижу невероятное самомнение, очень небольшое умение складывать слова.

Не стоит преувеличивать личность писателя. Все они - малосимпатичные люди. Нечего с этими писателями жить, нечего о них думать.
Надо просто читать их книги, если они интересны, и думать, если эти книги думать позволяют. Просто читайте то, что пишут талантливые писатели, и все будет хорошо.
Дина Рубина: «Я – узбекская женщина»

Оставшуюся часть времени, едва ли не столько же, сколько длилась беседа, Дина Ильинична посвятила автографам и совместным фото со своими поклонниками. Впереди ее ждет Москва, а фильм Дине Рубиной, посвященный городам в ее жизни, зрители могут ожидать уже осенью текущего года.


Анна Гриценко.
Комментарии
Отлично описана встреча и передано содержание беседы, спасибо автору!
отлично, Дина как всегда патриот Ташкента
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Хоким Ташкента пообещал в шесть секунд сделать журналистов геями за критику его заводов (аудио)

Имя "волка одиночки" Сайфулло Саипова вновь на первых страницах американских газет

На следующей неделе ташкентцам пообещали первый снег

Стало известно, при каких обстоятельствах была сделана запись высказываний Джахонгира Артикходжаева

expo
Похожие статьи
Теги
Анна Гриценко