10.3 C
Узбекистан
Среда, 1 декабря, 2021

Борис Гафуров: Несмотря на все проблемы, которые сегодня существуют, не забывайте о прекрасном

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,550участниковПодписаться

Одним из самых больших страхов во время пандемии для всех культурных людей Узбекистана было выживание театров, музеев и всего, что обогащает внутренний мир с помощью искусства, даёт пространство для встреч и общения. Неужели вирус способен разрушить не только здоровье, но и культурный фонд? 

В особенности многие опасались за любимый многими узбекистанцами независимый театр «Ильхом» Марка Вайля, который все эти годы стойко справлялся со своими трудностями своими силами, с поддержкой спонсоров. 

К большой радости зрителей, театр открыл свои двери после локаута осенью 2020 года, провёл яркий юбилейный сорок пятый сезон. В сентябре 2021 года «Ильхом» продолжил работу и даже представил новую премьеру «Людка». 

Это внесло оптимистичную ноту в ход пандемии, навеяв мысли, что жизнь продолжается, в том числе и культурная: та, которая отличает людей от животных и которая приоритетно важна для каждого осознанного человека. 

Художественный руководитель Борис Гафуров дал сайту интервью: о планах театра на сезон, о своем личном отношении к кризису пандемии, искусству и многих важных вещах. 

В прошлом сезоне прошли читки старых спектаклей. Зрителей это несказанно порадовало. Будете ли вы их повторять?

Это было запланировано к юбилею.

Для нас это было важно: исполнилось 45 лет театру и, чтобы идти дальше, иногда надо оглядываться назад.

Новое поколение уже не знает старого «Ильхома». Захотелось, чтобы молодые зрители осознали, почему вокруг театра сложилась такая легенда. 

Это же надо понять: уже в то время театр говорил о том, о чем и сегодня не каждый решится сказать. Уникальность этого проекта в том, что каждая сценическая импровизация проходит только один раз и повторять мы их пока не собираемся.

В прошлом сезоне все премьеры в театре «Ильхом» на разных языках говорили об одном и том же: о проблемах внутри семьи. Репертуарную политику выбрали сознательно или так вышло случайно?

Это вышло неосознанно. Пандемия оставила нас в замкнутом пространстве наедине с самыми близкими людьми. И поэтому мы обратились к этой теме. И поговорили о тех проблемах, которые возникают внутри этого пространства.

Обнажилось всё: и хорошее, и проблемы нашего самого близкого общения. Когда мы забываем друг о друге, не замечаем, что болит и чего мы хотим на самом деле. В прошлом сезоне мы выпустили три премьеры о проблемах возникающих внутри семьи.

Не хотелось говорить о глобальных потрясениях. Всё говорит за нас и без нас: достаточно включить телевизор. И неосознанно захотелось поговорить о самом интимном, простом, но, как оказалось, самом важном. Когда никого не осталось рядом, кроме близких: мамы, жены, ребенка, бабушки, дедушки и ты понимаешь, что вот на кого можешь опереться. И здесь надо искать контакт и взаимопонимание.

Ведь все глобальные катастрофы и войны начинаются не с бряканья оружия, а в семье. Если мы не понимаем друг-друга, то чего мы хотим от понимания в глобальных масштабах? Важно понять, где начинается корень катаклизмов.

Будете ли вы продолжать раскрывать вопросы семьи?

Следующая премьера, «Людка» Женечки Палеховой, не совсем о семье. Но говорит о человеке: о женщине и её окружении. Тема продолжается. Она не будет бесконечной, а что дальше — следующий вопрос.

Какие планы у театра в этом сезоне?

Мы делаем ставку на лабораторию молодых режиссёров. На новые имена. Важно, чтобы жизнь продолжалась и была перспектива. Потому, что с этим сейчас беда. Если яркие, талантливые актёры ещё появляются, то новых интересных имен среди режиссёров нет.

В этот раз куратором лаборатории станет прекрасный режиссёр и хореограф Екатерина Кислова.

Молодые режиссёры будут соединять два направления: современный танец и драматический театр. Это будет происходить на основе пьесы Ивана Вырыпаева «Танец Дели».

Лаборатория, как всегда, проходит при поддержке Швейцарского Бюро по сотрудничеству.

Первый этап пройдёт в режиме онлайн. В ней примут участие лаборанты со всех стран Центральной Азии: Узбекистана, Казахстан, Таджикистан, Киргизия, Туркменистан (если получится). А в январе, молодые режиссёры и хореографы приедут в Ташкент и начнётся уже живой, более интенсивный творческий процесс.

В планах на вторую половину сезона ещё одна лаборатория «Актуализация классики». Весной в «Ильхом» приедут несколько молодых режиссёров из России, где вместе с актёрами театра будут работать над эскизами по классическим произведениям. Эскизы будут представлены на нашей сцене и самый интересный будет поставлен и, надеюсь, войдёт в репертуар театра.

