23.4 C
Узбекистан
Воскресенье, 5 июля, 2020

«Никто не знал, куда бежать»: Лондон вспоминает взрывы 1999 года

Топ статей за 7 дней

В Узбекистане больше не будут госпитализировать легких и бессимптомных больных Covid-19

В Узбекистане пациентов с COVID-19, у которых болезнь протекает бессимптомно или в легкой форме, прекратят госпитализировать, а будут лечить на дому. К такой практике поручил...

Все рынки Узбекистана будут закрываться на дезинфекцию раз в неделю

На рынках, в супермаркетах и крупных магазинах Узбекистана усиливается санитарно-эпидемиологический контроль. Такое решение приняла...

В Узбекистане планируют отменить право дехкан на пожизненное владение землей

Минюст разработал и разместил для обсуждения проект закона «О внесении изменений в Закон Республики Узбекистан «О дехканском хозяйстве».В редакцию...

Подпишитесь на нас

51,403участниковМне нравится
21,058участниковЧитать
2,080участниковПодписаться
"Никто не знал, куда бежать": Лондон вспоминает взрывы 1999 года

30 апреля 1999 года в Лондоне взорвалась третья за две недели самодельная бомба, начиненная поражающими элементами. Три человека погибли, десятки получили ранения.

Взрывное устройство изготовил 22-летний Дэвид Коупленд, который называл себя расистом и гомофобом. Перед этим он осуществил еще два взрыва — в районах, где традиционно живет много выходцев из Бангладеш и Африки.

Последний взрыв произошел в пабе «Адмирал Данкан» в центре Лондона, в Сохо, где многие заведения ориентированы на представителей секс-меньшинств.

С тех пор прошло 20 лет. Люди, которые были свидетелями тех событий, в беседе с Би-би-си поделились своими воспоминаниями.

Сандра Миллс хорошо помнит, как в ту субботу 17 апреля она шла мимо супермаркета в районе Брикстон. Вдруг раздался взрыв, и «во все стороны полетели осколки и гвозди», рассказывает она.

«Я помню, что услышала оглушающий звук. Как будто сильный порыв ветра, который выбил все окна, — вспоминает она. — От испуга у меня почти остановилось сердце, и я просто замерла».

«Потом наступила тишина, которая, как мне показалось, длилась целую вечность. Я увидела раненого мужчину на земле среди осколков стекла. Я подбежала ему помочь и увидела, что ему в ноги вонзились гвозди. Все произошло неожиданно, и было очень страшно», — продолжает она.

Ранения получили 48 человек. Среди жертв взрыва был годовалый младенец — гвоздь пробил ему череп. Целью нападения было преимущественно чернокожее население Брикстона.

Как говорит сэр Хью Орд, который в тот день командовал полицией на юге Лондона, полицейские работали круглосуточно. 24 часа в сутки они просматривали все записи видеокамер наружного наблюдения, чтобы вычислить преступника.

«17 апреля, когда мне сообщили о взрыве, моим первым вопросом было: «Кто мог подложить бомбу посреди набитого людьми рынка днем в субботу? Я инстинктивно подумал, что причина нападения — расизм», — говорит он.

Он оказался прав.

Неделю спустя после взрыва в Брикстоне Дэвид Коупленд совершил следующее нападение — на улице Брик-Лейн, где традиционно селится много выходцев из Бангладеш.

Но Брик-Лейн повезло — прохожий обнаружил лежащую на тротуаре сумку и положил ее в багажник автомобиля, чтобы ее не украли. В багажнике бомба и взорвалась.

В момент взрыва подобравший сумку мужчина звонил в полицию, чтобы сообщить о потерянном имуществе.

Коупленд запланировал взрыв на субботу, думая, что это рыночный день. На самом деле большего всего людей сюда стекается по воскресеньям.

Эмдад Талукдер был неподалеку от места взрыва и говорит, что обломки автомобиля взлетели в воздух «до четвертого этажа».

Двери машины взлетели в воздух «как листы бумаги», рассказывает Талукдер. Осколок стекла попал ему в голову.

«Осколок был около 10 сантиметров в длину, и меня сразу же залило кровью. Я был весь в крови», — говорит он.

Он говорит, что никогда не забудет, как люди разбегались в полной панике: «Никто не знал, куда бежать, как спастись».

Неделю спустя Коупленд был арестован. В его спальне полиция обнаружила нацистский флаг и вырезки из газет с сообщениями о взрывах.

Среди других в коллаже из вырезок была фотография Эмдада Талукдера.

«Мое фото было очень заметно среди остальных, — рассказывает он. — Я смотрел на фотографию и думал: «Боже, это полный кошмар».

Третья и последняя бомба, начиненная полутора тысячами гвоздей, взорвалась 30 апреля в битком набитом пабе «Адмирал Данкан» в лондонском Сохо. Большинство посетителей этого паба были геями.

27-летняя Андреа Дайкс, 32-летний Джон Лайт и 31-летний Ник Мур погибли на месте. Более 70 человек получили ранения, многие из них — чрезвычайно серьезные.

Джонатан Кэш, которому тогда было 30 лет, ждал в пабе знакомых.

«Я задел ногой большую спортивную сумку, которая лежала на полу. Заказал себе выпить, снова подумал о сумке и решил, что кто-то просто ее там забыл. Мысль, что это может быть бомба, у меня возникла, но я подумал, что подобные вещи происходят с другими, не со мной».

Бомба взорвалась в 18:37.

