19.5 C
Узбекистан
Воскресенье, 11 апреля, 2021

Поэт Аъзам Абидов: «Мы должны развиваться как просвещённая нация, чтобы не остаться на обочине цивилизации»

Топ статей за 7 дней

Жители махалли Юнуса Раджабий написали открытое письмо президенту и попросили защитить их от противоправных действий застройщика

Жители махалли Юнус Раджабий в Яккасарайском районе столицы обратились к президенту Узбекистана с открытым письмом и попросили принять меры...

Полная неожиданность: в Ташкенте сносят дворец «Навруз». В хокимияте рассказали, что будет построено на его месте

Пользователи социальных сетей опубликовалли фото сноса Дворца Навруз на Дружбе народов, который начался минувшей ночью. Столичный хокимият рассказал о...

Филиппинские хилеры, Чумак, Кашпировский, Али Махмуд Хасан – кто следующий?

«Лечитесь, ибо Всемогущий и Великий Аллах, создав болезнь, создал и лекарство от неё, кроме одной болезни – старости». (Имам...

Подпишитесь на нас

51,913участниковМне нравится
22,961участниковЧитать
2,760участниковПодписаться

Всемирный день поэзии, учрежденный ЮНЕСКО в 1999 году, отмечается в пору  весеннего солнцестояния — Навруз. Казалось бы, праздники весны и поэтического слова  дополняют друг друга, приобщая к народным  традициям и мировой стихотворной культуре.

Но чтобы прикоснуться к сокровищам мирового словесного творчества, необходимо сделать доступными для понимания произведения, написанные на разных языках и открыть пути к общению разных народов. Ключи к мировой поэтической сокровищнице —  это изучение языков и перевод стихов на родной для читателей язык.

Изучение иностранных языков в Узбекистане стало делом престижным и необходимым –ведь мы живём в век глобализации и всё более расширяющейся международной коммуникации. С переводами же книг, тем более поэтических, дело обстоит, к великому сожалению, из ряда вон плохо, приводя к самоизоляции   узбекской поэзии и узбекского читателя. И если имена и произведения классиков на слуху у просвещённой части читателей, то современная поэзия – terra incognita. Как мировая в пределах республики, так и узбекская для зарубежного читателя.



Такое положение дел, к сожалению, тревожит немногих, и менее всего занимает умы власть имущих. Мало ли земных насущных проблем, до поэзии ли в наши дни?  Власти на всех уровнях словно забыли, что без поэтического слова не обходилось ни одно время, и даже при дворцах восточных правителей были придворные поэты. Занесло пылью времени имена правителей, но имена лучших поэтов известны миру, их наследие живёт, какие бы катаклизмы ни сотрясали человечество.

Что можно сделать, чтобы поэтическое слово, рождённое сегодня, достигло слуха человеческого и объединило людей разных культур и народов? Об этом наш разговор с поэтом и переводчиком Аъзамом Абидовым.

— Аъзам, дважды — в апреле 2019-го и в январе 2021 вы как поэт и гражданин обращались с открытым письмом к президенту республики Шавкату Миромоновичу Мирзияеву, в котором   просили главу республики обратить внимание на развитие литературы и искусства. Сообщили, что в октябре 2018 года с помощью своей семьи и друзей открыли новую литературную и культурную программу, пригласив в Узбекистан более 40 иностранных писателей, поэтов и художников из различных уголков мира. И эти писатели рассказали затем в книгах, на страницах печати и в социальных сетях о нашем народе и культуре, нашей духовности. Каким был ответ на ваше обращение?

— Прямого ответа на моё обращение с просьбой открыть путь для самостоятельного развития узбекской литературы и искусства, а также укрепления международных связей посредством осуществляемой мною программы резиденции и организации переводческой деятельности«UzLAB» (Uzbekistan’s Literature and Art Bridge) не последовало. И все мои старания по продвижению литературы приводят в тупик.  Те, кто по долгу службы обязан решать эти вопросы, очень зависимы и не могут сами организовать даже небольшой международный поэтический фестиваль без разрешения Кабинета министров или президента.

