27.9 C
Узбекистан
Понедельник, 6 июля, 2020

Дильбар Абдурахманова: «Больше всего в жизни я боюсь потерять профессию»

Топ статей за 7 дней

Автовладельцы четырех районов Ташкента выступили против массового сноса автостоянок (видео)

Несмотря на то, что кварталы, дворы, детские площадки и зеленые зоны заполонили автомобили, строительство многоуровневых стоянок городские...

В Узбекистане планируют отменить право дехкан на пожизненное владение землей

Минюст разработал и разместил для обсуждения проект закона «О внесении изменений в Закон Республики Узбекистан «О дехканском хозяйстве».В редакцию...

Населению Узбекистана будет предложен джизакский «Фольксваген»

По сообщению информационной службы АО «Узавтосаноат», постановлением Президента Узбекистана  от  25 июня 2020 года «О мерах по...

Подпишитесь на нас

51,403участниковМне нравится
21,058участниковЧитать
2,090участниковПодписаться

Она является легендой в музыкальной культуре Узбекистана. Ее называют «блистательной эпохой», «огненным дирижером», «поэтессой дирижерской палочки». Эта красивая, темпераментная женщина перевернула представление о дирижере, как исключительно мужской профессии, покорив мир филигранным мастерством и страстной манерой дирижирования. Ее руки летают, а дирижерская палочка кажется поистине волшебной. Она горит сама и зажигает других.

Дильбар Абдурахманова: «Больше всего в жизни я боюсь потерять профессию»

Д.Абдурахманова

Народная артистка СССР, лауреат Государственной премии, дирижер симфонического оркестра Государственного Академического Большого театра имени Алишера Навои, профессор она нашла свое место в жизни, став профессионалом высшей пробы. Работа с ней требует высочайшей самоотдачи, являясь особой честью и замечательной школой для каждого исполнителя. Она музыкант каждым мускулом своего сердца и дирижер каждой каплей крови. Ее индивидуальности свойственна героическая сила воли и страстный темперамент, которым произвольно и безоговорочно подчиняешься после первых же тактов…

Дильбар Абдурахманова: «Больше всего в жизни я боюсь потерять профессию»

Очередное интервью

Вот и я в далеком детстве, затаив дыхание, любовалась ею и восхищалась ее эмоциональностью, необычной пластикой рук подобных крыльям и решительными, почти магическими жестами, понятным каждому из сидящих перед ней в оркестровой яме музыкантам. Разве я могла тогда, будучи подростком, мечтать, что спустя годы мне выпадет счастье не только общаться с ней, но дружить и бывать в ее гостеприимном доме?!

В жизни Дильбар Гулямовну отличают интеллигентность, духовное богатство, эрудиция, талант, обаяние. От нее я узнала, что она родилась в семье оперных певцов Гуляма Абдурахманова и Зухры Файзиевой. Отец был ведущим солистом ГАБТа имени А.Навои, единственным из узбекских артистов получившим Сталинскую премию. А мама после рождения ее младших сестер и братишек работала в фольклорном ансамбле радиокомитета и, лишь вырастив детей, вернулась в 60 лет на сцену. Родители, будучи образованными людьми с хорошими манерами, учили маленькую Дильбар играть на скрипке, фортепиано, иностранным языкам, а также обязательности и организованности. Все это подарило ей сильную волю, благодаря которой она и стала дирижером, снискав заслуженное уважение в музыкальном сообществе.

Нынешний год для Дильбар Гулямовны юбилейный. Трудно поверить, что ей исполнилось 80 лет. Она по-прежнему за дирижерским пультом, наполнена энергией, позитивом, предстоящей премьерой «Аиды» великого Верди и не реализованными творческими планами. Коллектив ее любимого театра, ставшего вторым домом, готовит в грядущий вторник, 4 октября, подарок и для нее, и для почитателей ее таланта – Юбилейный вечер в честь первой женщины-дирижера на Востоке, который состоится в шесть часов вечера. Наша беседа с маэстро состоялась за несколько дней до этого события и началась с вопроса, что нужно дирижеру для успеха?

— Не так много. Талант, голова на плечах и сердце. И еще он должен быть психологом, и всегда оставаться человеком, какой бы жесткий не был на репетиции.

