Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Дина Рубина: «Я – узбекская женщина»

Дина Рубина: «Я – узбекская женщина»

«Давайте без пафоса и фанфар – по-простому, раскованно поговорим. Оставим «выдающихся» - я просто девочка, которая почти 65 лет назад родилась в этом городе и почти 30 лет в нем прожила», - именно так начала свою встречу с поклонниками ее писательского таланта в Ташкенте Дина Рубина.

Дина Рубина: «Я – узбекская женщина»

Приезд писательницы в столицу Узбекистана не случаен – о Дине Рубиной здесь снимается документальный фильм.

«Я бы никогда не допустила такого безобразия, но дело в том, что делают этот фильм мои друзья, тоже ташкентские и многолетние - замечательный режиссер Станислав Митин и сценарист Элла Митина. Меня здесь гоняют то по арыкам, то по лестницам, и я покорно все сношу», - рассказывает Дина Ильинична.

В беседе с ташкентцами – журналистами, писателями, поэтами и просто любителями литературы, было обсуждено множество интересных тем и вопросов. Писательница отвечала обстоятельно, красочно и живо, и при этом всегда по существу.

Разумеется, больше всего каждого интересовал вопрос о ее впечатлениях от современного Ташкента, о том, будет ли продолжена тема города в последующих произведениях, о кулинарных предпочтениях Дины Ильиничны и ее взглядах на такие понятия, как талант, творчество.

Бессмысленно пытаться обыграть блистательные ответы мастера на тот или иной вопрос. Поэтому – живые размышления Дины Рубиной…

о Ташкенте

Это один из самых сложных вопросов, на который трудно ответить. Сегодняшний Ташкент, с этими разворачивающимися площадями, зданиями с истинно восточным, арочным элементом, огромные, нарочито представительные – они настолько отличаются от особнячков моего детства… Все это интересный для меня, даже мечтами захватывающий, но абсолютно незнакомый город.

Я помню другой Ташкент, другой сквер – его я и описала в своем романе «На солнечной стороне улицы». Я не говорю, что это плохо – город не может оставаться таким, каким комфортно мне его видеть.

Но что меня действительно потрясает после всех Амстердамов, Брюсселей – изумительная чистота. Такое впечатление, что здесь живут люди, которые ценят свой город, и понимают, куда надо бросить использованный, например, билет, или конверт от прочитанного письма.

На вопрос о том, закрыта ли тема Ташкента романом «На солнечной стороне улицы», Дина Рубина ответила неоднозначно – и да, и нет.

Жизнь человека достаточно коротка, даже когда она очень длинна.

Роман был одним из самых мучительных – я его начинала очень давно, с записей, воспоминаний, записок. Работа то прерывалась, то начиналась вновь. Долго думала, что не получится – слишком длинный фокус, много времени прошло. Но это было до того момента, когда однажды, поднимаясь в автобус в Израиле, я протянула мятую двадцадку водителю, и сказала «В Ташкент». Я поняла, что город зовет, и роман меня окликает. И тогда я всерьез засела за работу, и дописала его. Вся эта история продолжалась 26 лет. И мне хватило, я сыта по горло.

Но и сейчас, когда я пишу о бабке, о старой тетке – все равно всплывает Ташкент. От этого никуда не деться.

об узбекской кухне

Вы не представляете, насколько не ко времени этот вопрос. Дело в том, что вчера нас Наталья Мусина пригласила в свой ресторан, и я самым пошлым образом обожралась. Потому что я не могла оторваться – там было все любимое – плов, манты, шашлык, и довольно редко я могу это есть, потому что в Израиле есть два хороших ресторана узбекской кухни, но находятся они не в Иерусалиме.

Вобщем, я, конечно, поднажала. И сегодня с утра стараюсь не думать о еде.