Я несколько раз направлял письма главе государства и в ответственные ведомства. В ответ на обращение к президенту о развитии литературы и искусства мне, например,  позвонили из  министерства культуры и грубым тоном спросили: «Бунинг бизга нима алоқаси бор!» — «Это к нам какое отношение  имеет?» Звучит смешно – ведь литература и культура неразрывны, но что поделаешь! Министерство контролирует деятельность литературных домов-музеев, без разрешения в них не проводят никаких  мероприятий.  Такова реальность.

В январе 2021 я отправил письмо к президенту Шавкату Миромоновичу Мирзиёеву через портал и получил ответ на него от разных хокимиятов и ведомств. Увы, никто из ответивших мне чиновников не то чтобы не понимает в вопросах, с которыми я обратился к президенту, но даже не хочет встретиться и обсудить, что я делаю и о чём прошу. Перенаправляют к тем, кто ничего не делает: в областной союз писателей,  республиканский, хотя я прошу о легальном разрешении на независимое развитие литературы и искусства, как в других просвещённых странах.

К примеру, я предложил подать заявку на включение Намангана как литературного города  в сеть творческих городов ЮНЕСКО, а также организовать в нём первый международный фестиваль поэзии.  Ответственный за работу по культуре  и литературе в Наманганском хокимияте сказал, что свяжет меня с областным союзом писателей, так как у хокимията нет полномочий проводить  международное мероприятие без разрешения Кабинета министров. Но ведь я прошу содействия у власти именно потому, что эти союзы  ничего не делают в направлении, которым я занимаюсь по собственной гражданской инициативе.

В республиканском Союзе писателей насчитывается около 700 членов.  Но кто из действующих членов СП смог завоевать известность и уважение в мировом масштабе или  в республиках бывшего Союза? Вы можете назвать, например, несколько имен из числа узбекских поэтов или писателей, кто делает хоть что-то ради общих интересов и развития литературы? Они заняты собой: им нужна бесплатная поликлиника, дача, квартира. Я организовал бесплатные курсы английского языка, встречи, выставки, переводы литературных произведений. Но даже такие нужные дела не привлекли большинство членов СП!

Кто может назвать хотя бы несколько имен современных авторов?! Мы не знаем даже сколько у нас здравствующих народных писателей и поэтов, они мало кому известны в своей, тем более в соседних странах — это очень печально. Мы говорим о всемирной известности Алишера Навои! Но так ли это на самом деле? Я выдвигал предложение об открытии институтов Навои в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне. К сожалению,  наше государство ничего сейчас не делает для перевода хотя бы произведений Навои! Это явная катастрофа для большой нации! Многих вообще не интересует судьба литературы. Я скептически отношусь к недавно созданному специальному Фонду Навои. В этом Фонде всего три человека: председатель, координатор и бухгалтер. А где команда?

Союз писателей — пассивная организация, об этом знают и говорят и сами литераторы, но она пользуется поддержкой официальных кругов. Президент, наверное, ожидает от писателей предложений, но в СП царит глухое молчание – разве можно давать советы самому президенту?

Неужели чиновники от литературы и культуры будут ждать распоряжения президента, чтобы открыть Дом творчества для писателей или международный поэтический фестиваль? Многие государственные чиновники и структуры хорошо знают, что я делаю.  Это длится не один год — годами я продолжал делать всё, что было в силах. Проблема в том, что чиновники значения этих инициатив в полной мере не понимают, и у них нет распоряжения рассмотреть мои предложения. Верхи нередко думают о собственном кармане, а когда коррупция действует в системе литературы, искусства и культуры — это трагедия общества!

В одном из обращений к президенту я просил выделить в Ташкенте участок земли в шесть соток, чтобы построить Международный дом творчества. Такие есть во многих странах – например,   LCB в Берлине, Шамбах Хаус в Айове (США). В ответ на это один из чиновников в районном хокимияте у меня спрашивает: «Бошингизни оғритиб нима қиласиз?» — «Зачем вам эта головная боль?»