Дильбар Абдурахманова: «Больше всего в жизни я боюсь потерять профессию»

За дирижерским пультом

А вы разве бываете жесткой? Как вы руководите оркестром? С помощью диктата или кнута и пряника?

– Ну что Вы, нет-нет! Меня музыканты уважают. Это, скорее, почтение к моему статусу, возрасту. Всё-таки я работаю в театре пятьдесят девять лет, и за спиной у меня колоссальный опыт. Ведь я была главным дирижером нашего театра, являюсь музыкальным руководителем многих оперных и балетных спектаклей, дирижировала прославленным симфоническим оркестром Большого театра в Москве, а так же зарубежными коллективами в Египте, Румынии, открывала как дирижер театр оперы и балета в Малайзии.

За этот солидный период вашей деятельности людская молва воздала вам должное: что тянули весь воз оркестровых дел, составляли программы, готовили главные премьеры сезона, участвовали в общественной жизни театра, ездили с ним в дальние поездки, помогали разбираться в конфликтных ситуациях между артистами…

— Все это было в моей жизни. Что касается симфонического оркестра, то это коллектив исключительно своеобразный, и его взаимоотношения с дирижером не всегда носят идиллический характер. Они и не могут быть такими, какими видятся зрителю из театрального зала, коли речь идет об оркестре театра оперы и балета. Коллективное музицирование требует активного участия каждого артиста в творческом процессе, включая пение или хореографию. Не случайно слаженно работающее производство порой сравнивают с легко играющим оркестром. Но какой ценой достается эта легкость и точность, каких усилий требует она от дирижера и музыкантов — знают лишь они сами.

И потом оркестр — это сложный, многообразный, живой организм, не так ли?

— Безусловно, живой организм, способный достигнуть баланса, гармонии и кульминаций в сочетании с чувством, страстью. Это инструмент, формировавшийся столетиями многими мастерами и гениями прошлого. И он продолжает развиваться.

Кстати, ни в какой другой профессии, кроме дирижерской, не считается позволительным стоять спиной к публике.

— Но, согласитесь, дирижер передает свою энергию оркестру, артистам на сцене, если речь идет о профессии дирижера музыкального театра, а через игру музыкантов и исполнение артистов эта энергия передается и слушателям. Надеюсь, моя публика чувствует, что я стою к ним с открытым сердцем и душой.

Быть женщиной в вашей профессии вам никогда не мешало?

— Нет, никогда.

Дильбар Абдурахманова: «Больше всего в жизни я боюсь потерять профессию»

Д.Абдурахманова на пресс-конференции

Давайте поговорим о вашем детстве. Когда вы были ребенком, была ли у вас возможность слушать классическую музыку в концертах?

– Я не только слушала музыку, но и регулярно выступала в концертах. Унисон скрипачей школы Глиэра принимал участие во всех культурных мероприятиях не только школы, но и города. Наше постоянное участие в концертах дало нам совершенно естественное чувство сцены. Я никогда не боялась выходить на сцену! Ведь музыкой я, как воздухом, дышала с раннего детства. В нашем доме она звучала не переставая. И еще я ходила с папой на все репетиции и спектакли, в которых он был занят, часами простаивая у барьера оркестровой ямы. Я видела много разных инструментов, которые своим звучанием и создавали музыку. Тогда я поняла, что музыка — это оркестр, и я хочу быть в этой музыке главной.

Вы думали тогда, что когда-нибудь будете в этом театре дирижировать оркестром?

— Не думала, но мечтала. Я ведь училась у замечательных ташкентских музыкантов, педагогов от Бога – это были скрипачи Наум Ефимович Повер и Исаак Николаевич Рейдер. А педагог школьного оркестра Нина Николаевна Третьякова, ассистент известного дирижера и композитора Мухтара Ашрафи, учила меня мануальной технике, давая мне партитуру и дирижерскую палочку. На одном из отчетных концертов меня и заметил Мухтар Ашрафович. В то время он был ректором консерватории, где вел класс симфонического дирижирования. Наверное, он что-то во мне тогда разглядел, если спросил, кем я хочу стать? И я без колебаний ответила: «Дирижером». Ведь стоя у оркестровой ямы, я уже тогда поняла, что музыка — это оркестр, и я хочу быть в этой музыке главной.

