Новости Узбекистана

Лучше проинформировать, чем объяснять, лучше объяснить, чем оправдываться.

Ўзбекча Ўзбекча

Светлый сайт   

→ Почему в Афганистане не становится спокойнее

Почему в Афганистане не становится спокойнее

Почему в Афганистане не становится спокойнее
В последние несколько дней в Афганистане очень неспокойно. В среду в Кабуле смертник взорвал учебный центр, где как раз шли занятия - погибли 48 человек.

В тот же день в провинции Баглан на севере страны 44 афганских полицейских и военных погибли в результате атаки на военную базу.

В тот же день талибы объявили, что больше не гарантируют безопасность сотрудникам Международного Красного Креста на контролируемых ими территориях, поскольку те не уделяют достаточно внимания членам движения, находящимся в кабульских тюрьмах.

В конце прошлой недели на протяжение трех дней талибы атаковали город Газни, занимающий стратегически важное положение между Кабулом и Кандагаром.

Хотя власти утверждали, что угрозы захвата города нет, по свидетельствам местных жителей, талибы практически полностью контролировали Газни все выходные, отойдя из города лишь к вечеру воскресенья.

От взрыва в учебном центре талибы открестились (подозрение пало на членов запрещенной в России группировки "Исламское государство"), однако об остальных своих успехах сообщают регулярно.

Действенная сила

Как полагают аналитики, у нынешнего обострения несколько причин.

Во-первых, прошел год с момента, когда президент США Дональд Трамп объявил об активизации борьбы с талибами. С тех пор их бомбили с удвоенной интенсивностью и даже убили несколько значимых фигур в движении.

Талибы напоминают, что эта кампания имела очень ограниченный успех - они по-прежнему сильны и могут осуществлять крупные операции в разных районах страны.

Во-вторых, афганское лето, наиболее пригодное для широкомасштабных по местным меркам операций, скоротечно. С наступлением осени проводить их станет труднее, а зима и вовсе сделает многие из них невозможными.

Но самое главное - талибы дают понять, что они являются действенной силой в Афганистане, и будущее страны не может решаться без их участия.

Прямые переговоры

Это напоминание не случайно: 23 июля в Дохе, где у талибов имеется свое представительство, состоялась встреча представителей движения с высокопоставленными американскими дипломатами.

Талибы настояли на том, чтобы встреча проходила без участия и даже присутствия представителей официального Кабула - и это условие было выполнено.

Разумеется, никаких судьбоносных договоренностей на встрече достигнуто не было. Талибы сообщили, что договорились встречаться и дальше и разрешить афганский конфликт посредством диалога.

Американцы вообще не сообщили ничего. Но здесь важно другое: похоже, отношение Трампа к афганской проблеме и методам ее решения изменилось.

За неделю до встречи в Дохе газета New York Times написала, что американские дипломаты получили директиву от администрации президента установить прямые контакты с "Талибаном". Это радикальное изменение подхода - ранее Трамп настаивал на том, что никаких переговоров с талибами вести не будет.

Интересно, что еще в феврале на конференции по безопасности в Кабуле президент Афганистана Ашраф Гани предложил признать "Талибан" политическим движением. Гани также предлагал начать переговоры без каких-либо предварительных условий, обещая прекращение огня, возможный обмен пленными и даже выдачу паспортов членам "Талибана".

Предложение это, однако, не получило развития - в немалой степени потому, что талибы не проявили к нему интереса.

Военный тупик

Главная проблема - это присутствие иностранных войск в Афганистане, в первую очередь американцев, напоминает редактор Афганской службы Би-би-си Давуд Азами.

Вопрос об их выводе талибы предпочитают решать напрямую с американцами, понимая, что с афганским правительством договориться об этом вряд ли удастся.

После решения этого вопроса можно будет говорить и о дальнейшем устройстве Афганистана и месте в нем представителей "Талибана". Пока же эта дискуссия беспредметна.

Давуд Азами полагает, что и в Кабуле, и в горах Пакистана, где скрывается руководство движения, понимают, что потенциал для силового решения в Афганистане исчерпан: ни одна из сторон не может подчинить себе всю страну и истребить противника.

Кажется, это поняли и в Вашингтоне, где к тому же попросту устали от длящейся уже 17 лет войны, которую невозможно выиграть и которая влетает в копеечку американскому налогоплательщику.

В этих условиях "Талибан" может рассчитывать на участие в процессе примирения, причем в одной из главных ролей. Ну а чтобы в Кабуле и Вашингтоне не посчитали это слабостью, движение демонстрирует свою военную мощь.