Обратиться к кому-то за спонсорской помощью тоже не решение. Нет инструментов для меценатства. Обществу нужны работающие законы о благотворительности, льготы для меценатов.  А для развития литературы нужна команда литераторов, горящих желанием поднять литературу, культуру и искусство Узбекистана. Когда я говорю «команда», я имею в виду координаторов литературных и творческих программ, организаторов, литературных агентов – их же у нас совсем нет!

В программу резиденции хотят приехать писатели, поэты, художники со всего мира — их  много! Я начинал эту работу с тремя иностранцами. И теперь участвовать в программе  хотят по 25-30 человек одновременно. Это уже не маленькая программа, а большой фестиваль! Да, у нас есть волонтеры по всей республике, готовые принять гостей — нам не нужны гостиницы. Все участники проживали у меня или моих друзей,  родителей и родных в Намангане. Я истратил большие деньги на транспорт, питание зарубежных гостей, экскурсии … Как принимающая сторона мы, в основном, покрывали, все расходы внутри страны Участники программы оплачивали лишь билеты за международные перелеты. Об этом знают все мои друзья.  Представьте, как было бы здорово, подключись к нам хокимияты, министерства – пусть не как спонсоры, а просто для поддержки. Но даже этого они не могут сделать без наличия  всякого рода разрешений.

А вообще-то, очень неправильно, когда президент влияет на литературу и искусство! Эти сферы не должны быть в подчинении государства. А как их поддержать финансово? Ответ есть.  В развитых странах нет ни одного государственного театра, литературного музея, международной программы или фестиваля, пен-клуба — все они независимы! И помогают им бизнесмены, филантропы, фонды, частные лица! Почему? Потому что есть закон: поддержи литературу и искусство — плати меньше налог! Это же супер!

Вот об этом я говорю везде несколько лет.

Я уже показал, что один человек может сделать, и душа моя чиста перед Богом. Но отношение к моим инициативам халатное. Значит, еще не время делать в Узбекистане что-то новое и полезнее.

Маленький пример: писательница из Болгарии Мария Филипова, из первых участников программы резиденции, написала книгу об Узбекистане и издала её на болгарском языке, а мы помогли с русским вариантом. Идет перевод на узбекский – мы всё делаем сами. Возникает вопрос: те, кто должен формировать имидж Узбекистана, хоть немного интересуются этим? Нет и еще раз нет! Предположим, не знали. Но я же писал официальные бумаги, звонил, оповещал!
Вернёмся к письмам президенту. Последнее, январское, направили в Чуст, и заместитель хокима обещал встретиться и поговорить со мной. За неделю до Навруза  я специально приехал в Чуст, но меня не приняли, сославшись на селекторное собрание.

У руководителей Чуста не было также времени и, тем более, средств и на сохранение культурных ценностей. В Чусте жил первый народный поэт Узбекистана — Мухаммадшариф Суфизода. Почему бы не проявить дань уважения и памяти к земляку, открыв мемориальный музей? Нет, такого музея нет. Нет и музея уроженца этого края великого узбекского поэта Чустий.

Дача поэта  Чустий под Наманганом

Я побывал в горном кишлаке Гавасай в Чустском районе, нашёл и запечатлел  заброшенный дачный домик поэта.  Если привести его в порядок, собрать экспонаты, дом    мог бы стать местом культурного паломничества. Сколько особняков и дачных минидворцов построили чиновные люди в Чусте! А скромно отремонтировать мемориальные постройки и обустроить в них музеи, чтобы потомки знали о своих знаменитых земляках – на это средств не нашлось.  Правда, после моего критического выступления о заброшенной даче поэта Чустий мне сообщили, что хоким Намаганской области сам посетил это место и велел благоустроить его. Значит, правдивое слово имеет силу.

Но одними словами дела не сделать, проблемы очень глубокие, и решать их нелегко. Но решения есть: я не только выдвигал предложения, но и показал, что и как надо делать, говорил и писал о проблемах литературной жизни на протяжении 20 лет — и ни малейшей реакции.