Дильбар Абдурахманова: «Больше всего в жизни я боюсь потерять профессию»

Мухтар Ашрафи
(1912-1975)

Позже я поступила в нашу консерваторию, куда была зачислена сразу двум специальностям – скрипки и оперно-симфонического дирижирования. Последнему я училась у Мухтара Ашрафи – великого музыканта, яркого, талантливого композитора и дирижера. Авторитет его был непререкаем. Его деятельность составила целую эпоху в нашем музыкальном искусстве. Он был Учителем с большой буквы. Я многому у него научилась. На репетициях он никогда слишком много не говорил, он мог все сказать оркестру своими волшебными руками и сердцем. Но прежде всего он был для меня примером, когда дело касалось упорного труда, вечного поиска чего-то нового и постоянной работы по формированию звука. У него было свое особое, неповторимое звучание, будь то оперный или балетный спектакль, либо концерт. Меня это всегда завораживало, и я вечно пыталась разгадать эту загадку, правда без особого успеха… Мухтар Ашрафович жил искусством. Он воспитал целую плеяду дирижеров, и его по праву называют основателем узбекской школы оркестрового дирижирования.

Оркестр – такой огромный организм, составленный из очень многих личностей, индивидуальностей. Может ли он себя плохо чувствовать, у него бывает плохое настроение?

– Всякое бывает. Жизнь гораздо сложнее, чем мы думаем. Главное в работе дирижера – умение создать особую атмосферу: тогда суета мира забывается, и музыканты не просто производят ноты, а начинают служить искусству.

Несколько лет назад СМИ цитировали высказывание известного российского дирижера Юрия Темирканова о том, что он не верит, что женщины могут хорошо дирижировать. Это вызвало немало споров и породило протесты. Зная, как вы высоко цените талант Юрия Хатуевича, вы не изменили своего отношения к нему после его мнения о женщинах за дирижерским пультом?

— Конечно, не изменила. Юрий Темирканов – один из ярчайших дирижеров современности. У него очень выразительная манера дирижирования. И дело не только в том, что он дирижируете без палочки, это не такая редкость, а в том, что он делает руками, и как много говорят его глаза, и как он чувствует музыку. Его музыканты дышат вместе с ним, составляя единое целое. Вы посмотрите, как они, не отрываясь, смотрят на него, и при этом играют абсолютно увлеченно, с полной отдачей.

Дильбар Абдурахманова: «Больше всего в жизни я боюсь потерять профессию»

Маэстро Темирканов

Интервью, которое вы упомянули, я читала. Но знаете, позже, Юрий Хатуевич признался, что женщины могут быть дирижерами. И он не против того, чтобы они дирижировали. Вот только ему это не нравится. И это вопрос его вкуса. А так как у нас у всех разные вкусы, то о них не спорят.

И все-таки, почему так мало женщин-дирижеров?

— Я думаю, что многие женщины просто не хотят обрекать себя на такой адский график жизни. Постоянные репетиции, премьеры, прослушивания, поездки, все это стоит нервов и энергии. Что и говорить, с личной жизнью такую профессию сочетать очень сложно. И, тем не менее, число представительниц «слабого пола», возглавляющих крупные симфонические оркестры и оперные театры, растет. Сегодня в мире насчитывается более пятисот дирижеров-женщин. А дирижёр, по сути, является профессией и не мужской, и не женской, а профессией характера.

Дильбар Гулямовна, в последнее время в связи с панибратским обращением с великой музыкой, великой литературой обострилась дискуссия об оперной режиссуре. Как отличить новое прочтение произведения от насилия над ним в результате режиссерского самовыражения?

— Это происходит от недостатка культуры, ведь настоящее искусство, в отличие от подделок, требует от слушателя-зрителя знания и интереса. Я понимаю, что молодые режиссеры хотят заявить: мы такие передовые, модернистские и у нас новое прочтение. Но это означает, что у Верди, Чайковского или Вагнера прочтения, не было, что ли? Сегодня публику часто сбивают с толку. Вспомните, как это было с «Евгением Онегиным» в Михайловском театре в постановке украинского режиссёра Андрия Жолдака, когда опера (или, как охарактеризовал свое сочинение сам композитор, «лирические сцены») превратилась в смесь балагана, цирка, варьете и, наконец, просто примитивной демонстрации дурного вкуса и отсутствия музыкального слуха. И человек, видя эту вульгарность, не понимает: вроде он пришел в серьезный театр, а тут такое показывают, да еще за это «Золотую маску» дают… А принцип здесь, мне кажется, прост и незатейлив: неважно, хороша или дурна постановка, важен скандал вокруг нее. И этот путь, бесспорно, ведет к успеху. Успеху в слухах, в публикациях бульварных газет. Я, например, на такой спектакль не пойду, мне не хочется его смотреть. Увы, мир катится в безумие!

