Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Загадки ИГИЛ в Афганистане

Загадки ИГИЛ в Афганистане

Загадки ИГИЛ в АфганистанеРост и развитие радикальных группировок можно сравнить с ростом раковой опухоли, которая, как известно, развивается в слабых клетках организма. Афганистан является слабой частью, и именно в этой стране есть предпосылки для развития радикальных группировок, что небезопасно для региона в целом.

Нам хорошо известна история происхождения моджахедов и Талибана. Моджахеды, Талибан и афганская группировка ИГИЛ являются звеньями одной цепи. В начале 90-х годов XX века, как только покровители моджахедов посчитали, что срок их службы истек, в их недрах зародился Талибан. В момент своего триумфа Талибан ставил своей целью распространение исламского эмирата на все мусульманские государства постсоветского пространства. Эти страны, а также Россия, переживали, что вот-вот Талибан проникнет за границы Афганистана в страны СНГ. Тогда был разработан план создания буферной зоны в северных провинциях Афганистана. Для осуществления задуманного плана Россия и среднеазиатские республики активно поддерживали своего давнего противника «Северный альянс». План так и не был осуществлен, но до сих пор остался в умах некоторых «политических знатоков по Афганистану».

Сегодня, похоже, истекает срок службы Талибана, и тут же в их недрах зародилась афганская группировка ИГИЛ. Эта организация идет в Афганистан с целями, похожими на цели Талибана, но, в отличие от него, желает распространить свое влияние шире – на весь исламский мир.

ИГИЛ призывает исламский мир признать Абубакера Аль Багдади халифом исламского мира. Это вызывает негодование и ревность у руководства Талибана. ИГИЛ критикует Талибан за то, что тот является мононациональной пуштунской группировкой, которая ставит своей целью не защиту ислама, а распространение власти пуштунов на всей территории Афганистана. Хотя в настоящее время само ИГИЛ базируется на территории пуштунских племен вдоль афгано-пакистанской границы и практически все свои заявления и листовки печатает на языке пушту. Что касается отношения Талибана к ИГИЛ, в целом он не смирится с появлением ИГИЛ и других подобных сил на территории Афганистана, однако некоторые источники, близкие к Талибану, говорят о том, что единства у руководства движения нет. По их версии, в верхушке Талибана назревает раскол на три группировки:

Группировка, которая склонна вести переговоры с властями Афганистана. Эта группировка не видит перспективы своего дальнейшего сопротивления, т.к. считает свой потенциал исчерпанным, сильно ограничены финансовые возможности. Есть вероятность, что при определенных условиях талибы этой группировки откажутся от вооруженного сопротивления кабульскому режиму и станут в оппозицию ИГИЛ.

Группировка наемников, которые останутся под контролем ISI Пакистана.

Группировка, которая присоединится к рядам ИГИЛ, вместе с радикалами из «Исламского движения Узбекистана» и других иностранных группировок, скорее заинтересованных в появлении ИГИЛ, т.к., в отличие от Талибана, ИГИЛ поставил себе задачу расширения своего влияния на среднеазиатские республики и Кавказ.

Но до сих пор все известные лица из числа высшего эшелона Талибана, которые были названы наместниками ИГИЛ в Афганистане, или были убиты, или пойманы Талибаном, или сами опровергли свою причастность к ИГИЛ. Первым руководителем ИГИЛ в Афганистане и наместником «Великого Хорасана» был назван Абдуррауф Хадем, бывший узник Гуантанамо и член военного комитета в центральном совете Талибан – единственный мусульманин салафитского толка из высших руководителей Талибана. Судьба этого человека до конца неизвестна. В начале марта Талибан заявил, что поймал Хадема, а 15 марта кабульская пресса сообщила о его гибели в результате авианалета американского беспилотника. Вскоре его место занял Хафиз Мухаммад Сайд, основатель и бывший лидер ныне запрещенной исламистской группировки «Лашкар-е Таиба» и действующий лидер организации «Джаммат уд-Дава».

17 апреля Хафиз М.С. подорвался на мине на северо-западе Пакистана. Поговаривают, что известный командир группировки Талибан в провинции Гельманд Мулла Мансур Дадулла, который в феврале прошлого года был освобожден из пакистанской тюрьмы, стал руководителем ИГИЛ в Афганистане. Вскоре после появления этих слухов Мулла Мансур Дадулла сам опроверг их. По другой версии, лидером ИГИЛ в Афганистане является известный командир Талибана Мулла Абдул Каюм Закир, который был узником Гуантанамо, а в 2007 году был передан афганским властям и вскоре освобожден. Он также опровергает подобные слухи.