У нас в Узбекистане такие красивые места, богатая история и культура, прекрасная литература и искусство, но нет хотя бы одной резиденции для зарубежных поэтов, писателей и художников! Нет ни международного фестиваля поэзии, ни писательского фестиваля! Мои волонтеры, семья и я — единственная команда и голос, чтобы подтолкнуть правительство, особенно через нашу независимую инициативу UzLAB. Но, к сожалению, никто не может сделать и шага без одобрения президента. Президент никогда не читал мои официально направленные ему обращения. И мы говорим, что строим свободное и демократическое общество в нашем Отечестве?

Мои родители, а не президент пока главная опора в программах резиденции. Мама курирует моих сестер и невесток, и они готовят еду и ухаживают за гостями программы резиденции в Намангане. А отец возит их на машине и проводит экскурсии по Ферганской долине.

Я люблю свою страну! Но я устал от пустой борьбы с продажными и невежественными чиновниками. Вот одна из причин моего нынешнего состояния. Если ответственные за культуру сочтут эти инициативы нужными и полезными, пусть продолжат. Если нет, то мы просто никогда не будем развиваться как просвещённая нация и останемся навсегда отсталыми. Мне очень, очень трудно будет это пережить.

Напомню притчу о муравье, который носил воду во рту чтобы потушить большой пожар. Его спросили:

— Ты такой маленький, и воды у тебя капелька, как ты можешь погасить этот огонь?

А муравей в ответ:

— Когда я умру, Бог спросит меня, что я сделал, чтобы потушить огонь, вот я и делаю то, что в моих силах.

Я похож на того муравья.

Горько осознавать, что даже у таких деятельных людей, как поэт Аъзам Абидов,  опускаются руки в атмосфере всеобщего равнодушия к судьбам узбекской литературы.  Живя в Узбекистане, многие и не знают современных узбекских авторов. Мне известно лишь несколько имён, и это при том, что я могу прочитать и в основном понять оригиналы произведений  интересных мне поэтов. У них и спросила, кого они могут порекомендовать для чтения. И если Гузаль Бегим и Фахриддина Низамова я знаю, то о таких авторах  как Бахром Рузимухаммад, Жонтемир Тоштемиров, Карим Бахриев не слышала вовсе. Все мы знаем поэта Зульфию, но имена наших современных поэтов-женщин неизвестны широкому кругу читателей или в зарубежье. Возможно,  Халима Ахмедова, Зебо Мирзаева, Дильфуза Комил, Гули Мурод талантливы, но их стихи не переводят,  они не дошли до читателей, не владеющих узбекским языком. Лишь поэтесса Хосият Рустам начала продвигать свое творчество за рубежом.

Один в поле не воин, как говорят.  Но ведь и один человек может сделать многое.  В этом убеждает пример Аъзама Абидова, его дела на пути международного продвижения литературы и искусства Узбекистана.

Аъзам Абидов разработал и воплотил в жизнь международную программу творческого туризма «UzLAB» (Uzbekistan’s Literature and Art Bridge), с 2018 года провел пять двухнедельных программ творческой резиденции «Иностранный писатель, поэт, художник, музейный работник, культурный пропагандист в резиденции в Узбекистане». Он перевёл на английский около 100 произведений узбекских поэтов и писателей, включая  Навои, составил и перевёл международные поэтические антологии «Язык птиц», «Рыба и Змея».  Содействовал переводу узбекской поэзии и прозы на иностранные языки и  участию узбекских литераторов и художников в международных фестивалях, творческих программах и конференциях.  Организовал видеопроект «Поэзия в ташкентском метро», литературно-музыкальные встречи и выставки в домах-музеях Айбека и Сулеймана Юдакова,  разговорный клуб английского языка для узбекской творческой интеллигенции в музее Юдакова, проект «В гостях у творческих учителей», создал серию литературных  минироликов.


По собственной инициативе поэт провёл за рубежом Дни узбекской литературы и искусства, фото и художественные выставки, показ фильмов, посвященных Узбекистану. А еще — художественные чтения на площади Регистан в Самарканде и в Ичан-Кале в Хиве, в музее Арк в Бухаре, на перевале Камчик. В одной из ташкентских махаллей инициировал создание международного Дома творчества.

Трудно переоценить роль Аъзама Абидова в популяризации узбекской литературы в социальных сетях: в Telegram (канал   «Mitti Ko’prik» (Маленький мост), Фейсбуке и  других.