Я также надеюсь, что скоро внутри «Ильхома» появится новый режиссёр Наталья Ли. Она уже сделала первый шаг в прошлом сезоне, выступив режиссёром сценической импровизации «Дорогая Елена Сергеевна» И я очень надеюсь, что в этом сезоне выйдет её первый полноценный режиссёрский проект.

А почему такая проблема с режиссерами, как думаете?

Вопрос очень непростой. Наверное, в первую очередь — это отсутствие должного образования. А с другой стороны — говорят, что режиссуре не нужно учиться.

Многолетний период застоя, происходящий в нашей стране, повлиял на рождение творческих, ярких, дерзких имён. Лень и апатия, отсутствие конкуренции, которые продолжают царить в нашем обществе влияют и на рождение революционеров в творчестве.

А как думаете, цифровая среда влияет? Может быть, туда творческие люди направляют потенциал?

Да понимаете… Если бы и в этой среде были прорывы, то я бы видел, что есть замещение. Но ни там, ни тут ничего не происходит.

У театров тоже были попытки уйти в цифру: БДТ во время локаута, например, сделал проект «Вишневый сад» в Майнкрафте.

У нас все репетиции проекта спектакля «I love you, but» проходили в онлайн-режиме. Это новая форма репетиций, которую вынужденно дала пандемия. Режиссёр Мириам Чолль, живущая в Германии, не могла прилететь на постановку в Узбекистан и репетиции проходили через Zoom.

Но, может, сейчас такой период и он должен закончиться. Мне кажется, что человечество ещё не насладилось цифровизацией и виртуальным пространством.

Но я верю, что скоро у человека появится очень острая потребность в человеческом общении.

Нельзя испытывать любовь виртуально — это фальшь и суррогат.

Мы так перестали общаться друг с другом… А театр — такое пространство, которое дает это общение. И это неискоренимо и я верю, что все события, которые начинают происходить в нашей стране: открытие филиала ВГИКа, возрождение кинофестиваля рано или поздно возродят творческую атмосферу в нашем любимом городе.

Не зря же Ташкент назывался «культурной столицей Средней Азии».

Это же страшно. Если так посудить — за этот период в Узбекистане не родилось ни одного независимого театра! Это же о чем-то говорит? В той же Алма-Ате их шестнадцать или двадцать, в Петербурге более шестидесяти. А в Узбекистане их два, «Ильхом» и театра Камариддина Артуа «Шамс Камар», который существует очень камерно и благодаря безумной инициативе одного человека. И этого катастрофически мало.

Нет молодой интересной театральной режиссуры, нет среды, где что-то бы варилось и кипело.

Не могу не коснуться проблемы с помещением. На каком этапе сейчас её разрешение?

Вопрос открыт. Мы работаем, нас никто сейчас не выгоняет. Но юридически этот вопрос никак не решён.

Весь театральный мир переживает последствия пандемии. Какие плохие тенденции усилились в начале этого сезона?

Это было замечено как в прошлом году, так и в этом: мы все находимся в состоянии страха перед вирусом и перед общением друг с другом. Зрителя стало меньше и он без особого энтузиазма идёт в театр. Финансовая сторона тоже стоит остро перед творческими коллективами. До сих пор стоит вопрос 50% заполняемости зала. Выживание не закончилось: многим независимым театрам не удалось выстоять и они закрылись.

Театр — это такой маленький макет того, что происходит глобально в масштабах города и страны и это не может не сказываться на нас.

Отсутствие спонсоров, проблемы экономики и бизнеса бьют и по нам остро. Надеюсь это все скоро закончится.

А какие хорошие тенденции наметились?

Говорить о хорошем ещё рано. У любого человека сейчас идёт период переосмысления и он не может идти быстро: «проанализировали, что произошло и новые, переродившиеся, стали творить». Сейчас период затишья. Любой чувствующий, мыслящий человек не мог не столкнуться с этим.

Для меня однозначно: надо продолжать говорить о человеке.

Не о пандемии, не об экономических катастрофах. Искусство должно продолжать говорить о человеке. И это период, когда нужно говорить о нем всё честнее и глубже.

Как вы лично пережили кризис пандемии?

По разному.

Сначала был период лёгкости: все проблемы свалились с плеч, ничего не надо решать, кто-то за тебя это совершил, и ты сказал «ок». А потом стало тяжело: атмосфера тревоги неосознанно стала проникать и влиять на психическое состояние.

А в плане опыта что приобрели?

Я начал больше ценить простые вещи. Куда-то мы вечно улетаем за облака, думаем о недостижимом, забывая о простом, о людях, которые нас окружают, любят и верят. Чего-то пытаемся достичь. Амбиции, тщеславие — такая это ерунда.

И ещё пришло осознание, что человек настолько слаб и беспомощен, в глобальном смысле.