В политических кругах Афганистана пока еще не все придают особое значение появлению ИГИЛ, считают, что слухи об активизации ИГИЛ в Афганистане сильно преувеличены, ведь эта группировка даже не имеет своего лидера, в то время как основная часть вооруженной оппозиции в Афганистане подчиняется мулле Омару. Но нельзя забывать, что в этой стране очень сложно что-либо предсказывать, так как ситуация очень быстро меняется. Может быть, действительно пока нет причин серьезно беспокоиться об активизации ИГИЛ в Афганистане, но сам президент Ашраф Гани, находясь в провинции Бадахшан, заявил, что зверское убийство 20 солдат национальной армии, а также кровавый теракт в Джелалабаде являются делом рук ИГИЛ. Это заявление президента Афганистана некоторые политологи трактуют больше как пропагандистский манёвр накануне его визита в Иран, для того чтобы привлечь внимание Ирана и стран региона и получить от них финансовую и иную помощь, а также оправдать присутствие своих покровителей (США и НАТО).

Говоря об озабоченности Ирана по поводу появления ИГИЛ на территории Афганистана, стоит отметить, что ИРИ очень внимательно следит за каждым шагом ИГИЛ, где бы он ни был. Для Ирана на сегодняшний день ИГИЛ – это враг номер один, который уничтожает мусульман-шиитов, а Иран является защитником и покровителем шиитов во всем исламском мире. Иран пока единственная страна, которая открыто бросила вызов ИГИЛ. Вспомним недавнее заявление министра внутренних дел Ирана Абдуллы Резу Рамани, который заявил, что Иран готов провести военную операцию на территории Афганистана и Пакистана с целью уничтожения ИГИЛ. Справедливо отметить, что именно Иран довольно успешно содействует противоборствующим ИГИЛ силам в Ираке и Сирии. Даже сам Барак Обама на последней встрече с премьер-министром Ирака г-ном Хайдер Джавад Аль-Абади был вынужден признать, что поддержка Ираном иракских шиитов в борьбе с ИГИЛ принесла больше результатов, чем поддержка Альянса во главе с США иракского режима.

США, которые поддерживали ИГИЛ в его борьбе против режима Башара Асада, пока хранят полное молчание о появлении этой группировки в Афганистане. Говоря об отношении США к ИГИЛ в Афганистане, невольно вспоминаешь скандальное заявление Обамы, сделанное им год назад. Тогда он заявил, что Талибан больше не является врагом США. Сегодня с появлением в Афганистане новой «силы зла» в лице ИГИЛ становится ясно, что тогда имел в виду президент. Трудно не согласиться, а тем более сложно опровергать бытующее в политических кругах афганского общества мнение о том, что появление ИГИЛ в Афганистане – это новый проект США для оправдания наращивания новых сил и своего дальнейшего присутствия в этой стране. И хотя эта гипотеза, на первый взгляд, выглядит абсурдно, доказать ее сложно и вообще она трудно поддается логике, но история появления радикальных группировок (Аль-Кайда, Талибан, ИГИЛ) показывает, что все они появились именно с помощью и с поддержкой США, в чем неоднократно признавались сами высокопоставленные американские политики и чиновники. Но почему-то, по разным причинам, именно эти группировки и становились их главными мишенями.

Надо признать, что ИГИЛ – это новый вызов странам региона, и тут немаловажна роль и позиция России. Россия традиционно твердо стоит на защите среднеазиатских республик от угроз, исходящих с территории Афганистана. Россию не может не беспокоить появление ИГИЛ в Афганистане из-за его возможного расползания в страны Средней Азии и на Кавказ. Другой сосед Афганистана – Китай — уже выражает озабоченность появлением ИГИЛ в пограничных провинциях Афганистана и Пакистана, где проживает мусульманское население Китая. Афганистан, оценив интересы «спонсоров» ИГИЛ, должен сделать определенный вывод, что сотрудничество со странами региона (Китаем, РФ и Ираном) является более приоритетным, чем сотрудничество с такими «спонсорами».

Заметим, что все страны региона, которые обеспокоены появлением ИГИЛ, являются или членами, или наблюдателями Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), а потому целесообразно было бы обсудить меры по защите стран региона от распространения ИГИЛ на предстоящем саммите ШОС. Полагаю, грядущий саммит может стать первой встречей, на которой страны-участницы будут обсуждать не угрозу со стороны движения Талибан, которую они регулярно обсуждали с момента образования ШОС, а новый вызов, брошенный «Исламским Государством».

Самеулла Пойя, эксперт Центра изучения современного Афганистана, к.и.н.

26.04.2015

Antiterrortoday
Комментарии
Вопрос: сколько будет три плюс три (ответ цифрой)
Топ статей за 5 дней

Хоким Ташкента пообещал в шесть секунд сделать журналистов геями за критику его заводов (аудио)

Имя "волка одиночки" Сайфулло Саипова вновь на первых страницах американских газет

На следующей неделе ташкентцам пообещали первый снег

Стало известно, при каких обстоятельствах была сделана запись высказываний Джахонгира Артикходжаева

expo
Похожие статьи
Теги
ИГИЛ