Много и других инициатив, включая предложение о направлении узбекских поэтов и писателей в дипломатические миссии Узбекистана за рубежом в качестве послов и атташе по культуре,  открытие литературных агентств и независимых творческих организаций в Узбекистане и другие.

— Несмотря на препятствия, я хоть что-то сделал для своего народа в продвижении литературы, культуры и искусства за рубежом, — заявил Аъзам Абидов в социальных сетях.  – Я никогда не обращался за помощью к правительству, никогда не просил вознаграждений. Мне помогала  семья, поддерживали друзья – не правительство.

Я думаю закрыть свои проекты по пропаганде узбекской литературы и искусства на международной арене или передать их активной творческой молодежи, если, конечно, такие молодые люди найдутся.

Все годы независимости мне казалось, что я сумею пробудить и вдохновить дремлющие души наших уважаемых товарищей. Мне скоро 50 лет, я могу не успеть. Оказалось, на это нужно не три десятилетия, а намного больше! Эгоизм, лень, жадность, избалованность, корысть, коррупция, ревность, недостаток и отсутствие культуры общения и поддержки, рабская психология глубоко укоренились не только в высших слоях общества, но и в творческом сообществе моей любимой страны.

Конечно, мое собственное творчество продолжится, останется действующим и канал «Mitti ko’prik». Возможно, я на правильном пути.

На обращение Аъзама Абидова в социальных сетях откликнулись десятки людей и многие зарубежные деятели культуры, которые узнали об Узбекистане и его культуре благодаря его инициативам.

Кристофер Меррилл, директор международной творческой программы:

Аъзам, Ваше служение во имя литературы было образцовым и свидетельствует о вашей человечности и благодати. То, что вы создали, будет существовать в той или иной форме до тех пор, пока в мире есть поэзия. Безмерная Вам благодарность.

Праяг Сайкия, поэт, переводчик антологии узбекской поэзии в Индии:
— Дорогой Аъзам, согласно нашему мудрецу Балмики, автору эпоса «Рамаяна», «Шлока» (стих) восходит к «Шока» (Печаль), поэтому мой друг, принимайте это решающее время как замаскированное благословение. Мы, барды, — птицы мира, и, как дети, мы живем в никогда — никогда на земле, нам нравится летать высоко, где нет предела.

Рану Униял, поэтесса, участница программы резиденции в Узбекистане:

— Как поэт и творческий человек, ты много сделал для твоей страны, и твои усилия не напрасны. Я надеюсь и молюсь, чтобы здравый смысл восторжествовал, и такому поэту, как ты, была предоставлена полная свобода действий для организации и поощрения творческих людей к общему сотрудничеству и творчеству.  Обнимаю тебя, дорогой мой брат.

Алексис Стаматис, писатель, Греция:
—  С коллегой-писателем Аъзамом Абидовым мы провели три месяца в Международной писательской программе в Айове (США), где многие годы работает великий Кристофер Меррилл (поэт, эссеист, переводчик и публицист). Стоит прочитать письмо Аъзама, где он объясняет все усилия, которые прилагает для узбекской литературы и искусства, и о тупике, в котором он находится из-за равнодушия властей. Может быть, PEN International возьмет это дело на заметку?

Рашида Исмаили, писатель, США:
Аъзам, мне грустно слышать эту новость. Вы всегда такой оптимистичный. Да, вы любите свою страну, культуру и особенно писателей и хотите представить миру их слова и искусство. Я надеюсь, что в Узбекистане все изменится. Сейчас в Америке новая администрация. Возможно, через некоторые международные каналы удастся заинтересовать это правительство и ваше, чтобы поделиться писателями, богатой литературной культурой и историей, которые были неизвестны нашей стране. Большое вам уважение и любовь.

Ману Даш, поэт, издатель, Индия:
— Вы делаете потрясающую работу, мой дорогой друг! Снимаю шляпу! Доверяйте своим усилиям, скоро они принесут плоды.

