Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Неъмат Синхабиби: «Пение для меня не работа, а великое счастье»

Неъмат Синхабиби: «Пение для меня не работа, а великое счастье»

В Государственном Академическом Большом театре оперы и балета имени А.Навои подходят к финалу репетиции оперы «Аида», которую ставит известный тандем – режиссер народный артист Узбекистана и Азербайджана Ф.С.Сафаров и дирижер народная артистка СССР Д.Г.Абдурахманова. Это одна из самых популярных опер Д.Верди. Сюжет ее о любви и зиждется он на любовном треугольнике, а не на локальных африканских конфликтах. Отрадно, что один из шедевров итальянского гения вновь появится в репертуаре ташкентского коллектива. Есть такое выражение: «АВС репертуарного театра - это «Aida», «Bohème», «Carmen». Две из них давно идут на прославленной сцене. Наконец возвращается и «Аида». Постановка получается, на мой взгляд, зрелищная, в красивых декорациях. Утвержден и состав исполнителей, среди которых и Неъмат Синхабиби, поющий Радамеса.


Неъмат Синхабиби: «Пение для меня не работа, а великое счастье»

Радамес – Н.Синхабиби, Аида – М.Полякова

На сцене ташкентского Большого он тридцать шесть лет, из них восемь был артистом хора и вот уже двадцать восемь является его ведущим солистом. За эти годы певец создал самые разнообразные образы, среди которых Альфред, Хозе, Манрико, Эдгар, Фауст, Радамес и многие другие. И для каждого из них свойственна не только цельность, но и найдены свои вокальные и сценические краски. Отвергая броские эффекты, он проникает в самую сердцевину роли, с мастерством артиста-психолога прослеживает потаенные стороны души героя. Словом, за все, за что не берется Синхабиби, он создает убедительные оперные образы, причем создает тщательно, с ощущением громадной ответственности и собственного артистического достоинства. Коллеги любят с ним работать, получая истинное творческое наслаждение. И он не только замечательный партнер, но и чуткий, отзывчивый человек, чья солнечность, редкая доброта и порядочность, думаю, не знают себе равных. Качество, между прочим, редчайшее, особенно для людей театра.

Со сцены Синхабиби покоряет своим пением, а в общении – простотой и открытостью. Причем он одинаково приветлив как с VIP-персоной, так и с уборщицей родного театра. У него, ведущего солиста ташкентского Большого, свой взгляд на многие вещи, и менять его он не собирается. Он считает, что в жизни все должно быть гораздо проще и честнее как по отношению к себе, так и к окружающим. Поэтому при встрече мой первый вопрос был о его скромности.

- Откуда она у вас, Неъмат?

- От родителей. Вы знаете, лучших учителей на свете не бывает – все идет от семьи. Родители меня никогда пальцем не тронули, плохого слова я от них никогда не слышал. Все было по-доброму и от души. В этом плане я счастливый человек. А дальше воспитывали школа, армия, вуз, педагоги, окружающие.

- А когда вы начали петь?

- С детства. В нашей семье музыку любили, она постоянно меня сопровождала. К тому же моя старшая сестра играла на рубабе. Когда она поступила в Институт культуры, я находился в плену эстрады. Позже я тоже поступил в этот же вуз, но на подготовительное отделение дирижерско-хорового факультета, потому что у меня не было специального музыкального образования. В этом благотворную роль сыграл Карим Турсунмуратович Азимов – педагог моей сестры по специальности. Через год меня призвали в армию. Два года служил на Дальнем Востоке. Всегда с теплом вспоминаю это время.

Вернувшись, поступил в Ташкентскую консерваторию. Самым значительным приобретением в студенческие годы считаю занятия в классе замечательного певца, народного артиста Узбекистана, профессора Насима Хашимовича Хашимова, оказавшего на меня самое большое влияние.