«Стол, на котором стояла моя кружка, просто исчез. Я ничего не видел из-за плотного, едкого дыма».

«Следующее, что я помню — как стою на четвереньках напротив магазинной витрины и смотрю на свое отражение. Я себя не узнал. В волосах была какая-то желтая грязь. Я заметил, что за мной остался след крови, но никаких травм не ощущал.»

«Я помню, как из соседнего паба вышла девушка со стаканом в руке, она улыбалась».

По словам Кэша, женщина произнесла гомофобное ругательство и сказала кому-то, что хочет «поближе посмотреть» на жертв.

Кэш говорит, что до сих пор нервничает, когда оказывается в толпе.

У Скотта Терри только что закончился рабочий день на почте, и он отправился в паб «Адмирал Данкан». Бомба взорвалась, когда он был уже внутри.

Взрывная волна вынесла его на улицу. Он лежал на тротуаре, почти ослепленный пылью и дымом. Его одежда загорелась.

«Я посмотрел на свои ноги и не увидел ничего кроме крови. Много крови. Мне было так больно, что я сдерживал дыхание и надеялся умереть как можно скорее», — говорит он.

Скотт Терри получил серьезные ожоги, и в него попали 74 гвоздя. Девять из них до сих пор в его теле — в позвоночнике.

Он провел полгода в искусственной коме. Как только Терри проснулся, он сразу же вспомнил все детали взрыва.

«Мне потом сказали, что я буквально стоял на бомбе», — говорит он.

«Я помню, что я кричал: «Что со мной происходит?» — а потом, как санитар держал меня и уговаривал не умирать. Что было дальше — не помню».

Профессор Гас Макграутер дежурил в больнице Университетского колледжа Лондона, которая принимала жертв взрыва в Сохо. Он говорит, что многие из них получили более серьезные ранения, чем после терактов «Ирландской республиканской армии».

Все врачи и медсестры хотели сделать все возможное, чтобы помочь пострадавшим, говорит он.

«Бомба лежала на полу: у многих были серьезно повреждены ноги. Нам привозили людей с частично оторванными конечностями», — говорит он.

После того, как Скотта Терри вывели из комы, он был переведен в ожоговое отделение. Ему пришлось вновь научиться ходить.

Терри говорит, что ему повезло выжить, но он регулярно сталкивается со всевозможными препятствиями в жизни.

«Каждый раз, когда я отправляюсь в аэропорт, мне нужно приносить справку от врача, что у меня в теле металлические предметы».

«Когда я принимаю душ или смотрю в зеркало, я вижу свои шрамы и думаю о том, что произошло. Это осталось со мной навсегда».

Марк Таллетт пил пиво в пабе «Адмирал Данкан» со своим партнером Тони и подругой Кэт, когда помещение вдруг погрузилось в темноту.

Обычный пятничный вечер превратился в кошмар.

«Мы вывалились наружу через дверь — похожие на беженцев, покрытых пылью и щепками», — говорит он.

«Если бы бармен обслужил нас чуть позже, то вполне возможно, что кому-то пришлось бы соскребать нас с пола».

Несколько дней спустя Марк Таллетт понял, что видел мужчину, заложившего бомбу в тот вечер. «Я помню молодого человека, который резко поставил свою пинту на стойку рядом со мной, что-то пробормотал и ушел».

Это и был Дэвид Коупленд, оставивший на полу паба сумку с самодельным взрывным устройством. На тот момент Коупленд уже успешно осуществил два взрыва в Лондоне.

«Я взял наше пиво на баре и отправился в глубину паба, где меня ждал Тони. Мы сделали пару глотков, а потом все случилось», — говорит Таллетт.

Психологическая травма в связи со взрывом со временем прошла, но каждый раз когда кто-то говорит об этих событиях, он себя плохо чувствует.

«Каждый раз в годовщину взрыва возвращаются все воспоминания об этом ужасном вечере».

Полиции удалось вычислить Коупленда, хотя он действовал в одиночку, и планировал взрывы из своей спальни неподалеку от Лондона, что серьезно затруднило поиск.

В июне 2000 года Коупленд, который сам признал в суде, что хотел разжечь расовую войну, был приговорен к шести срокам пожизненного заключения.

В суде ему было сказано, что на свободу он — может быть — выйдет не раньше чем через 50 лет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние новости

Трамп в День Независимости США: «Нам не заткнут рот!»

По случаю Дня независимости США, который отмечается 4 июля, Дональд Трамп выступил около знаменитого барельефа с американскими...

Узбекистан помог таджикским гражданам, застрявшим в Казахстане, вернуться домой

Международная Организация по Миграции - Агентство ООН по миграции (МОМ), ЮНИСЕФ и Правительство Таджикистана совместными усилиями способствовали возвращению на родину  таджикских мигрантов,...

Ташкент в творческой и личной биографии режиссера и его музы

Пять лет назад  на 82-м году жизни в Москве в  хирургическом отделении Боткинской больницы скончался от сердечной недостаточности известный кинорежиссер Георгий Эмильевич...

The Economist (Великобритаия): кто правит миром?

Кризисы способны прояснить некоторые вещи. Во время финансового кризиса 2008 — 2009 годов клуб G20 вступил в свои права, что стало отражением того, как экономическое...

Только в Ташкенте 4 июля диагностировано 105 новых больных Covid-19

4 июля этого года в стране было зарегистрировано 312 новых случаев заболеваний коронавирусом. Из них 162 были зафиксированы в карантинных учреждениях, 142...

Больше похожих статей