Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Фата или пояс шахида? Как боевики находят себе жен

Фата или пояс шахида? Как боевики находят себе жен


Фата или пояс шахида? Как боевики находят себе жен

В Астрахани силовики вернули домой шестнадцатилетнюю девочку, сбежавшую из дома в далекий аул. Она объявила родителей неверными и тайно вышла замуж, совершив обряд по телефону. А через три дня домой «полетела» эсэмэска: «Мама, забери меня!». В роли заботливой мамы пришлось выступать сотрудникам управления ФСБ по Астраханской области и полицейским центра по борьбе с экстремизмом регионального управления МВД.


Виртуальный капкан


Сорное слово «жесть» больше всего подходит к сути кадров оперативной съемки, которую мы просматриваем вместе с майором Тимофеем Б., оперативным сотрудником управления ФСБ.


Девушка, закутанная в платок, отвечает на вопросы психолога. Родители, как и силовики, настаивают на том, чтобы ее фамилия была изменена, а фотография не появилась на страницах газеты. Они не без основания опасаются за ее безопасность.


На психолога Николая Подгорного она смотрит настороженно, даже враждебно. Поначалу разговор не получается.


— Вы все равно ничего не поймете.


В Астрахань Юля Титова приехала из родного села для того, чтобы выучиться на медика, поступила в колледж, жила в общежитии. На городских тусовках она оказалась не ко двору, может, потому что деревенская. Но кто же не хочет светлой, романтической любви, особенно когда шестнадцать.


Разочаровавшись в сверстниках, утюживших асфальт ближайших переулков с бутылкой пива и сигаретой наперевес, она «запала» на интернет. Компания в Сети подобралась быстро. Юля почувствовала, что этим людям она интересна. Азамат, Ханифа, Рустам обращались друг к другу «брат — сестра». Новый круг общения полностью завладел умом и чувствами новенькой. Под их руководством она стала изучать ислам, приняла имя Амина и замотала голову платком.


Приехав на каникулы домой, общением девочка родителей не баловала. Коврик с традиционными оленями со стены перекочевал на пол и стал местом для совершения ежедневного намаза. Молитвы она усердно читала пять раз в день.


Отец Юлии — бывший сотрудник патрульно-постовой службы, мама уборщица, сейчас оба на пенсии. Юля их единственная и любимая дочь. Когда они увидели ее первый раз в новом наряде, ахнули… Но перечить не стали: у ребенка переходный возраст, надеялись, может, пройдет. К тому же среди знакомых много мусульман, вполне приличные люди.


Отец и мать Юли не религиозны и о том, как можно трактовать мусульманские нормы, после чего просыпается ненависть ко всем, кто «неправильно» читает Коран, не ведали. Но происходящее с дочерью явно вываливалось из рамок обычной, еще детской жизни. Девочка погрузилась в свой мир, в который не пускала даже маму.


Однажды дочь с родителями все же поговорила, вышла к завтраку и объявила:


— Вы неверные.


Вскоре каникулы закончились, она уехала в город и продолжила ходить на занятия в колледж, но все больше времени отдавала общению с новыми «братьями» и «сестрами». Сессию не сдала, а потом и вовсе исчезла.


Оказалось, что как-то вечером ей позвонили по телефону и мужской голос произнес: «Ты Амина? У нас с тобой никох. Приезжай». «Подруги» в соцсети объяснили новоиспеченной Амине, что, «если у тебя с парнем никох, то ты его жена. Он тебя выбрал». А еще посоветовали скрыть это от родителей.



Оставив на столе незакрытые учебники, Юля села на рейсовый автобус и отправилась навстречу своему счастью. Путь ее лежал в далекий аул, в соседнюю республику. А через три дня родителям пришла эсэмэска: «Мама, забери меня!»


Наша героиня мечтала о древнем мусульманском обряде — никяхе, который можно считать аналогом православного венчания. Но, по словам мухтасиба Наримановского и Енотаевского районов Астраханской области Ильнура Хазрата, в исламе не бывает скрытого никяха, о договоре между парнем и девушкой обязательно должны знать родственники с обеих сторон.


Для проведения обряда необходимо наличие законного представителя невесты, как правило, это отец или дядя, брат, дедушка. Никях по телефону — это полный абсурд, не имеющий ни малейшего отношения к исламу. Девушек просто обманывают, пользуясь их незнанием элементарных религиозных основ. Да и родителей называть неверными Юля не имела права. Этот сложнейший вопрос может решить только шариатский суд, но ни в коем случае не несовершеннолетняя девочка.


Неверные родители


Отец, как только узнал, что дочь не ходит на лекции, подал заявление в полицию о пропаже ребенка. Сотрудники правоохранительных органов говорят, что отец был в таком горе, что, кажется, себя не помнил. Готов был сам ехать дочку выручать. Однако помощь папы отклонили. К поискам подключилось астраханское управление ФСБ.