С первого года учебы я начал работать в хоре ташкентского Большого театра. В тот период на сцене было целое созвездие блистательных мастеров: Халима Насырова, Саодат Кабулова, Саттар Ярашев, Асад Азимов, Сасон Беньяминов, Розалинда Лаут, Ойниса и Рафаат Кучликовы, Вячеслав Гринченко, Александр Леушкин, Роберт Борухов, Лев Пинхасов и многие другие, всех не перечислить. Глядя на них, слушая их пение, я всегда думал, когда же я буду в их числе? Поэтому, участвуя в оперных постановках театра, скрупулезно учился у них, приобретая вокальные и сценические навыки. А после восьми лет работы в хоре моя самая дерзкая, самая отчаянная мечта сбылась: я все-таки стал солистом оперы.

- С того памятного дня вы исполнили столько партий, прожили столько жизней на сцене. Создается ощущение, что созданные Вами образы реальные. А какая ваша самая любимая партия?

– У меня их несколько: Хозе в «Кармен», Радамес в «Аиде», Ричард в «Бал-маскараде», Эдгар в «Лючие ди Ламмермур». Конечно, и все другие роли я исполнял и исполняю с большим наслаждением, вкладывая в них душу. Например, Альфред в «Травиате» Верди.
Неъмат Синхабиби: «Пение для меня не работа, а великое счастье»

Хозе – Н.Синхабиби, Кармен – О.Александрова

- Очень хорошо помню вашего Альфреда Жермона, настолько он был исполнен драматизма, что этот лирический образ получил на оперной сцене новое прочтение. А ведь до этого на экраны вышел фильм Франко Дзеффирелли с Пласидо Доминго в роли Альфреда...

- О, это была масштабная постановка, которую западная пресса характеризовала, как «одну из самых дорогостоящих» в истории кино.

- А к работе над картиной был привлечен хор и оркестр «Метрополитен-опера», знаменитости мирового вокального искусства.

- Ведущие партии замечательно исполнили гречанка Тереза Стратас и испанец Пласидо Доминго. Поэтому я вместе с режиссером-постановщиком Фирудином Саттаровичем Сафаровым нашел свой путь к Альфреду; по-своему пережил и перечувствовал его радости и страдания, по-своему донес их до слушателя. К тому же я был очарован вокальной красотой партии, наполненной, с одной стороны теплотой лирической грусти, а с другой - драматическим накалом, которыми напоена музыка Верди.

- На днях состоится премьера «Аиды» - другой оперы великого Верди, в которой вы поете Радамеса. Что для вас партия египетского военачальника?

- Прежде всего, хочу отметить, что постановка «Аиды» в нашем театре – абсолютно классическая, и в этом ее несомненное достоинство. Сегодня режиссеры любят современные трактовки, любят переосмысливать, экспериментировать… Слава Богу, в нашем театре это не наблюдается. Что касается партии Радамеса, то она очень сложная. И не каждый певец рискует за нее браться.

- Это точно. Даже знаменитый Атлантов не пел Радамеса, хотя пел и Германа, и Каварадосси, и Отелло… И у Пласидо Доминго были сложности именно с Радамесом. Что стоит хотя бы его романс в первом акте «Милая Аида!», который должен быть исполнен страстно… там звучат три си бемоля на фермато: эту ноту нужно долго держать и красиво показать зрителям… Очень сложный дуэт с Аидой, требующий много страсти и темперамента…

- Я уже много раз пел эту партию в первой постановке, поэтому чувствую себя уверенно и могу выполнить все, что написал композитор и предложили режиссер и дирижер. В этом образе нужно иногда показать характер воина, а иногда – пылкого влюбленного.