А вы свой первый спектакль помните?

— Конечно, это была опера «Аида», которую называют одной из лучших в истории музыки. Все в ней прекрасно: и колоритная музыка, и яркие образы, и необычный сюжет, основанный на реальных исторических событиях, что придает ему особую остроту.

У маэстро Абдурахмановой есть друзья? И кто ваша близкая подруга?

— Друзей у меня немного. Я легко схожусь с людьми, но дружу только по велению души и сердца: титулы и звания для меня значения не имеют. Но самая моя близкая подруга – партитура. Это еще мама мне в детстве внушила.

Дильбар Абдурахманова: «Больше всего в жизни я боюсь потерять профессию»

Д.Абдурахманова с Ф.Сафаровым

Как вы думаете, из чего складывается счастье?

— Счастье не бывает сплошным, оно складывается из мгновений, поэтому надо научиться ловить эти крупицы счастливых мгновений, которых в моей жизни было немало. Одно из них — встреча с режиссером Фирудином Саттаровичем Сафаровым, приехавшим в Ташкент из Баку, с которым я сразу нашла немало точек соприкосновения в творчестве. В течение года, в далеком 1978-м, мы поставили с ним два спектакля – «Буран» Сергея Василенко и Мухтара Ашрафи и «Петр Первый» Андрея Петрова. Наша первая совместная работа принесла нам грандиозный успех, которого мы не ожидали. О нас стали писать, о нас стали говорить, на наши спектакли стали ходить. С тех прошло тридцать восемь лет. За этот период мы осуществили около сорока постановок, и я ни разу не пожалела, что с головой окунулась в оперу. Сафаров выдающийся режиссер-новатор, влюбленный в оперу. Он все время в движении. Не случайно его называют режиссером «игровой», динамичной оперы. Мы и сегодня готовим с ним очередную премьеру – оперу «Аида» Верди.

Что вы боитесь потерять в жизни?

— Свою профессию. Я делаю все, чтобы продержаться как можно дольше, и до сих пор продолжаю работать над собой.

Что бы вы пожелали самой себе?

— Того же самого: как можно дольше оставаться в своей профессии.

Беседовала Инесса Гульзарова, музыковед.

  1. Инесса молодец написала прекрасную статью. Присоединяюсь к поздравлению! С Дидьбар Гулямовной был знаком всю жизнь. Особенно тогда когда мой хор муз. училища им. "Хамзы" принимал участие в грандиозной премьере "Петр Первый", где я близко познакомился с автором музыки оперы
    А. Петрова. Всего Хорошего.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Новый председатель Госкомземгеодезкадастра намерен покончить с коррупцией в системе и обратился к гражданам Узбекистана

Вновь назначенный Председателем Государственного комитета по земельным ресурсам, геодезии, картографии и кадастру Халилилло Турахужаев, до этого возглавлявший...

В Турции от Covid-19 скончался самый богатый бизнесмен Афганистана, этнический узбек, Мохаммад Юсуф Газанфар

Специальный советник президента Афганистана по вопросам экономического развития, торговли и сокращения бедности Мохаммад Юсуф Газанфар скончался от пневмонии, вызванной коронавирусом нового типа. Мухаммад Газанфар являлся...

Ученые из 32 стран призвали ВОЗ пересмотреть рекомендации по защите от SARS-CoV-2

Сотни ученых из разных стран мира обратились к руководству Всемирной организации здравоохранения с призывом пересмотреть рекомендации по защите от коронавирусной инфекции, сообщает издание The...

Казахстан второй раз погрузился в карантин

Казахстан стал первой страной мира, которая во второй раз ввела карантин на всей своей территории. С воскресенья работа общественного...

Число заболевших Covid-19 превысило в стране 10 тыс.

5 июля в Узбекистане было зарегистрировано 312 новых случаев Covid-19. Из них 190 были диагностированы в карантинных учреждениях, 121 среди населения (в...

Больше похожих статей