Поддержку узбекскому поэту высказали многие из зарубежных коллег:

Джек Харт, председатель Союза писателей Ирландии; Холли Томпсон, детский писатель, Япония; Истерин Кире, писатель, Норвегия; Антдже Стен, поэтесса, Италия; Эмилио Мартин, писатель, Коста-Рика; Любозар Фратев, работник культуры, Болгария;
Даурен Бериккажули, поэт, переводчик, Казахстан; Бахтыгуль Маханбетова, литературный агент, Казахстан; Индран Амиртханаягам, поэт, Шри-Ланка; Уша Акелла, поэт, США; Камбон Обаяни, издатель, США; Валерия Франко, работник по связям с общественностью, Парагвай; Шумона Синха, писатель, Франция; Эльшан Азим, поэт, Азербайджан; Юдит Гринберг, ученый, США; Нихат Оздал, поэт, Турция;Джаянт Пармар, поэт, Индия; Мария Филипова-Хаджи, писатель, Болгария;  Хелен Холтер, журналист, Сиэтл; Махир Озташ, писатель, Турция; Джей Мэри Тайсон, ученый, США; Деннис Дэйли, переводчик газелей Алишера Навои на английский, США; Клаус Анкерсен, поэт, Дания; Патриция Бернард, писатель, Австралия.

Вот что пишет Дэвид МакКирди, поэт из Гонконга:
— Брат мой, Аъзам, я считаю, что вы на правильном пути и не должны сдаваться.
Вы были публичным лицом Узбекистана и единственным связующим звеном с ним для тех из нас, кто в литературном мире познакомился с вами. Ваш неизменно позитивный и дружелюбный взгляд на вещи в сочетании с вашим музыкальным и литературным вкладом вызвали у всех нас желание посетить вашу родину и встретиться, обменяться мнениями и поделиться творческими усилиями с другими узбекскими писателями. Вы один из лучших послов своей страны. Я считаю, что большая проблема заключалась в выборе времени. Ваши замечательные инициативы по приглашению иностранных писателей и организации мероприятий происходили вокруг и во время самой страшной пандемии на памяти живущих, и независимо от энтузиазма или эффективности правительственных ведомств, их должностные лица обязательно будут обеспокоены этим фактом. Мой совет — набраться терпения, поддерживать связи и идеи активными и сделать еще одну попытку, как только мир очнется от этого кошмара. Я считаю, что мы, ваши коллеги-писатели, можем и действительно обязаны помочь. Откровенно говоря, мало кто мог определить на карте, где находится какая-либо из центральноазиатских республик. …Я попытаюсь выяснить, кто представляет Узбекистан в Гонконге, и попытаюсь установить контакт. Я также попытаюсь выяснить, кто в правительстве Гонконга отвечает за этот вопрос. Китайское правительство очень настаивает на развитии торговли между Китаем и республиками Центральной Азии, и культурный обмен часто идет рука об руку с торговлей. Каждый из нас, писателей, может поднять свой голос в поддержку ваших инициатив, и групповой голос может быть достаточно громким, чтобы его можно было услышать.

Услышат ли поэтов мира в Узбекистане? Кто из отечественных литераторов поддержит собрата? Если все вопросы в стране решаются исключительно с разрешения президента, надеемся, он услышит эти голоса.

Тамара Санаева

8 КОММЕНТАРИИ

  1. У нас такой замечательный заместитель спикера Законодательной палаты, лидер партии ,,Миллий тикланиш» Алишер Кодиров. Знали? С такой-то должностью, являясь лидером партии позиционирующей борцом за сохранение и развитие всего национального. Он где? Или всё своё рабочее время на борьбу с ЛГБТ(будь они неладны) потратил?
    У меня есть предложение: Уважаемая Тамарахон
    уважаемый Аъзамжон-ака напишите просьбу о содействии в этом, одном из важнейших направлении (на мой взгляд). Разместите это письмо на ресурсе, может ,,nun.uz» Вам предоставит такую возможность, на крайний случай разместит пост с ссылкой, где можно прочитать и подписать. А потом направить его именно А. Кадирову. Почему к нему — есть надежда , что ради репутации своей партии ил по зову души он поможет. Да и мы, заодно узнаем скольким гражданам нашей страны наша родная культура не безразлична.
    Я присоединюсь. Мой Телеграмм ,,Nadie». Если у кого есть другие идеи заходите обсудим.