Кадры оперативной съемки.


— Юля, как встретили тебя родственники мужа? — спрашивает психолог.


Девочка выжимает из себя несколько фраз.


— Они не спросили, как меня зовут. Просто показали, где буду спать и заставили работать. Три дня убирала двор и конюшню.


— Мужа ты раньше не видела?


— Нет. Мне его подруги в интернете нашли. Я думала, он молодой парень, а там дядька за сорок. («Муж» шестнадцатилетней Юли 1972 года рождения, он старше ее на 24 года.) Он откуда-то пришел весь заросший, грязный…


Когда Юлю спрашивают, что происходило в следующие два дня, ее лицо каменеет.


—  А потом оказалось, что он еще и под следствием, потому что коня украл. Зачем он мне такой? Через два дня его полиция забрала. Перед тем как его увезли, мы развелись. Он три раза сказал: «Ты мне больше не жена». И все равно, когда его увезли, меня послали двор убирать. Я тогда отправила маме эсэмэску.


Силовики по своим каналам выяснили, с кем девочка последнее время больше всего общалась по телефону. Так вышли на адрес, куда она уехала. Решили направить туда группу.


— Она обрадовалась, когда мы появились во дворе. Быстро собрала свои вещи и села в машину. Родственники так называемого мужа отнеслись к этому равнодушно.


Кадры оперативной съемки. Психолог спрашивает:


— Что сказали дома, Юля?


Она долго молчит, думает.


— Они неверные.


Сотрудник УФСБ добавляет к этому краткому ответу:


— Когда ее привезли домой, родители стояли у калитки. Отец произнес: «Здравствуй, дочка! Банька уже готова, будешь мыться?» Они следовали инструкции психолога, порекомендовавшего встретить дочь без эмоционального надрыва. Юля прошла мимо них, как мимо столбов.


Сейчас девушка восстановилась в колледже, пытается догнать своих сверстников и перейти на второй курс.



Казалось бы, после такого испытания в голове должно проясниться, но нет. Извращенные представления об исламе крепко засели в ее голове. Она продолжает называть себя Аминой, а родителей — неверными, заученно рассуждает о «джихаде» и «шахидах». Для нее шахиды — это герои, а джихад — необходимость убивать других людей только за то, что они исповедуют «не ту веру».


Хочется надеяться, Юля поймет: самое страшное, что может случиться в ее жизни, если она снова услышит в телефонной трубке: «Никох!» А пока, по мнению психолога, она ждет своего совершеннолетия, чтобы родители не смогли помешать ей вновь попытать счастья.


Фата или пояс шахида?


Сотрудники астраханского ФСБ отметили, что произошедшее с Юлей — еще не самый худший вариант.


Девушки, попадают и в более серьезные переплеты. Их обрабатывает хорошо организованная сеть экстремистов. Добычей вербовщиков становятся представительницы самых разных национальностей и вероисповеданий: казашки, русские, узбечки, азербайджанки, армянки…


В ближайшем окружении Юли подобный случай уже был. Ее двоюродная сестра в свое время тоже взяла себе другое имя и вышла замуж по телефону. Ее муж был участником бандгруппы, нападавшей в июле 2010 года в Астрахани на полицейских. Не пожалели преступники и девушку, которая, по их мнению, вела неправильный образ жизни, и покушались на имама одной из мечетей города. К октябрю 2010 году банда была уничтожена. Сестра Юли стала вдовой. К суду ее не привлекли, потому что в нападениях она не участвовала.


Вот еще история. 25-летняя русская девушка Виктория Волкова в 2011 году стала называть себя Айша Курбанова и вышла за Валида, настоящее имя которого Виктор Волков. Он был простым парнем, работал на рынке грузчиком, где его и приобщили к экстремистским идеям. Впоследствии Виктор-Валид попал в поле зрения спецслужб как связник тех, кто непосредственно убивал сотрудников милиции. В ходе обыска на квартире, где он проживал, были обнаружены боеприпасы и экстремистская литература. Суд приговорил Волкова к полутора годам лишения свободы.


После освобождения он не образумился. Вместе с такими же юношами, одурманенными человеконенавистническими идеями, отправились в горы Дагестана для борьбы с «неверными». Но что могут сделать мальчишки против хорошо подготовленных бойцов спецподразделений?! Тем, кто втягивал их в эту самоубийственную войну, они были нужны как пушечное мясо. Нет им дела до какого-то Виктора Волкова, пусть даже и назвавшегося Валидом. Итог закономерен: второго сентября 2012 года в ходе спецоперации республиканских силовиков банду уничтожили. Волков, как и другие его подельники, получил смертельные ранения.