Недавно я была в Казахстане. После написания романа «Русская канарейка», где описан город Алма-Ата, меня попросили выступить в этом городе. Я приехала и обнаружила странную вещь – там очень много прекрасных узбекских ресторанов. Когда меня угостили в первый день казахскими изысками – казы, бешбармаком, я поняла, что это абсолютно не мое. И поэтому я сказала: «Смотрите, здесь написано «Узбечка». Это узбекский ресторан? Да? Тогда зайдем сюда, извините, пожалуйста».

И все пять дней я питалась исключительно родной кухней. Дома тоже готовлю – я ведь узбекская женщина. Другое дело, что не всегда получается найти на это время.

об экранизации книг

Боюсь всех экранизаций. Есть 2 экранизации, которые я люблю. Это фильм по моему рассказу «Любка» и фильм «На Верхней Масловке».
Вообще, я считаю, что автора литературного текста надо убивать до премьеры фильма. Но пока никто из режиссеров не решился этого сделать.

немного юмора…

Через 2-3 дня после поездки в Венецию, на карнавал, который меня невероятно впечатлил, я приехала в Москву. Должна была там выступить в книжном магазине.

Встречал меня не издательский водитель, а таксист с табличкой. Очень молчаливый. По дороге мы влипли в пробку. А меня все еще распирает Венеция, и я стала ему рассказывать о параде дожей на площади Сан-Марко, фонтаны бьют струи розового вина провинции Минетта, а дамы подставляют туфельки под эти струи, и пьют. О том, под какими штандартами – золотыми, черными, бордовыми, лазоревыми, идут участники карнавала, какие костюмы, как загорается свет на вершине башен…

Таксист очень дико на меня смотрел, искоса. Молчал. А я была ужасно довольна собой, потому что обкатывала на нем будущее произведение. Наконец, он меня подвез к отелю, вытащил чемодан из багажника и говорит:

- Где вы говорите, живете-то?
- В Израиле
- А сколько лет там живете?.
- Почти тридцать.
- Знаете, неплохой у вас русский язык.

О писательстве и творчестве

Писатель – всегда самовлюбленный идиот. Это человек, который занят собой 24 часа в сутки. И больше всего на свете он ценит свое драгоценное слово. Но большими писателями становятся те, кто могут вовремя придушить в себе художника, остановить бесконечные пассажи во имя целостности сюжета, той замечательной точки, которая либо взорвется в конце, либо засияет звездой.

Мне в этом помогает то, что я закончила консерваторию, и хорошо знакома с таким понятием, как музыкальная форма. Все искусства связаны, и музыкальная форма – очень определенная, жесткая вещь, как алгебра. И я чувствую эту форму.

Творчество – это не божий дар. Это работа, ремесло. А за ним уже идет все остальное.

Оборачиваясь назад, я вижу невероятное самомнение, очень небольшое умение складывать слова.

Не стоит преувеличивать личность писателя. Все они - малосимпатичные люди. Нечего с этими писателями жить, нечего о них думать.
Надо просто читать их книги, если они интересны, и думать, если эти книги думать позволяют. Просто читайте то, что пишут талантливые писатели, и все будет хорошо.
Дина Рубина: «Я – узбекская женщина»

Оставшуюся часть времени, едва ли не столько же, сколько длилась беседа, Дина Ильинична посвятила автографам и совместным фото со своими поклонниками. Впереди ее ждет Москва, а фильм Дине Рубиной, посвященный городам в ее жизни, зрители могут ожидать уже осенью текущего года.


Анна Гриценко.
Комментарии
Отлично описана встреча и передано содержание беседы, спасибо автору!
отлично, Дина как всегда патриот Ташкента
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Пропавшую 14-летнюю девочку с Чиланзара обнаружили через восемь часов поисков

В Андижанской области мать до смерти забила палкой своего 5-летнего сына

Скончалась певица Азиза Ниёзметова

Владимир Путин прибудет в Ташкент 18 октября и примет участие в запуске строительства АЭС

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
Анна Гриценко