"Талибан" и другие

На пути к примирению, тем не менее, еще остается немало препятствий.

Во-первых, настроения в самом "Талибане". С одной стороны, объявив в июне о трехдневном прекращении огня по случаю Ураза-Байрама, талибы (кстати, как и правительственные силы), практически безукоризненно его соблюдали.

По мнению Давуда Азами, это демонстрирует силу и авторитет руководства движения в не меньшей степени, чем способность проводить координированные нападения в разных частях страны.

По мнению востоковеда Алексея Малашенко, единства в рядах "Талибана", которым движение традиционно гордилось, уже давно нет. Многие его члены устали от бесконечной войны и с удовольствием откажутся от вооруженного сопротивления, тем более что военное давление на талибов все эти годы было весьма значительным.

Однако к мирной жизни и политической борьбе готовы далеко не все. Наиболее радикально настроенные талибы покинут движение и уйдут в конкурирующие группировки вроде ИГ - хотя таких, как полагают эксперты, будет не так много. Борьба с "раскольниками" в афганских горах может затянуться на десятилетия, как, собственно, и случилось с самими талибами, разгромить которых не удается уже 17 лет.

Во-вторых, "Талибан" существует и действует не сам по себе. Сегодня в поддержке движения обвиняют в первую очередь Пакистан, Россию и Иран.

Все они отрицают, что передают талибам оружие (сами талибы утверждают, что оружейный рынок Афганистана и без того богат всем необходимым), однако признают, что поддерживают отношения с движением. Очевидно, что и Исламабадом, и Москвой, и Тегераном движут практические соображения, которые не всегда совпадают.

В Пакистане талибов поддерживали всегда - собственно, само движение родом оттуда. Россию же талибы (многие из которых - бывшие муджахеддины, воевавшие против советских войск в Афганистане) исторически считали врагом.

Региональные интересы

Многие обозреватели отметили совпадение по времени ухудшение отношений Москвы и Вашингтона (и Вашингтона и Исламабада) и рост российской активности в Афганистане.

"Было бы преувеличением сказать, что Россия рассматривает талибов как стратегического союзника. Скорее всего, налаживая связи с "Талибаном", Москва пытается решить краткосрочные и среднесрочные задачи. Поддерживая талибов, Россия может больно ущипнуть США в этом регионе, с одной стороны, и не допустить укрепления ИГ, с другой", - полагает редактор Афганской службы Би-би-си Асиф Маруф.

Однако наряду с желанием осложнить жизнь американцам и НАТО в целом у России есть и свои интересы в стабилизации Афганистана: исламистское подполье и афганский героин. Ни то, ни другое России не нужно, поэтому сильная власть в Кабуле, которая перекроет этот "экспорт", вполне в интересах Кремля - кстати, и других стран тоже.

Похожие соображения движут и Тегераном. Более того, по некоторым сведениям, талибы налаживают каналы связи и с другими региональными игроками, в первую очередь, с Индией и Китаем.

Когда будет мир?

При том, что стратегические интересы региональных держав в Афганистане, видимо, совпадают, методы их реализации могут существенно различаться.

Снова допустить захват власти талибами ни западные, ни соседние страны, по-видимому, не согласятся - хотя бы потому, что, находясь у власти, талибы не сумели ни решить вопросы наркотрафика, ни пресечь экспорт джихадистов (да и не очень-то стремились это сделать).

Однако без включения "Талибана" в афганский мирный процесс добиться успеха тоже вряд ли получится. Талибы же не устают напоминать, что они - сила, с которой нельзя не считаться. Согласно недавнему исследованию Би-би-си, члены движения сегодня активно действуют примерно на 70% территории Афганистана.

А это означает, что военные действия в Афганистане (и сопутствующие им многочисленные жертвы, в том числе среди мирных жителей) в ближайшее время не прекратятся.

Михаил Смотряев Русская служба Би-би-си
Комментарии
Вопрос: Сколько пальцев у человека на одной руке? (ответ цифрами)
Топ статей за 5 дней

Ректор Университета журналистики оказался в центре скандала (видео)

Узбекистанцам ограничат беспошлинный ввоз товаров из соседних государств

Взрыв в Бухарской области унес жизни пяти молодых женщин. МЧС обнародовало имена погибших и пострадавших

Официально: камеры в Ташкенте фиксируют 7 видов правонарушений

Реклама на сайте
Похожие статьи