18.2 C
Узбекистан
Вторник, 21 сентября, 2021

Какого соседа получили страны Центральной Азии в лице талибов? Мнение эксперта

Топ статей за 7 дней

Подпишитесь на нас

51,905участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
3,250участниковПодписаться

Как будет строиться взаимодействие Афганистана при новой власти с ближайшими соседями и мировым сообществом? Нужна ли талибам война и станут ли они помогать группировкам в других странах, разделяющим их идеи? Какие угрозы встали перед странами Центральной Азии с приходом Талибан к власти?

Подняли эти и другие вопросы с директором Центра евроазиатских исследований ИМИ МГИМО МИД России Иваном Сафранчуком в рамках Международной программы «МедИАЦия», прошедшей в Ташкенте.

Афганистан: не только опасность, но и возможности

Если перефразировать известное выражение, с негативными явлениями нужно либо жестко бороться либо возглавить их, если победить невозможно. Вот что-то похожее сейчас происходит и в отношении Афганистана. Есть вариант отгородиться от него, запереть на замок границы, минимизировать контакты и заботиться лишь о собственной безопасности. Скорее всего, в современных условиях желающих следовать этому принципу не будет. Уже есть устоявшаяся точка зрения, что Афганистан – это не только опасность, но и возможности. Можно прокладывать торговые пути, выходить к южным морям. Эти представления стали настолько значимыми, что хочется их выполнять, а не отказываться.

Сейчас все рассуждают о том, как взять процесс под контроль и управлять им, упорядочить хаос. И это можно считать разумным решением. Есть много аргументов за то, что даже радиальное крыло талибан может быть договороспособным при и на определенных условиях. Но тут есть ключевой момент, от которого будет многое зависеть в следующие полгода года-год. Вряд ли соседи Талибан, в том числе Узбекистан, захотят заниматься афганской проблематикой в одиночку, без поддержки международного сообщества. А вот как поведет оно себя, мы узнаем в течение 6-12 месяцев.

Ситуация запутана, и что решат западные, восточные страны, решат ли они признавать новый режим, каким он будет, каков его статус, условия его признания…. Если будут найдены формы нового взаимодействия, приемлемые для мирового сообщества, тогда ставка соседей Афганистана на контакты с новыми властями, на договоренности, будет однозначно выигрышной. Если же международное сообщество не признает новый Афганистан, отрежет его от финансового и политического взаимодействия,  тогда окажется что Узбекистан встанет перед необходимостью делать это в одиночку или при поддержке небольшого круга партнеров, например, Пакистана, Саудовской Аравии, отчасти Китая Известно, для Китая вопросы легальности очень важны, с нелегальными режимами он не взаимодействует. И  при таком раскладе ставка будет не столь однозначной, поскольку тянуть Афганистан в одиночку сложно. А какие будут найдены правовые и политические развязки, чтобы талибы не оказались изгоями – все это пока открытые вопросы.

Изменились ли талибы?

Есть разные точки зрения по этому вопросу. На мой взгляд, талибы не изменились с позиции того, во что они продолжают верить. Они продолжают и хотят жить по законам шариата. И склонны к установлению такой формы правления, которую многие, в том числе мусульманские страны, видят как пережиток времени. Это относится даже не столько к политическим вопросам, сколько к тому, как регулируются социальные аспекты – что носить, как людям взаимодействовать между собой и т.д. Талибы склонны это довольно жестко регулировать. Но нельзя исключать того, что они будут проявлять гибкость из-за желания не рвать связи с внешним миром. И есть основания утверждать, что они будут действовать с учетом необходимости закрепиться в мировом сообществе.

Эффект воодушевления

Нельзя отрицать, что для тех, кто живет В Центральной Азии, Поволжье и на Кавказе захват власти талибами воспринимается как пример успешной борьбы. Вот что может сделать вера и приверженность правому делу, вот что возможно, если ты правоверный мусульманин! И это будет присутствовать в любом случае — некий всплеск симпатий к талибам, особенно со стороны социально уязвимых элементов. Я сравнил бы это с выигрышем национальной командой каких-либо соревнований, после которого огромное число детей идет записываться в секцию именно по этому виду спорта.

Что же делать соседям?

Возникает гипотетический вопрос – а что, если через какое-то время где-то в регионе – не обязательно Центральной Азии, может быть в Пакистане, Иране, какие-то внутренние радикальные элементы поднимут восстание – захватят провинцию или город и поднимут свой флаг и призовут на помощь всех братьев по идеям. Будет ли помощь от Талибан в этом случае?

Мы можем бороться с внешними катализаторами внутренних проблем. Но если нет внутренних основ для угроз, то с внешней стороны, с чистого листа эскалировать конфликт практически невозможно. Поэтому талибы могут выступить только катализатором внешних угроз. Есть основания полагать, что они не выступят с инициативой радикальных движений и восстаний, но как они себя поведут если возникнет прецедент – выступить катализатором по не по собственной инициативе, а в ответ на призыв людей, «близких по духу» — это открытый вопрос. Но чтобы не пришлось жить в определенности и искать ответы – главное – укрепить внутренние основы, чтобы их ничем нельзя было пошатнуть. Обстановка внутри самого государства должна быть стабильной.

Анна Гриценко.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Шавкат Мирзиёев посетил детскую клинику при Каракалпакском медицинском институте

Во время своей поездки в Нукус Шавкат Мирзиёев посетил детскую клинику при Каракалпакском медицинском институте. Как сообщает пресс-служба президента, глава...

Больше похожих статей

ЎЗ
×