- Кстати, когда певец дает публике заряд, поет от сердца, с темпераментом, это позволяет и слушателям окунуться в прекрасную музыку Верди…

- Публика всегда ждет от певца не только красивого пения, не просто взятия верхних нот там, где они должны быть взяты, но и глубокой эмоциональной работы над образом. Поэтому я очень рад, что меня в очередной раз утвердили петь в «Аиде». Словом, готовлюсь к премьере.
Неъмат Синхабиби: «Пение для меня не работа, а великое счастье»

Радамес – Н.Синхабиби, Амнерис – О.Александрова

- А вы можете сказать, сколько раз вы пели Радамеса?

- Честно, не знаю и не смогу ответить на ваш вопрос, потому что никогда ничего не считаю.

- Скажите, вам приходится наполнять образ своей внутренней энергетикой?

- А как же?! Конечно! Отдача идет полная.

- А как вы настраиваетесь на спектакль или концерт?

- Проснулся и настроился. У меня всегда хорошее настроение (улыбается).

- В одном из интервью знаменитый тенор Хосе Каррерас признался, что вся жизнь оперного артиста полностью подчинена его связкам. А у вас есть страх лишиться голоса?

- По молодости лет я об этом совершенно не думал, да и сейчас стараюсь на этом не зацикливаться. Чем меньше у оперного певца проблем, тем лучше.

- То есть, у вас нет никаких страданий на тему «есть голос, нет голоса»?

- Да нет. Я выхожу и пою.

- Но не у всех так. Есть настолько закомплексованные артисты: у одних, к примеру, поднимается температура, у других начинаются какие-то болячки перед премьерой…

- К счастью, со мной такого не происходит. Моя подготовка к спектаклю не превращается в определенную истерику, хотя выйти на сцену и спеть, безусловно, требует очень больших усилий. Поэтому артист должен быть очень сильным, чтобы побороть в себе страх и волнение, собраться и исполнить свою партию. И для этого нужна сила воли.

- Иногда певцы, особенно молодые, стремясь показать свои вокальные возможности, считают: главное виртуозно исполнить партию, взять все верхние ноты, к примеру…

- Верхние ноты надо не брать, а петь.

- Как Вы. Когда Вы поете - это всегда ощущение полета, радости!

- А я иду к верхним нотам всегда с радостью, и публика эту радость получает.

- Однажды выдающийся российский певец Владимир Атлантов сказал, что тенор - это тембр особый, для избранных, его воздействие необычно...

- Пожалуй, он прав. У тенора больше выразительных моментов. Особенно притягательны крепкие драматические тенора, когда мужчины с баритональными голосами должны забираться бог знает на какие высоты!

- И говорят, что это особым образом действует на дам…

- Мне тоже кажется, такое пение не лишено чувственности.

Вы когда-либо ощущали конкуренцию?

– Нет, напротив, мои коллеги, замечательные исполнители, украшающие мою жизнь. Выступать вместе с ними для меня всегда большая радость.

Каждое исполнение требует от певца больших затрат энергии. А как вы справлялись с профессиональными нагрузками?

– Первая роль, с которой я выступил на сцене театра, и о которой уже говорил в начале нашей беседы, был Альфред. Безусловно, я волновался и после своего первого спектакля несколько дней не мог придти в себя. Сегодня, будучи уже зрелым певцом, я могу выходить на сцену чуть ли не каждый день.

- Современный певец обязательно должен быть хорошим актером? Я задаю этот вопрос, потому что иногда говорят - главное для оперного певца вокал, чистота музыкальной интонации…

- В нашем искусстве нет ничего второстепенного. Всё главное. А самое главное, в театре нельзя просто работать. Ему надо служить. Я никогда не говорю, что работаю в театре. Я ему служу.
Неъмат Синхабиби: «Пение для меня не работа, а великое счастье»

Манрико из оперы «Трубадур» Д.Верди

- Вам не бывает обидно оттого, что существуют определенные рамки – партитура, образ, режиссер, дирижер?

- Нет, я их не ощущаю, потому что люблю петь, и оно – пение - для меня не работа, а великое счастье. Каждый раз, когда я выхожу на сцену – я живу, а когда заканчивается опера, мне становится жалко, что этот музыкальный мир так быстро завершился финалом.