  2. Бу оқибатли йўлда сизга омад тилайман сизга ўхшаган садоқат эгалари кўпайсин сабр тоқат хамроҳингиз булсин тухтаманг ва чарчаманг миллат учун. Айтганингиздек бизда фахрланса арзигулик адабиёт намоёндалари жуда кўп, умуман мен жуда хурсандман сизни борлигингизга.

  3. Поэзию, впрочем, как и литературу в целом, можно уподобить зеркалу, в котором отражаются и достижения, и проблемы развития нации! Только вот где это зеркало???
    В статье дана хорошая информация для размышления и последующих действий.

  4. «Миллий тикланиш» ??? Алишер Кодиров??? Вы о чем? А вы не слышали «нет пророка в своем отечестве».

  5. У нас много с трибун власти говорят о развитии духовности, о том, что молодежь тратит время просмотр на дурацких роликов в соцсетях, а на деле властям не до этого, людям-энтузиастам помощи то никакой реальной не предоставляют. Да и сами наверно редко читают прозу и поэзию. Азам Абидов истинный, не на словах, патриот своей страны. А про идею литературного Наманган прочла и порадовалась, это мой родной город. Как было бы здорово проводить там литературные фестивали. И как многого я не знаю о знаменитых земляках Наманганского края

  6. Барака топинг Аъзамака! Фикрингизга қўшиламан, адабиёт ва санъат соҳаси давлат қарамоғидан холис тараққий этиши учун, тадбиркорга ушбу соҳага пул йўналтиришга рағбат бўлиши керак, масалан, шу соҳага фойдасининг қанчадир қисмини йўналтирса, пасайтирилган солиқ фоиз қўлланилсин. Буни соҳани ривожлантириш истиқболи сифатида муддатли амалга ошириш мумкинку.

  7. Дорогие мои, родные братья и сестры в Узбекистане!
    Я просто изумлена от того, которое прочитала!
    Неужели ваша страна НЕ интерисуется этими событиями? Мне неудобно сказать, что среди моих друзей знали об Узбекистане не так много, или просто одни знали мало, другие — туманно.
    Но из Болгарии три группы посетили Узбекистан по приглашению Азама Обидова — и все рассказывают в своих городах и в своих кругах о культуре, истории, гостеприимстве и пр. узбеков. Если не были эти посещения — я сама не знала бы какую роль съиграл Узбекистан в моей жизни. Благодаря программы Азама Обидова — я рассмотрела все знаки, которые мне дал Бог в моей жизни, и я написала свой роман «Четвертый столб», посвященный Узбекистану.
    Но я совсем не знаю какова будет его судьба — хотя мне хочется чтобы много людей прочитали, как я описываю это волшебное место, которое заряжает энергией всех, кто посетил его.
    Мне больно сейчас читать, что ответственные люди не интересуются этим! Неужели это возможно?
    Не знаю что сказать!
    Мне больно. Кто смотрел репортажи по узбекскому телевидению — увидели, наверно, как я плакала от радости, от любви к Узбекистану. Сейчас я плачу от боли!
    —————-
    Мария Филипова-Хаджи из Болгарии
    автор романа об Узбекистане «Четвертый столб»

  8. Пока есть такие люди с такими энергичнами качествами как Аъзам ака есть надежда на процветания не только этой отрасли и еще дргих отраслей нашей страны, но для данной момент мне кажется внимание и стимулировании на со стороны государство на исскуству и литературе почти что нет. Я лично всё это связиваю с экономикой страны. Спасибо вам Аъзам ака! Оказанные труды с вашей стороны пример для каждого считавшей себя патриотом этой страны. Крепкого Вам здоровья и семейного благополучия!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

В Термезе возбуждено уголовное дело по факту изнасилования школьницы

Прокуратура Сурхандарьинской области сообщила о том, что дело об изнасиловании в Термезе 16-летней школьницы направлено на дополнительное расследование. Постановление городского...

Больше похожих статей

ЎЗ