Главная > Антитеррор > Что думают простые граждане про гуманитарную акцию «Добро»?

Что думают простые граждане про гуманитарную акцию «Добро»?


Что думают простые граждане про гуманитарную акцию «Добро»?

В мае этого года Президент Узбекистана инициировал гуманитарную операцию, получившую название «Добро», в рамках которой на родину из зоны боевых конфликтов с Ближнего Востока вернули 156 граждан страны.

Гуманитарную операцию провели в священный для мусульман месяц Рамадан. Ш.М.Мирзиёев, инициировавший возвращение граждан домой, 21 июня рассказал узбекским сенаторам о том, как проходила эта акция: «Было сложно их вернуть. Мы их вернули с большими сложностями. Самолет, который мы отправили туда, пришлось вернуть с полпути. Пришлось дать команду временно посадить самолет в Азербайджане. Чтобы вернуть женщин и детей было задействовано 4 автобусов, из них вернулись только два. Многих не удалось забрать».

В сухом информационном остатке: 1 мужчину, 48 женщин и 107 детей, из которых 2 сирот, расположили в санатории «Бустон» Ташкентской области. В санатории всем была оказана медицинская помощь – оказалось, что у двух женщин и одного мальчика отсутствуют нижние конечности в результате получения огнестрельных ранений, один ребенок страдал острой кишечной инфекцией, 25 – имели соматические болезни, трем детям поставлен диагноз пневмония и септический отит, один ребенок госпитализирован в клинику Ташкентской медицинской академии с диагнозом остеомиелит нижней челюсти.
Кроме этого, у двух женщин на руках были восьми- и десятидневный младенцы. У одной – 14-летней девочки – четырехмесячный ребенок.
Официальные СМИ в своей информации констатировали, что репатриантам выданы паспорта и свидетельства о рождении.
Вот, пожалуй, и всё, что читателям стало известно о результатах специальной операции «Добро», которая помогла вернуться на родину 156 гражданам Узбекистан.
Согласить – не густо и достаточно сухо.

Зато социальные сети буквально взорвались эмоциональными комментариями, в которых мнения пользователей совсем не такие однозначные, как можно было бы предположить. Абсолютными лидерами выглядят те, кто считает, что акция вызывает много вопросов, на которые пока нет ответов и результаты которой сегодня трудно просчитать.
Редакция NUZ.UZ решила проанализировать мнения пользователей социальных сетей в ФБ, в Инстаграм и на странице «Новости Узбекистана», прокомментировавших опубликованных на сайте материалы о специальной операции «Добро».

О женщинах

Читатель Даврон из Ташкента и еще несколько пользователей, задается, как ему кажется, справедливым вопросом: «Почему во многих странах ЕС, например, в Великобритании, правительство не собирается возвращать с Ближнего Востока женщин, поддержавших ИГИЛ? Они готовы возвращать только маленьких детей из Сирии и Ирака».
«Женщины не малые дети, которые плохо, что смыслят в жизни. Уехав в Сирию, они наверняка отдавали себе отчет, что совершают преступление по нашим законам. Получается, что если кто-то проводит PR-акцию, то перед Законом уже не ВСЕ равны одинаково?»-
вторит Даврону еще один читатель из Ахангарана по имени Асрор.

«Не верю, что ВСЕ женщины, которые прилетели этим самолетом ни в чем не виноваты. Их же не тайно вывезли сначала в Турцию, а потом в Сирию в наручниках или в кандалах? Они уехали потому, что уверены в справедливой жизни только в ИГИЛ. Боюсь, что мы в стране еще получим проблемы от некоторых из этих женщин» - пишет читательница Насиба из Самарканда.

Аналогичное мнение высказывают еще несколько человек.

Например, Сухроб из Бухары спрашивает: «А известно ли нашим гражданам, с таким восторгом, рассказывающим о бедных женщинах, якобы обманом вытянутых в Сирию, что лидеры террористических группировок выпускают фетвы и призывают всех возвращенцев на родину просить прощение и каяться в совершенных, якобы ошибках? Пусть вас простят, придет время, и мы о вспомним – так пишут в этих фетвах».
«Это пятая колона в нашей стране»
- уверен Сухроб и еще несколько человек.

Гульнора из Джизака возмущается: «…обратите внимание с какой скоростью этим женщинам выдали паспорта, освободили от уголовной ответственности, а кому-то уже квартиру предоставили. Как же так? Они там были женами боевиков, может быть и сами воевали, здесь бросили своих родителей, кто-то детей. А теперь им всё в первую очередь?». И так думает не только Гульнора.

Фархад из Бухары задает такой вопрос: «Как много надо потратить и денег, и других сил для того, чтобы психологи и имамы заверили нас, что теперь женщины освобождены от пут идеологии ИГИЛ?».

Такой вопрос задает не только Фархад. Тема инвестирования финансовых средств в возвращенцев, волнует многих читателей. Люди спрашивают: «Как много государство должно потратить на спасение этих женщин и детей? Не будем забывать, что мужья этих женщин – активные боевики ИГИЛ и других террористических группировок. Они убивали, грабили. Сколько несчастья и горя они принесли в дома сирийцев или иракцев? Неужели это всё надо забыть и всё простить?».

Таким мнениям возражает читательница из Ташкента Фируза: «Наш народ умеет прощать. Надо вывезти из Сирии всех, кто пожелает вернуться к родному дому, в свои семьи, к близким. Ничего страшного - поможем всем миром…».

Справедливости ради отметим, что тех, кто согласен с Фирузой тоже немало, но все же большинство читателей очень скептично относятся к якобы невиновности женщин, которые вернулись в Узбекистан. В доказательство они выкладывают в комментариях ролики о реакции женщин из ИГИЛ в лагерях для перемещенных на попытки журналистов с ними пообщаться.

О детях.

В большинстве своем пользователи социальных сетей и читатели сайта полностью поддерживают узбекское правительство, принявшее решение о возвращении на родину детей, оказавшихся в Сирии или Ираке со своими родителями в рядах боевиков ИГИЛ.

В комментариях много вопросов, которые пока не нашли отражение в официальных СМИ, рассказывающих о проблемах с возвращенцами.

Мутабар Давлятовна из Ташкента задает вопрос: «А есть ли среди детей, которые вернулись, те кто брал в руки оружие? Как с ними работают психологи? А вообще есть ли у нас в Узбекистане психологи, имеющие опыт работы с такими детьми?»

Не менее сложные вопросы задает Ходжиакбар из Чирчика: «В какие школы и какие классы пойдут дети в возрасте после 9-10 лет? Они ведь ни писать, ни читать не умеют. Как, кто и где с ними будет заниматься дополнительно?».

Злободневный вопрос задает Азиз из Коканда: «А как к таким детям, тем кто должен будет 1 сентября пойти в школу, будут относиться другие ребята в классе? Кто будет решать конфликты, которые будут возникать вокруг таких детей? Школа? Милиция Психологи? Махалля?».

Как видно – у читателей и пользователей социальных сетей множество вопросов, на которые сегодня, наверное, достаточно тяжело ответить. Будем справедливыми –опыта по централизованному возвращению такого большого количества граждан из зон боевых конфликтов и их адаптации к мирной жизни очень мало. Такой опыт имеется лишь в Таджикистане и Казахстане. Кыргызстан готовит свой первый борт для возвращенцев с Ближнего Востока. А страны ЕС с такой проблемой пока не сталкивались.

В заключении.

А между тем страна готовится вернуть находящихся в лагере «Аль-Хол» провинции Хасека ещё 177 узбекистанцев, среди которых также женщины и дети.

Виктор Михайлов
Вернуться назад