А что же Айша-Вика? О ней сейчас известно, что, оставшись с двумя детьми, она нигде не учится и не работает. Оперативники предполагают, что она уже вышла замуж за очередного смертника-экстремиста или собирается это сделать.


Гибнут не только «мужья» этих девочек. Под ударом находятся и они сами.


В 2006 году Лейла Эльхажиева, красивая, стройная чеченка 1989 года рождения, проживавшая в Наримановском районе Астраханской области, оказалась вовлеченной в противозаконную деятельность своим сожителем. Она покинула родительский дом и отправилась в леса Ингушетии. В ходе спецоперации она и ее муж были уничтожены.


Исковеркала свою судьбу и 25-летняя Айна Сейдгалиева. Она училась в астраханском строительном институте, а в свободное время по интернету переписывалась с Саидом Бурятским. В октябре 2009 года познакомилась с неким Азаматом и вышла замуж. Втайне от всех, по телефону.


В ноябре она оказалась в Чечне и поднялась вместе с мужем в горы. Однако здоровье вынудило ее покинуть базу боевиков, ведь жить в лесах, да еще осенью, не сахар. В 2011 году вместе с мужем она вернулись в Астрахань, чтобы собрать деньги для бандгруппы. Однако за ними уже шли оперативники МВД по Чеченской Республике, которые вместе с сотрудниками областного УФСБ и взяли преступную пару. При задержании Айна попыталась бросить самодельную гранату, именуемую в среде боевиков «хаттабкой», но сама больше всех и пострадала от нее.


В июне того же года астраханский суд приговорил Айну к 12 с половиной годам колонии общего режима. Сейчас она отбывает наказание.


По данным правоохранительных органов, в настоящее время около шестидесяти девушек в Астраханской области фактически являются женами либо так называемыми вдовами боевиков, которые познакомились с ними в соцсетях, совершив «телефонный обряд».


— Отношение к таким, с позволения сказать, «женам» у боевиков складывается простое: затуманили голову бредовыми идеями, уложили в постель и заставили работать на себя, — говорит представитель региональной ФСБ майор Тимофей Т. — Если «муж» погиб, назначают другого. «Мужья» могут меняться «женами». Сказал мужчина три раза: «ты мне больше не жена», — вот и развелись. Тут же заявил бывшей «жене» друга: «А с тобой у нас никох!» И все, снова женат.


Оперативник отметил, что, разбирая судьбы этих девчонок, складывается впечатление, что извращенные экстремистами нормы ислама нужны только для того, чтобы заполучить женское тело после вооруженных столкновений с федеральными силами, не тратя для этого свое время, душу и, главное, деньги. Их новоиспеченные «мужья» тайно периодически приезжают к ним, чтобы отдохнуть и отоспаться после своих «трудов».


Как правило, век таких мужей недолог. Если он не приезжает уже никогда, ей звонят и назначают другого. Эти девочки переходят из рук в руки, живут в нищете вместе с родившимися детьми, о которых никто не думает заботиться. Их убеждения запрещают обращаться за помощью к врачам, давать светское образование.


Нередко девочек отправляют «на зеленку», то есть в горы, на базы боевиков. А там или гибель вместе с бандой, или пояс смертника.


Комментарий


Николай Подгорный, психолог:


— Юные девушки, попав в интернетовские ловушки и рискнувшие выйти замуж по телефону, даже не подозревают, что вместо свадебной фаты им придется примерить пояс смертника. Как правило, это девочки из деревень. Оказавшись в городе, они остаются в одиночестве, я бы даже сказал, в изоляции. Быстро теряют социальные ориентиры, разочаровываются и охотно прибиваются к тем, кто проявляет к ним интерес, кто умеет убедить их в том, что и они в этом мире могут получить свою — особенную — роль. Образы из интернетовского зазеркалья кажутся им гораздо чище, умнее и приятнее, чем сотрудники, одноклассники или пассажиры из повседневной маршрутки.


С этими девочками очень сложно работать. В них искусственно развит комплекс врага, они закрыты от родителей, от психологов, врачей, от всех, кто хочет им помочь. Я столкнулся с явлением полностью порабощенной психики. Налицо все признаки секты. Не думаю, что среди тех, кто так умело обрабатывает их сознание в интернете, есть дипломированные психологи, но это мощные, опытные практики. Не забывайте, что девушки, которых втянули в эту смертельную игру, очень молоды. А ведь это так романтично — сменить имя, примерить иную одежду, выполнять тайные поручения. В награду — любовь? Но разве это любовь…



Марина ВОЛОДИНА, Астрахань


Источник: www.antiterrortoday.com

Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)