Время дало искусственный покой, но внутри хочется найти опору и стабильность. Этого сейчас не хватает, это моё ощущение сегодняшней жизни. Я сейчас живу с ощущением тревоги, от того, что сейчас происходит вокруг.

Борис Александрович, вы ценны зрителю не только в роли худрука, но как актёр и режиссер. Что будете ставить? Где будете играть?

Очень надеюсь, что буду принимать участие (если режиссёр позовёт), как артист, в лаборатории молодых режиссёров, в проекте «Танец Дели».

А планы мои, как режиссёра, я озвучу позже. Много времени отнимает педагогика: продолжается творческий процесс в одиннадцатой студии. У нас идёт этап работы над художественными произведениями. Говорим о Чехове, Булгакове и Достоевском, прикасаемся и пытаемся понять их через сегодняшний день. Это то, чем живу сейчас. Во второй половине сезона планирую вновь вернуться к режиссуре.

На ваш личный взгляд, что может поддержать в человеке, да и в Узбекистане в целом, творческий процесс?

Должна быть аккумуляция энергии, направленной на творчество. А для этого нужно больше событий в нашей среде. Их мало, не хватает культурной опоры сегодня.

Больше должно происходить разного, сумасшедшего вокруг, мы долго находились в какой-то творческой спячке и очень отстали в этом плане, потому, что все эти годы были направлены на что-то другое.

Но мы должны, наконец, осознать что без здоровой творческой среды не возникает здоровой атмосферы: ни экономической, ни социальной.

Нам кажется, что это разорвано. Что культура это «где-то там», напоследок и не так важна. Но мы глубоко ошибаемся, мы проигрываем тут как нация и народ.

И её надо начать «навязывать». Может, я не прав, но я за просветительскую диктатуру.

И важно не сдаться. Не уйти, как говорится у нас в спектакле «Жестяной барабан», «под юбку к бабушке», где уютно, тепло и всегда царит лето.

Чего бы вы от зрителя ожидали в этом сезоне? И чего вам не хватает от зрительской среды?

Глупо ожидать чего-то. Мне кажется, что это нечестная позиция. Я пишу картину и буду думать, как зритель её воспримет? Это эгоистично.

Зачастую театральные деятели кричат, что зритель «не тот». А он и не должен быть «тем». Он меняется, жизнь меняется… Меняется чувство правды. И если зритель не идет сегодня в театр, значит, мы не чувствуем и не понимаем его. И это наша беда и проблема.

У меня нет вопроса к зрителю. У меня есть вопрос к себе.

А чего пожелаете зрителям?

Несмотря на все проблемы, которые сегодня существуют, не забывайте о прекрасном. Что в жизни кроме денег и чего-то понятного, ощутимого и материального есть то, что выше этого, тоньше и важнее. Это душа, наши чувства, любовь. Жизнь сейчас вокруг только и делает, что закрывает нашу чувственную основу. А искусство пытается её возродить. Не забывайте о своей чувственной природе и будьте здоровы!

Беседовала Олеся ЦАЙ

Фото: Александр Раевский, Анатолий Ким, Олеся Хороших

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Уже только ради того, чтобы попасть еще раз на читки старых спектаклей, хотела бы дожить до 50-летнего юбилея «Ильхома».

    Спасибо, «Ильхом», спасибо, Борис, что изо дня в день, из сезона в сезон совершаете свой негромкий культурный подвиг.

  2. Прекрасное интервью с интеллигентным человеком. Успехов театру и Борису Гафурову!

  3. Как глоток свежего воздуха такие культурные беседы, среди всех этих новостей!! Действительно, так важно в такие моменты помнить о простых вещах, родных людях, заниматься искусством, чтобы быть человеком! Спасибо!!

  4. Борис Гафуров, очень уважаю этого человека! Тихо делает свое дело, не кичится, не пиарится, не разводит грязи. После трагической смерти Вайля, взял на себя очень тяжкую роль худрука, c годами доказал чего стоит. Сделал подвиг, сохранив Ильхом. Ему досталось самое тяжелое время в истории театра, когда почти не осталось публики, русские уезжали, актеры тоже, а здесь люди перестали ходить в театры, увлеклись интернетом, любой другой бы опустил руки и бросил всех и тоже уехал в Москву. Но он остался у руля, и любимый театр Ильхом живет, в его стенах есть искусство, выходят хорошие постановки, работает лучшая команда. Приезжаешь туда и отдыхаешь душой, думаешь о жизни и о высоком. Я помню старый Ильхом, в Гафурове эта закалка, дух, поэтому лучшие люди работают с ним и сегодня Ильхом достойное наследие Марка Вайля. Вам тоже здоровья, успехов вам и всем в театре, пусть Бог вас хранит!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В Швейцарии рассказали, как будут жить европейцы при «зеленой» энергетике…

В швейцарском Credit Suisse подсчитали, как примерно должен будет жить европеец при «развитой зелёной повестке», чтобы уложиться в выброс...

Больше похожих статей

ЎЗ
×