Кто из людей, которых вы встретили на жизненном пути, оказал на вас сильное влияние?

- Я благодарен судьбе за встречу с режиссером Фирудином Саттаровичем Сафаровым и дирижером Дильбар Гулямовной Абдурахмановой, во многих постановках которых я участвую. Они приучили меня работать, влюбили в музыку. Они истинные профессионалы, безмерно трудолюбивые, талантливые, верно служащие истинному искусству. И работать надо так, как работают они – очень много и неистово.

- Что в карьере певца, на ваш взгляд, самое важное?

- Как и в карьере любого артиста, да и просто публичного человека - востребованность зрителем.

- А для какой публики вы поете?

- Я не делю публику на профессиональную и непрофессиональную. Если ты делаешь свое дело хорошо, то любая публика тебя поймет. И так в любой профессии: все, что сделано хорошо, понятно любому человеку!

- Как проходит ваш день?

- По - разному. Если есть репетиция, репетирую. Когда нет репетиций, стараюсь жене помочь по хозяйству: могу и постирать, и обед приготовить пока она внуками занимается.

- Скорее всего, тайм-аут вы берете в день спектакля, когда надо настраиваться на роль?

- Практически нет, хотя прекрасно понимаю, что нужно поменьше разговаривать и копить эмоции. Тем не менее, я отвожу внуков в школу, делаю базар, если дома что-либо закончилось из продуктов питания или занимаюсь со студентами. Таким образом, я отвлекаю себя от предстоящего оперного действа, на котором концентрируюсь во время спектакля. К счастью, я умею собираться.

В чем вы сегодня черпаете радость жизни?

– Прежде всего, в самой возможности жить, причем, жить под мирным небом. Мне доставляет особое удовольствие моя любимая работа, коллектив, с которым я репетирую и выхожу на сцену, встречи с друзьями. И еще люблю читать, слушать хорошую музыку, смотреть интересные телевизионные программы.

- Ваша стабильно любимая музыка?

- Классическая, узбекский фольклор, то есть та музыка, где есть поэзия, душа, общение. С удовольствием слушаю Фаттоха Мамадалиева, Хасана Раджаби, Муножат Юлчиеву.

-Скажите, для вас, настоящий мужчина, он какой?

- Настоящий мужчина должен быть настоящим мужчиной и не говорить об этом на каждом углу. Держать свое слово, быть честным по отношению к женщине, защищать ее и боготворить.

- А что вас может вывести из себя?

- Мне как-то везет на людей. Все кто меня окружает, это потрясающая, добрая, настоящая команда. По энергетике, по химии, эти люди, они никогда в жизни не изменятся, не предадут.

- Мерилин Монро говорила: «Карьера хорошая вещь, но она не согреет тебя холодным вечером». Кто те люди, которые согревают вас?

- Слава богу, они со мной. Это моя семья - самые близкие мне люди. В первую очередь, моя жена Малика. Мы познакомились, будучи студентами. Она по профессии дирижер-хоровик. Вместе мы уже тридцать три года. Наши три замечательные дочери Лайло, Зебо и Зульфия. И, конечно же, четверо любимых внуков, с которыми обожаю проводить все свое свободное время. Даже когда я нахожусь вдали от дома, мысли о моей семье всегда меня согревают!

Беседовала Инесса Гульзарова, музыковед.
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

В Андижанской области мать до смерти забила палкой своего 5-летнего сына

От аэропорта до Tashkent City пустят надземную транспортную систему «Стрела»

Президенты Нурсултан Назарбаев, Владимир Путин и Шавкат Мирзиёев провели неформальную встречу в Казахстане

Президент Узбекистана подарил 3-комнатную квартиру юному шахматисту

Реклама на сайте
Похожие статьи
Теги
Инесса Гульзарова